Коротко


Подробно

3

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

12 друзей Пасифик Оушена

Барак Обама собирает свою группировку на Тихом океане, а Си Цзиньпин и Владимир Путин — общую

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера президент России Владимир Путин принял участие в работе пленарных заседаний саммита АТЭС и выступил против распада этой организации на противоборствующие блоки. О том, что это за блоки и почему такая вероятность существует, рассказывает специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ. Кроме того, следует продолжение сериала "Путин--Обама".


Первое пленарное заседание лидеров стран АТЭС началось только вчера, километрах в сорока от Пекина, в месте, которое, безо всякого преувеличения, является китайским Константиновским дворцом. Здесь есть вид на озеро (Финский залив) с просторной лестницей, ведущей к нему от дворца. Гостевые коттеджи для президентов. Пресс-центр в зоне прямой видимости пагоды (Константиновский дворец), где идут заседания. Смущает, правда, величественная сфера в полукилометре от пагоды, на другом берегу озера. Такое впечатление, что в землю врезалась огромная летающая тарелка (может, это и правда так).

На двух закрытых заседаниях участников саммита, которые прошли вчера, по идее могли происходить вполне драматичные события. Дело в том, что американский президент Барак Обама активно формирует свое Транс-Тихоокеанское партнерство (ТТП). Оно у него состоит из 12 стран. России в этом партнерстве нет и не предвидится. Более того, есть проблемы и среди этих 12 стран. Не согласен со многими положениями, которые продвигает Барак Обама, премьер-министр Японии Синдзо Абэ, а без Японии это партнерство таким словом уже даже не назовешь.

С другой стороны, есть предложение председателя КНР Си Цзиньпина о формировании Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли. Оно о том, чтобы создать в регионе открытый рынок, максимально либерализовать его. Россия в этом проекте учитывается, можно сказать, в первую очередь.

По информации "Ъ", 10 ноября перед самым началом саммита в посольстве США в Пекине Барак Обама собрал лидеров 12 стран, которых он видит в качестве своих транс-тихоокеанских партнеров, и сказал, что уверен: сегодня они решат большинство уже раздирающих их противоречий. А если Япония откажется от своих амбиций по особому режиму экспорта сельскохозяйственной продукции — в успехе предприятия можно вообще не сомневаться.

Но договориться в очередной раз ни о чем не удалось.

Странно, что при этом американский президент принимает активное участие в работе АТЭС и согласен с "дорожной картой", которую в итоге принял саммит. Он и китайский председатель предлагают примерно одинаковые по смыслу реформы экономических отношений между странами АТЭС, но с принципиально разным набором стран.

И в самом деле, именно по этому поводу шла, кроме прочего, вчера дискуссия на первом закрытом заседании участников АТЭС.

Владимир Путин, как и остальные, выступал в закрытом режиме. Впрочем, речь его не представляет секрета, тем более что в основном формулировки были настолько обтекаемыми, что секрета не стоило бы делать из них в любом случае.

Между тем Владимир Путин высказался и по существу: он сказал, что страны Азиатско-Тихоокеанского региона "не должны разделяться на отдельные, конкурирующие между собой объединения".

Правда, после этого они вряд ли перестанут разделяться.

В приложении А итоговой декларации говорится о том, что Азиатско-Тихоокеанская зона свободной торговли (то есть проект Китая) "будет реализовываться параллельно с процессом АТЭС. "АТЭС будет поощрять одностороннюю торгово-инвестиционную либерализацию, а также проведение реформ на национальном уровне, продолжит играть роль инкубатора идей для Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли, а также обеспечивать руководство и интеллектуальный вклад в ее создание".

Таким образом, по этой версии, Азиатско-Тихоокеанская зона свободной торговли будет для АТЭС примерно тем же, чем стал Евразийский союз для ЕврАзЭС: его могильщиком. Первый формат призван рано или поздно упразднить другой, несмотря на то, что пока они как будто бы станут развиваться параллельно (так было и в случае с Евразийским союзом).

США подписались и под итоговой декларацией, и под приложением А, а также под приложениями В, С и D.

Но при этом с новой силой намерены создавать свое компактное Транс-Тихоокеанское партнерство.

После заседания лидеры отправились отбывать очередную повинность совместного фотографирования. На ней, когда собрались почти все, не хватало трех человек — председателя КНР, президента США (которого российский президент перед началом заседания, видимо, в продолжение вчерашнего вечернего разговора — см. "Ъ" за 11 ноября — поощрительно похлопал, проходя мимо, по плечу, и рубль, судя по всему, сразу еще больше укрепился, хотя бы минут на десять) и, конечно, самого российского президента.

Потом появился Си Цзиньпин, и только еще через пару минут — Владимир Путин и Барак Обама, что-то обсуждавшие по пути. Если накануне, перед такой же церемонией в Пекине, президенты России и США и договаривались не афишировать свое общение (хотя оно случилось в достаточно полном объеме), то теперь, видимо, не считали нужным этого делать.

Встретился Владимир Путин и с австралийским премьером Тони Эбботтом. Встречу следует признать долгожданной, особенно для австралийского премьера: ведь это он обещал своему народу взять на ней Владимира Путина за грудки, и не фигурально.

Но, видимо, руки не поднялись.

Поэтому работал языком.

Говорили про сбитый малайзийский Boeing. Господин Эбботт настаивал на том, что останки тел и самолета надо было выдавать скорее, а господин Путин — что Киеву для этого не нужно бомбить место катастрофы.

Вот и поговорили.

В процедуру саммита входила еще и церемония посадки деревьев.

Особые китайские сосны были уже посажены и организованы в лес. Но возле каждой лежала кучка песка и лопата. Барак Обама копнул два раза для приличия и стал гулять по лесу, Владимир Путин прикопал свою сосну со странной мечтательно-рассеянной улыбкой, Си Цзиньпин сделал свое дело старательно и не забыл полить.

После этих формальностей и обеда, насчет которого участники саммита после посадки деревьев думали, видимо, что заслужили его, они вернулись к прерванным занятиям, то есть к обсуждению проблем региона. Владимир Путин и Барак Обама снова встречались и разговаривали, казалось, при любом удобном случае: до обеда, перед самым началом второго заседания.

Все-таки они что-то хотели еще и еще сказать друг другу. Владимир Путин — возможно, о том, что к 17 ноября не надо давить на ЕС, чтобы он принимал новые санкции против России: в конце концов ясно ведь, что Россия решила уважать выборы в ЛНР и ДНР, а не признавать их.

Впрочем, не нужно слишком хорошо знать господина Путина, чтобы понимать: ни за что он не будет говорить об этом с американским президентом ни в каком тоне.

Да и вообще не так все это делается...

Вот по плечу, проходя мимо, похлопать может: так, мелкое хулиганство, легкий троллинг...

Так что пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сообщил, что обсуждали проблемы Сирии, Ирана... Подробности, если кому интересно, узнаем в свое время.

Тем не менее главное, что они разговаривают.

Причем, что удивительно: гораздо чаще, чем раньше.

И не то чтобы Владимиру Путину теперь есть с кем поговорить.

Главное — есть о чем.

Комментарии
Профиль пользователя