Коротко


Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Кредиты смутного времени

предприимчивость

После десяти лет тепличных условий существования, когда спрос в экономике обеспечивался за счет поступающей в страну выручки и больших социальных и инвестиционных расходов государства, работать бизнесу придется по более жестким правилам. Каким?


Принцип неопределенности


Нынешняя экономическая ситуация в России не повторяет кризис 2008-2009 годов ни по структуре проблем, ни по темпам развития, ни по возможным сценариям, да и причины, приведшие к стагнации, другие. Но, как и раньше, одним из главных факторов выживания остается способность компаний работать в предлагаемых обстоятельствах, в новых, не всегда комфортных для бизнеса условиях. Это относится и к рынку корпоративного кредитования.

Проблемы в российской экономике нарастали постепенно. И было бы неверно говорить о том, что все они обусловлены исключительно внутренними факторами. О стагнации разговор зашел еще в 2013 году, то есть задолго до возникновения геополитических рисков. Свою роль здесь сыграли и замедление глобальной экономики, и изменение оценки перспектив роста и развития. По итогам 2013 года мировая экономика выросла всего на 2,1% — это самый низкий показатель с 2009 года, то есть со времени завершения острой фазы финансового кризиса. При этом представители Международного валютного фонда (МВФ) отметили, что в развивающихся странах наблюдается "тревожное торможение". Россия исключением не стала: мы видели постепенное ухудшение большинства ключевых макроэкономических показателей, хотя рост ВВП по итогам 2013 года составил 1,3%.

Обострение геополитической ситуации и введение западными странами санкций в отношении России стали лишь катализаторами негативных процессов, наблюдаемых в экономике. Если говорить об их влиянии на финансовую систему страны, то в первую очередь следует назвать ее изоляцию от международных рынков капитала. Для многих заемщиков они закрылись, для остальных заимствования стали существенно дороже. Плюс к этому под санкции подпал ряд ведущих российских экспортеров, что создало для них сложности со сбытом продукции. В этом плане ситуация во многом аналогична сценарию 2008 года: тогда тоже закрылись внешние рынки капитала и упал спрос на продукцию российского экспорта — правда, по другим причинам. Снижение цен на нефть лишь усиливает это сходство.

Российские власти пока пытаются действовать методами, неплохо зарекомендовавшими себя в 2008-2009 годах. Они девальвировали рубль, более того, отказались от политики валютного коридора, чтобы смягчить влияние внешних шоков на экономику, Центробанк резко увеличил объемы рефинансирования банковской системы, правительство стало рассматривать программы поддержки ключевых предприятий.

Но вместе с тем неопределенность остается. Во многом из-за того, что неизвестно, как долго продлится режим санкций, будут они ужесточаться или нет, какие сектора экономики затронут. Поскольку все это определяется в основном политическими причинами, учитывать соответствующие риски в рамках экономического анализа затруднительно.

К тому же очевидно, что дело не только в политике или санкциях. Очень вероятной сейчас выглядит гипотеза о том, что экономика России просто исчерпала резервы экстенсивного роста и для перехода к новому циклу развития требуется проведение довольно серьезных структурных реформ, смена модели развития. Собственно говоря, ранее уже была сделана ставка на инновации и модернизацию. Однако этот механизм пока не заработал, и что ждет соответствующие инвестиционные программы в условиях наметившихся бюджетных сложностей, пока не ясно.

В октябре МВФ опубликовал доклад, согласно которому ВВП России по итогам нынешнего года вырастет на 0,2%, а оценка экономического роста в 2015 году составляет 0,5% ВВП, тогда как еще в июле МВФ прогнозировал темпы вдвое более высокие — на уровне 1% ВВП. А в начале текущего года фонд предполагал, что в 2014 году экономика России вырастет на 2%.

Российское Минэкономики, в свою очередь, недавно признало, что инфляция по итогам нынешнего года точно выйдет за пределы прогнозных 7,5%, и даже заявило о возможном пересмотре прогнозных цен на нефть. Последнее неудивительно, учитывая, что 18 ноября Минэнерго США опубликовало прогноз, согласно которому цены на нефть могут упасть до $50 за баррель. При этом в тот же день министр финансов России Антон Силуанов сообщил, что российская экономика вступит в фазу рецессии, если цена на нефть упадет до $60 за баррель.

Все это, безусловно, не может не затрагивать рынок корпоративного кредитования.

Ставка на резкость


Прежде всего обращает на себя внимание весьма резкий рост ставок по кредитам корпоративным заемщикам. По словам банкиров, с весны, когда начали вводиться санкции, процентные ставки по кредитам уже выросли на 300-400 базисных пунктов, в среднем до 17% годовых.

Это, вероятно, связано прежде всего с закрытием западных рынков капитала, являвшихся главными поставщиками дешевых денег для российской экономики. Отметим, что проблемы здесь могли бы быть гораздо более серьезными — финансирование у банков могло бы не подорожать, а просто закончиться, как это было во время кризиса 2008-2009 годов. Но этого варианта пока удалось избежать — в основном благодаря действиям Банка России, который резко нарастил объемы рефинансирования банковской системы. По данным ЦБ, за период с 1 января по 1 ноября сумма средств, полученных российскими кредитными организациями от Центробанка, увеличилась с 4,4 трлн до 6,2 трлн руб. (на 1 января 2013 года она, кстати, составляла лишь 2,7 трлн руб.). Выступая недавно в Госдуме, глава ЦБ Эльвира Набиуллина отметила, что в текущем году Банк России активно развивал кредитование банков под залог кредитных требований и его объем вырос на 1,5 трлн руб. Иными словами, ЦБ стремится всеми способами рефинансировать кредиты реальному сектору.

Вторая причина роста ставок — ухудшение качества заемщиков, вызванное общим спадом в экономике. Снижается спрос на продукцию, у предприятий сокращаются выручка, возможность обслуживания долга. По данным ЦБ, объем просроченной задолженности в кредитных портфелях российских банков за первые десять месяцев текущего года уже вырос с 1,4 трлн до 1,8 трлн руб., при этом банки вынуждены были увеличить резервы на потери по ссудам с 2,4 млрд до 3,1 млрд руб. Очевидно, что необходимость дополнительного резервирования банками средств также приводит к росту ставок по кредитам.

Что касается дальнейшей динамики ставок, банкиры предполагают, что после нынешнего резкого скачка они на время стабилизируются — по крайней мере до конца года. В дальнейшем же многое будет определяться как политическими, так и макроэкономическими показателями. Стоит, правда, отметить, что дальнейшего резкого роста ставок ожидать все же трудно даже в случае ухудшения ситуации в экономике и новых сложностей с рефинансированием банковской системы. Дело в том, что и нынешний уровень процентных ставок для многих предприятий и даже отдельных отраслей уже является запредельным: маржинальность бизнеса не позволяет обслуживать такие займы. Если поднять ставки еще выше, то брать кредиты станет просто бессмысленно. Однако из этого вовсе не следует, что компаниям, маржинальность бизнеса которых выше нынешнего уровня процентных ставок, автоматически следует идти в банки за новыми кредитами с уверенностью, что эти займы они смогут пролонгировать. Просто потому, что не менее, а пожалуй, даже более важной, чем рост ставок, тенденцией на рынке кредитования стало ужесточение требований к заемщикам. И в этом плане развитие ситуации непредсказуемо.

Процент перетекания финансов


Общие принципы оценки банками качества заемщиков с наступлением кризиса не изменились. Банкиров во все времена в первую очередь интересовала их платежеспособность, способность бизнеса генерировать достаточные для обслуживания долга финансовые потоки.

С этой точки зрения взять кредит сейчас стало значительно сложнее. Причем речь идет не о возможном повышении ставок для отдельных категорий заемщиков, а о принципиальном согласии банков кредитовать их.

Финансисты отмечают несколько основных причин сложностей с получением кредитов.

Прежде всего это ухудшение текущего финансового положения предприятий: чаще всего заемщики выпадают из числа потенциальных клиентов на получение кредитов с ухудшением своего кредитного качества. Довольно часто это связано с отказом банков-кредиторов, в том числе из-за проблем с ликвидностью, пролонгировать или рефинансировать ранее выданные кредиты. Это вынуждает предприятия отвлекать на погашение займов оборотные средства, допускать просрочки платежей — словом, резко ухудшать показатели своей платежеспособности. Причем речь идет не только о сложностях конкретных предприятий, но и о системе в целом — например, многие контрагенты начали задерживать платежи и именно из-за этого у довольно большого числа предприятий возникли сложности с обслуживанием долгов.

Играет свою роль и перерастание процентного риска в кредитный. Когда банки начинают повышать процентные ставки по кредитам, это увеличивает кредитную нагрузку на заемщика, что автоматически снижает его кредитное качество.

Третья группа проблем связана с общеэкономическими тенденциями. Экономический рост отсутствует, реализуется меньшее количество инвестиционных проектов, у предприятий падает выручка, снижается прибыль. В такой ситуации банкиры при анализе кредитных рисков склонны рассматривать не оптимистичные и даже не нейтральные, а негативные сценарии развития ситуации. Что, разумеется, отражается на том, какие проекты банки готовы финансировать. Кроме того, ужесточаются требования к обеспечению по кредитам: практически во всех случаях требуется залог, стоимость которого должна перекрывать объемы финансирования. При кредитовании под залог оборотных средств банкиры требуют, чтобы выручка предприятия формировалась за счет нескольких независимых контрагентов. И следовать этим правилам все сложнее.

Рецепты успеха


Вместе с тем в нынешней ситуации пока нет ничего трагического. Российские банки продолжают выдавать кредиты: по данным ЦБ, суммарный объем кредитов отечественных банков российским нефинансовым организациям за десять месяцев текущего года увеличился с 20,3 трлн до 23,5 трлн руб. Рост этот, конечно, во многом формальный, связанный с переоценкой валютной части кредитных портфелей. Но все же деньги в банковской системе есть.

Главный вопрос, насколько российский бизнес готов работать в новых, более жестких условиях. Конечно, после десяти лет тепличных в целом условий существования, когда спрос в экономике обеспечивался за счет поступающей в страну выручки и больших социальных и инвестиционных расходов государства, работать будет непросто. Вместе с тем рецепты успеха здесь не новы: они во многом совпадают с теми условиями, которые выдвигают банкиры заемщикам, желающим получить кредит.

Первый — более ответственное финансовое планирование. Заемщику, чтобы доказать свою финансовую состоятельность, придется предоставить план погашения кредита в условиях падения спроса на продукцию, возникновения проблем у контрагентов, подорожания обслуживания долга и т. п.

Второй — грамотное управление рисками, диверсификация рисков на контрагентов, источников финансирования, построение гибкой системы финансового менеджмента, использование различных инструментов финансового рынка. Третий — повышение рентабельности, в том числе за счет сокращения издержек, повышения эффективности управленческой системы, внедрения новых технологий.

Но, как показывает практика, в благополучные времена отечественный бизнес о таких вещах редко задумывается. А проблемы в экономике, если, конечно, они не станут хроническим заболеванием, при котором мало кто выживает, идут ей на пользу, позволяя отсеять наименее эффективные формы бизнеса. Так что сейчас у отечественных бизнесменов есть шанс отличиться и показать, на что они способны в качестве управленцев. Проводить проверку выбранной стратегии путем экспериментов на живых людях при этом не всегда обязательно — неплохим критерием ее качества станет положительная оценка со стороны кредитного комитета банка-кредитора.

Петр Рушайло


Тэги:

Обсудить: (0)

"Инструменты финансирования". Приложение от 01.12.2014, стр. 17
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение