Коротко


Подробно

2

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Старые незнакомые

Владимир Путин и Барак Обама увидели друг друга в Пекине как в первый раз

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера президент России Владимир Путин в Пекине встретился с американским президентом Бараком Обамой перед самым началом саммита АТЭС. Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ рассказывает о том, как оба шли к этой встрече целый день. А главное — зачем.


Перед началом работы саммита АТЭС Владимир Путин приехал в конгресс-центр для встречи с участниками делового форума этой организации. Предполагалось, что в работе этого форума примут участие бизнесмены большого количества стран--участниц АТЭС. Но лично я не увидел в зале никого, кроме китайцев (впрочем, ошибиться мне нетрудно). Но если все, кого я увидел, и в самом деле оказались китайцами, это было справедливо. Они хоть по достоинству оценили важность этого события.

Они подняли над головами все гаджеты, что у них были, и засверкали ими. Казалось, они сейчас начнут раскачиваться с ними в такт словам российского президента, как с фонариками и свечками на концерте отца китайского рока Цуй Цзяня.

Тем более что Владимир Путин говорил приятные для них вещи. Что "уже осуществляются первые сделки за рубли и юани" (еще ровно вчера это было только в проекте). Что готовится соглашение о создании "большой азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли". Президент России раз за разом обращал их внимание на то, что 1 января 2015 года начнет работать Евразийский союз.

Они, конечно, радовались, но не понимали, что же это такое. Да, говорил Владимир Путин, для Китая цифры не являются впечатляющими: "Рынок 170 млн человек, но запасы минерального сырья, но огромный научный потенциал!.. Убираем таможенное регулирование... Следуем нормам ВТО...".

Примерно так Владимир Путин обычно и выступает перед инвесторами.

— Россия,— сказал он,— сохраняет макроэкономическую стабильность. Наращивания госдолга не будет, он останется на уровне меньше 15%... Центробанк занимается расчисткой балансов в банковской сфере, вы понимаете, какая это важная работа...

Легкий вдох в зале: они понимали.

Модератором, то есть человеком, который сидел рядом с Владимиром Путиным, был российский бизнесмен Олег Дерипаска.

— Вы услышали,— подытожил он речь Владимира Путина,— из первых уст политику России. Несколько вопросов из зала. Вот вы! Привстаньте, пожалуйста!

— А у нас какой канал российский? — громко пробормотал Владимир Путин.

— Третий,— так же громко в микрофон шепнул Олег Дерипаска.

Владимир Путин наладил наушники, и китаянка невинно попросила уточнить, что же это такое за Евразийский союз все-таки. Похоже, китайские предприниматели увидели в нем пока, скорее, неясную угрозу, чем свою последнюю надежду.

Российский президент еще раз прилежно рассказал, что в Евразийский союз входят России, Белоруссия, Казахстан, а также подписан договор с Арменией.

Владимир Путин сказал, что Россия не намерена вводить любые ограничения на движение капиталов, и это был единственный раз, когда зал наградил его аплодисментами (не считая, конечно, ритуальных, в конце речи).

Потом Владимир Путин сказал о государственной поддержке экспорта, и это был тонкий момент. Дело в том, что когда президент говорил, то он жестикулировал, и жест, по сути, был один: он складывал ладони домиком и машинально поворачивал их отчего-то налево. А там сидел Олег Дерипаска с низко опущенной головой: похоже, роль модератора при Владимире Путине тяготила его.

И вот получилось, что, говоря о поддержке экспортеров, Владимир Путин показал прямо на Олега Дерипаску.

Тот невольно, казалось, поднял голову.

Президент между тем продолжил:

— И конечно, речь идет о проблемах бизнеса в отношениях с правоохранительной системой.

Олег Дерипаска еще не успел опустить голову, как президентские ладони снова указали на него.

Вот и живи как хочешь после этого.

Тут Владимиру Путину стали задавать вопросы по существу. Китайский бизнесмен поинтересовался:

— Вы говорили о прямых сделках в рублях и юанях. Но вопрос в ликвидности этих валют в будущем!

Кто-то должен был сказать об этом Владимиру Путину вслух. Оказался китаец.

Владимир Путин необычайно оживился:

— Это очень важный вопрос! Я считаю, расчеты в национальных валютах — это очень перспективное направление!.. Мы сейчас рассматриваем, например, возможность вхождения китайского капитала в крупную российскую добычную компанию при расчетах в юанях!.. А что касается того, что в будущем... Есть преимущества российского рубля! Он является фактически свободно конвертируемой валютой (но все-таки "фактически".— А. К.).

— Да,— продолжил российский президент,— сейчас у нас наблюдаются спекулятивные прыжки курса, но думаю, в ближайшее время это должно прекратиться, имея в виду те действия, которые предпринимает Центробанк в ответ на действия спекулянтов... Эти события совершенно не связаны с фундаментальными экономическими причинами и факторами, ситуация на валютном рынке скоро придет в соответствующее равновесие, так как происходящее носит конъюнктурный, сегодняшний характер.

Китайские бизнесмены, похоже, опять не поняли, о чем это он (да и не для них он говорил), но сочувственно кивали.

А Владимир Путин между тем незаметно для себя распалился и, как обычно, в одиночку, пошел в очередное решающее наступление на доллар. Он рассказал, что когда юань и рубль станут полноценными валютами, по крайней мере в энергетике, "это будет означать, что влияние доллара в мировой экономике будет снижаться".

— И на самом деле это неплохо! — воскликнул он от всей, видимо, души.— И для доллара тоже! Чем разнообразней расчеты, тем стабильней система и тем уверенней будет чувствовать себя доллар!.. И к тому же доллар будет участвовать потом в обменных операциях...

Но как бы Владимир Путин ни утешал доллар, тот все равно должен был, по всем расчетам, ужасно расстроиться.

Владимир Путин сам начал раздавать микрофон желающим задать вопрос, за этот микрофон в зале начались китайские единоборства, и сначала верх одержала девушка. Она назвалась Яной и рассказала, что она уже 15 лет на российском рынке, что ее компания успешна, и спросила, что думает Владимир Путин о том, как привлечь побольше китайцев в Россию.

Владимир Путин рассказал, что ее пример — лучшая реклама китайских инвестиций в российский бизнес.

— Я бы вас с удовольствием обнял и расцеловал,— признался он, пристально глядя со сцены в полутемный зал (если бы было посветлее, может, он так и не горячился бы).

Еще один китайский бизнесмен спросил, почему такие ограничения на покупку российской древесины, если речь идет об инвестиционной привлекательности России.

Владимир Путин не в первый раз не отдал кругляк (то есть необработанную древесину) иностранцам (обычно такие вопросы задают финны) и нашел для китайца выход:

— Инвестировать в строительство деревообрабатывающих заводов в России.

Организаторы между тем нервно посматривали на часы. Расписание мероприятий в главном зале конгресс-центра было поминутное, и минуты эти для российского президента давно истекли.

Владимир Путин и оживившийся Олег Дерипаска попрощались с публикой, и Владимир Путин спустился вниз, но из здания не вышел, хотя у него по плану уже должны были начинаться встречи в резиденции с президентами Индонезии и Малайзии. Нет, он зашел куда-то в подтрибунные помещения конгресс-центра.

А пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, который остался снаружи (потом, видимо, жалел об этом), окружили российские журналисты. Вопрос к нему был один: когда, ну когда же Путин встретится с Обамой?!! На ногах, на руках, да хоть на голове, но пусть встретится! Ну как они посмотрят друг на друга? Посмотрят ли? Взглянут украдкой? Все будет важно. Ничего не будет важнее. И саммит АТЭС уже давно только повод для этой встречи. Или для расставания.

Журналистское безумие, связанное с ожиданием этого события, можно сравнить только с безумием, связанным с их же возможной встречей на саммите "двадцатки" в австралийском Брисбене через несколько дней.

— Вы уже шестой раз задаете этот вопрос,— заметил пресс-секретарь одном журналисту.

— Всего лишь третий...— замялся, но не согласился тот.— Так что же? Можно надеяться?..

— Да они уже встречаются! — не выдержал господин Песков.

— Как?!! — ахнули журналисты, а кто-то, отойдя от толпы, заторопился с телефоном туда, где потише.

— Где встретились?!!

— Прямо здесь! — сказал господин Песков в темный проем, где только что скрылся господин Путин.— Там сейчас все лидеры встречаются с членами делового консультативного совета АТЭС. И Обама там. Может, они и поговорят. А может, и нет.

Нет, там они не поговорили. Президент США господин Обама и премьер министр Австралии господин Эббот не пришли на встречу с членами делового консультативного совета. Просто не пришли.

Почти все истолковали это однозначно: они не хотят видеться с президентом России. Российские бизнесмены один за другим признавались друг другу и журналистам в том, что они расстроены и даже оскорблены таким невниманием к себе.

А в это время Барак Обама уже выступал в том же зале конгресс-центра перед той же аудиторией. Хлопали ему через каждую минуту, иногда бурно и продолжительно. Впрочем, ничего решающего произнесено не было. Тему отношений с Россией Барак Обама обошел, словно ее (то ли темы, то ли России) и не существовало, а говорил в основном о том, каким великолепным будет тихоокеанское сотрудничество и как много для этого предстоит еще сделать, но как это обязательно будет сделано.

Владимир Путин между тем уехал к себе в резиденцию на двусторонние переговоры, и через некоторое время в бывшем олимпийском бассейне Пекина, недалеко от пресс-центра, началась длительная церемония фотографирования лидеров стран АТЭС. Она включала в себя съезд гостей, их выход из машин, рукопожатия председателя КНР, проход в зону ожидания, торжественное ожидание, подход к государственному пресс-воллу КНР и фотографирование с председателем КНР, проход к месту фотографирования, неторопливый триумфальный обход бассейна и отъезд на просмотр фейерверка в их же честь.

Но все пошло не так.

Кортежи один за другим под музыку, песни и танцы искусно, или, вернее, искусственно, веселящихся китайцев в национальных одеждах по обе стороны дороги подъезжали к бассейну, где их в самом деле ждал председатель КНР.

Одной из важнейших составляющих этой бессмысленной церемонии была одежда гостей. Об этом принято гадать задолго до мероприятия. Но на этот раз пришлось гадать и после. И не френч это был, и не пиджак, конечно, и не рубашка тем более. Скорее униформа Люка Скайуокера из "Звездных войн".

Впрочем, знакомая китаянка рассказала в конце концов, что это было.

— Это чжун ши! — сказала она.

Я попросил разъяснить. Она затруднилась:

— Это... китайский стиль. Но нетрадиционный.

Почему всех без исключения лидеров стран АТЭС одели в нетрадиционное, я так и не понял (ведь, я уверен, были исключения). И никто не понял.

Накладки при выходе из машин были непринципиальные. Одну даму подвезли к председателю КНР, она вышла, тепло поздоровалась с ним, в руках у нее были портфель и сумочка. Си Цзиньпин предложил ей пройти к остальным лидерам, она вдруг отказалась, заметалась и в конце концов исчезла. В общем, она оказалась ничьим лидером.

Барак Обама не спешил выходить из своего лимузина, пока не допил что-то из бумажного стаканчика. Ему уже и дверь открыли, к нему уже и председатель КНР демонстративно приблизился, а он все не спешил.

19 человек уже прошли, и не было только президентов Малайзии и России.

Но вот и президент Малайзии, с которым у Владимира Путина наконец закончились переговоры, проследовал ко всем остальным. Владимир Путин задержался еще минут на десять. Уже и песни смолкли, и танцы, да и свет, я думал, вот-вот погасят.

Но он все-таки приехал, опоздав в общей сложности примерно на полчаса.

Но при этом встроился в общую очередь на фотографирование с президентом КНР и прошел здороваться с ним в очередной раз на свою букву алфавита. В такой же чжун ши одет был, а торопливость выдавала только незастегнутая верхняя пуговица чжун ши, из-под которой виднелся небольшой треугольник белой майки.

Они сфотографировались все вместе, рядом с трехметровым трамплином для прыжков в воду, а потом обошли этот бассейн неторопливо и с таким видом, как будто каждый выиграл по золотой олимпийской медали в синхронном плавании и как будто это — традиционный круг почета победителей.

При этом впереди шли Владимир Путин и Си Цзиньпин, оживленно беседуя и даже смеясь, а замыкал шествие неулыбчивый Барак Обама.

Должно было показаться, что американский президент опять демонстративно избегает российского: так же, как тогда, когда не пошел на встречу с членами делового консультативного совета.

Так и показалось бы, если бы это не было совершенно не так.

Почти никто не увидел главного: момента, когда подъехал Владимир Путин. Камеры уже были выключены.

Он зашел в небольшой зал ожидания. Здесь было тесновато. Да и надышали. Барак Обама заметил его. Другие президенты, наверное, удивились даже, когда тот вскинул руку и издали замахал Владимиру Путину (следует заметить исторической справедливости ради, что не российский президент первым начал).

Владимир Путин подошел к нему, они поздоровались и разговаривали минут семь-восемь, не замечая никого вокруг.

Им никто не мешал, хотя давно было пора.

Понимали, наверное, коллеги, что лучше не надо.

А то потом еще крайним окажешься в этой истории.

Новейшей.

Мировой.

Андрей Колесников, Пекин


Комментарии
Профиль пользователя