Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ   |  купить фото

«Выделять один кластер и поддерживать только его — неправильно»

Владелец РИАЛа Юрий Борисовец о взаимоотношениях власти и бизнеса

Коммерсантъ (Пермь) от

Инициативы правительства по изменению регионального налогового законодательства столкнулись с интересами бизнеса на фоне неблагоприятной экономической ситуации, полагает генеральный директор РИАЛа, руководитель фракции партии «Единая Россия» в законодательном собрании ЮРИЙ БОРИСОВЕЦ. Он рассказал „Ъ“ о том, что дальше будет происходить в экономике, какие проекты придется приберечь до лучших времен и что будет с индустриальным парком на бывшей промплощадке завода имени Дзержинского.


— Юрий Львович, вы не первый руководитель фракции «Единой России», но, пожалуй, самый неудобный. Ходили даже слухи, что вас собирались сместить… Как вы себя ощущаете в роли руководителя?

— У нас большое объединение депутатов, разных по интересам и по духу. Далеко не все являются членами партии. Таким большим объединением управлять непросто, но своим достижением я считаю то, что решения принимаются путем голосования, а не продавливания чьих-то интересов. И все вопросы обсуждаются. Это не всем нравится, потому что фракция — очень удобный инструмент для формирования нужных решений. Всегда есть искушение прийти и потребовать консолидированного решения, вместо того чтобы ходить и убеждать депутатов на рабочих группах и комитетах. Но к нам с предложением «Голосуем!» давно уже никто не приходил.

— Но есть ощущение, что вы стали больше прислушиваться…

— Действительно, в последнее время отношения законодательного собрания и правительства стали носить более конструктивный характер. Наверное, нужно говорить о том, что изменился стиль этих отношений. В моем понимании, он зависит напрямую от главы администрации губернатора. В новейшей истории их было трое: нынешний депутат Госдумы Григорий Куранов, Дмитрий Самойлов, сейчас возглавляющий администрацию Перми, и Алексей Фролов. Первый никогда не агитировал депутатов, но парламент его поддерживал всегда. При втором настроения и принципы взаимодействия сменились… Но когда на депутатов давят с одним простым предложением «ты голосуй», без какого-то обсуждения сути вопроса, это приводит к определенным результатам! При нем, кстати, и возник термин «группа товарищей». Откуда он возник? Есть «хорошие» депутаты — они обычно не читают документов и молча голосуют. А есть те, кто привык задавать вопросы, и с нами правительству непросто. А когда у чиновников что-то не получается, а оправдать свою некомпетентность хочется, приходится выкручиваться. Вот они и придумали этот мем. Нынешний глава администрации сам был депутатом, и он выстраивает отношения с позиции диалога, что коллегами хорошо воспринимается.

— На последнем пленарном заседании депутаты приняли несколько принципиальных решений. И одно из них в будущем изменит систему местного самоуп­равления в крае. Почему вы оказались против прямых выборов?

— Я уверен, что в самой процедуре выборов нет страховки от неудач. Избрать «хорошего парня» можно, но насколько хорошо он будет управлять городом? Если у человека нет потенциала, сколько бы избирателей за него ни проголосовало, толку от его работы не будет. Все зависит от личности. Я принимал участие в обсуждении реформы на площадке Государственной думы, когда она только начиналась. Уже тогда далеко не все хотели оставлять прямые выборы…

В этой ситуации схема, принятая парламентом, более устойчива: можно будет отозвать и сити-менеджера, и главу. И значимость депутатских выборов, и цена мандата в финальной конструкции повышается. Ведь голосуя за депутатов в территориях, жители знают, что их представитель теоретически сможет стать главой. И это мотивирует их делать выбор ответственно.

Я понимаю жителей Перми, которые от этой двойной схемы ничего хорошего не видели, но это не значит, что прямые выборы — панацея от всех бед. Ведь есть, к примеру, Пермский район, где все совсем по-другому. Значит, нам нужно научиться готовить управленцев и более грамотно подходить к формированию этого института.

Не надо также забывать, что федеральная модель предписывала поделить город Пермь на семь округов, каждый со своим сити-менеджером и мини-парламентом. И попытки построить реформу в соответствии с этой моделью были предприняты в Челябинской области. Мы, к счастью, этого избежали.

— Другой весьма дискуссионный законопроект — поправки в закон о налогообложении. Вы за какой вариант реформы?

— Предложений по отмене льгот по налогу на прибыль в Пермском крае на самом деле было два. Правительство внесло законопроект о новых налоговых льготах и об отмене старых в октябре, но до него был еще законопроект депутата Бурнашова, который просто отменял льготу по налогу на прибыль на территории Пермского края. Я поддержал предложение Алексея Бурнашова, потому что оно было лаконичным и его было проще переделать. Но поскольку его вариант коллеги не поддержали, я голосовал за законопроект правительства. Я делал это с одной лишь только целью — чтобы в парламенте появилась площадка для обсуждения поправок в налоговое законодательство. Законопроект оказался настолько резонансным, что в рабочую группу записалась половина парламента и поступило порядка трехсот поправок. Депутаты предупредили правительство, что в короткие сроки с этим не разобраться.

Честно говоря, правительство опоздало с внесением этого документа — и по времени, и по ситуации. Отменять льготы в кризис — неправильно, в такие моменты предприятиям надо помогать. Сейчас очень осторожно можно наде­яться вообще на какую-либо прибыль предприятий. Другое дело — налог на имущество. Он начинает играть главную роль как системообразующий налог на территории края, поэтому льгота по этому виду налога имеет существенное значение для предприятий, особенно для новых производственных комплексов.

Поскольку данный законопроект во втором чтении в этом году принят не будет, в следующем году в Прикамье продолжит действовать льгота по налогу на прибыль в полном объеме. А вот льгота по налогу на имущество, поскольку она улучшает положение налогоплательщиков, может быть введена и в следующем году. Желательно принять ее до 1 июля 2015 года, чтобы попасть в бюджетный процесс. Инициатива по повышению транспортного налога в итоге из законопроекта была исключена. Это значит, что в 2015 году налог не будет увеличен. И скорее всего, этого не произойдет и в 2016 году.

— И спор будет идти о льготах для конкретных видов бизнеса, именно это направление развития дискуссии уже задало правительство, определив ОКВЭДы?

— Предложение правительства определять льготы для бизнеса, исходя из конкретных видов экономической деятельности, взялось из закона, который работает в Калужской области. Но мы отличаемся от Калужской области. Там ничего не было, леса и болота, поэтому местное правительство определило виды бизнеса, которые оно готово стимулировать. То есть буквально обещало льготы конкретным отраслям. А в Пермском крае есть все виды производств, и все они важны, и потому выделять какой-то кластер и заявлять, что мы будем поддерживать металлургов, неправильно. Очевидно, надо применять более широкое толкование: например, отделять сырьевиков от переработчиков. В этом направлении и будут идти дальнейшие дискуссии с правительством.

— С имуществом понятно. А по поводу отмены льготы по налогу на прибыль — своевременно ли это решение?

— Я считаю, что льготу отменять надо, но время слишком неподходящее. Мы не понимаем размер экономической беды, которая нас настигает. Судя по всему, этот кризис не будет таким скоротечным, как в 2008 году, поэтому надо прогнозировать, что прибыль скоро исчезнет из обихода. И формулировка «планово-убыточные» станет привычной.

— Как вы сейчас для себя ощущаете горизонт этой нестабильности?

— Есть ощущение, что новый этап, в который мы входим, будет долгим. Главное — осознать, что супердоходности, к которым привыкла некоторая часть населения, вернутся вряд ли. Были же времена, когда можно было взять ипотеку, построить квартиру, продать ее и купить две. Вот такого больше не будет. Деньги надо будет зарабатывать. В этих условиях надо адаптироваться и начинать развиваться. Жизнь придет к определенному пониманию, что норма рентабельности 10–15% — это очень хорошо.

Ситуация в экономике ухудшается очень быстро. Это видно всем, кто «в рынке». А это значит, что изменят политику банки, они уже это делают. Мы помним, что в кризис 2008 года проценты увеличились почти вдвое. Вообще, все зависит от длительности цикла этого экономического кризиса. Если он будет долгим, мало кто останется «в живых».

— Есть проекты, которые вы заморозили?

— В кризис довольно сложно заниматься крупными строительными проектами, поэтому мы отложили строительство третьей очереди «Колизея». Нам не нравится, что «Колизей» сейчас выглядит не совсем так, как мы задумывали, и мы планируем реализовать проект до конца. Cinema и Atrium — это только два пусковых комплекса. Планировалось соединить их друг с другом переходом и построить еще одно здание за Cinema. И мы не «задвинули» эти планы, хотя и понимаем, что быстро это не произойдет.

Мы по-прежнему намерены заниматься созданием тепличного хозяйства. У нас есть площадка в 16 га и проект, готов персонал, но нам на данном этапе не хватает финансирования. А вложения запланированы большие, порядка 100 млн долларов. Этот проект не принесет нам сверхприбыли, но позволит обеспечить половину жителей Перми свежими овощами. Как известно, после того как погиб «Верхнемуллинский», своих овощей в городе не выращивается. Будем надеяться на лучшее, но не завтра.

— Еще один проект РИАЛ реализует на пятой промплощадке завода имени Дзержинского. Расскажите о нем подробнее…

— Индустриальный парк на 5-й промплощадке, ранее принадлежавшей заводу имени Дзержинского, мы развиваем в течение последних лет. Сегодня на площадке работает примерно 150 юридических лиц, треть из них занимается производством.

У нас практически готова концепция индустриального парка. Мы считаем ее новацией, потому что индустриальные парки в России строятся пока по одному пути: государство вкладывает, строятся коробки, а вырастает там бизнес или нет, никого не печалит. Наша модель другая: РИАЛ дает условия для развития, формирует бизнес-единицы, чтобы потом они могли самостоятельно участвовать в госпрограммах или привлекать банковское финансирование. И мы действуем в рамках государственной политики. О том, что именно индустриальные парки являются одной из составляющих эффективного развития экономики, в своем послании Федеральному собранию говорил и президент Владимир Путин.

Но появились обстоятельства, которые вынуждают нас бросить этот проект. Арбитражный суд Пермского края и Семнадцатый апелляционный арбитражный суд, к нашему огромному удивлению, вынесли решение о том, что промплощадка № 5 была приобретена нами в 2008 году незаконно. Мы считаем это решение неправосудным и намерены использовать все законные способы отстаивания своих интересов.

— Вы намерены оспаривать решение по промплощадке № 5 в кассации?

— Кассационная инстанция не решает вопросы по существу, а анализирует только процессуальные нормы. А мы не согласны с решениями по существу, поэтому подали заявление о совершении преступления в Главное управление экономической безопасности России. Считаем, что состав налицо, но называть фамилии фигурантов не буду, чтобы не будоражить общественность. А вот о судебной экспертизе, на которую опирался арбитражный суд, скажу. Я считаю, что она была проведена некорректно и непрофессионально. Ее проводили два инженера-экономиста, выпускницы «политеха» прошлого века, которые, по моему мнению, не обладают специальными знаниями, достаточными для проведения такой экспертизы. Я тоже окончил «политех», и с отличием, но у меня даже мысли нет заниматься экономическим анализом! Правда, одна из экспертов все же окончила двухдневные курсы повышения квалификации… Приведу выдержки из экспертизы, их запросто можно цитировать в ComedyClub: «Бухгалтерский баланс состоит из двух частей — левой и правой». Или вот: «Даже если организация имеет огромные активы, но большая их часть приобретена за счет кредитных ресурсов, то данная организация может считаться состоятельной, но не богатой». И эту экспертизу первая и вторая инстанции считают доказанной и именно она лежит в основе решения о том, что имущество у нас должно быть изъято. Но еще меня «радует» цена: за этот труд суд обязал заплатить им 2,8 млн руб. Да за такие деньги профессионалы-экономисты трудятся несколько лет!

Наша позиция проста: мы заплатили за этот актив деньги. Экспертиза, кстати, не спорит с тем, что это наши деньги. Так почему сейчас мы должны вдруг стать мошенниками и вернуть промплощадку? Мы не собираемся соглашаться с этим!

Никогда мы не занимались управлением заводом и не собираемся этим заниматься. Наша группа оказалась кредиторами завода случайно. Это была просьба уважаемого банка, на которую мы не могли не откликнуться. И вся наша деятельность была направлена на то, чтобы получить свою кредиторскую задолженность. Что мы и делали, отчасти успешно. И сейчас мы начинаем думать, что являемся потерпевшими, поскольку все деньги с завода нам получить не удалось, в совокупности не менее 200 млн руб.

— Группа РИАЛ является заметным игроком на рынке земельных активов в Пермском районе. И вам действительно удается притягивать инвестиции на территорию района. Каким образом?

— Мы хорошие коммуникаторы: нас многие знают, что позволяет нам придумывать нестандартные ходы. На многих участках реализуются интересные девелоперские проекты. На Нестюковском тракте группа «Тандер» (розничная сеть «Магнит») строит свой распределительный центр. Рядом построен перспективнейший завод оптиковолокна — именно его членам федерального правительства на Пермском инженерном форуме презентовала Пермская приборостроительная компания. Ведем переговоры с инвесторами по поводу строительства центра по подготовке и ремонту железнодорожных цистерн. Есть инвестор, который хочет построить завод по производству малеинового ангидрида.

— Какую стратегию в нынешних непростых условиях выбираете в отношении промышленных активов РИАЛа?

— РИАЛ — это «Российский индустриальный альянс», и в основном мы занимаемся промышленностью. Мы достраиваем химкомбинат в Березниках, на площадке «Сода-Хлората», который будет заниматься производством технического гидрата окиси калия (едкий кали) реактивной чистоты. Это уже чисто экспортный продукт, применяется в медицине и фармацевтической промышленности. Предприятие уникально, построено по ведущим европейским и японским технологиям, точно самое передовое в Пермском крае в своем сегменте. Объем инвестиций превысил 4 млрд руб., а прогнозируемый оборот по году — 2 млрд руб. Всего в Березниках мы откроем 367 рабочих мест. Запустить предприятие планируем весной следующего года.

Мы также намерены развивать и наше строительное подразделение, чтобы сделать его предприятием полного цикла. Принято решение о том, что «Австром» займется строительством многоэтажных домов каркасного типа. Так что нам есть чем заниматься.

Интервью взяла Надежда Емельянова


Материалы по теме:

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя