Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Столпы самарского хай-тека

Как регион распорядится своим технологическим потенциалом

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 16

На примере Самары можно изучать, как в России пытаются возродить высокотехнологическую промышленность — иногда успешно, иногда нет. Удастся ли области использовать задел еще советских времен, будет зависеть от лоббистского таланта новых властей.


АРТЕМ НИКИТИН


Степь да степь кругом


Для жителей средневековой Руси территория средней и нижней Волги ассоциировалась с половцами, или кипчаками — тюркоязычным кочевым народом, досаждавшим постоянными набегами. Там же находился центр древней Булгарии, потом — монгольской Золотой Орды, а позже ее крупного осколка — Казанского ханства. Только к концу XVI века там стали появляться крепости, задачей которых была охрана восточных рубежей русского царства. Одной из них и была "Самара городок", процветавшая за счет торговли с азиатскими народами. Отсюда и нынешнее изобилие национальных республик — Татарстан, Башкирия, Чувашия, Удмуртия, Марий-Эл, Мордовия.

Самара и сегодня находится на осадном положении: в поисках лучшей жизни в город едут из более бедных областей и республик, из городов вроде Ульяновска, Саратова, Пензы, а элиту переманивает богатый и предприимчивый Татарстан. Другие регионы, входящие в ПФО, географически и экономически с Самарой связаны слабо: Нижний Новгород ближе к Москве, Пермь, Уфа и Оренбург — к уральским центрам, таким как Екатеринбург и Челябинск, Астрахань и Волгоград — к Ростову и Кубани, а Киров — вообще на отшибе.

Настоящий расцвет Самары наступил в советское время. Во время войны в Куйбышев (название города с 1935 по 1991 год) эвакуировали кучу промышленных предприятий, включая крупнейшие авиационные заводы, а также правительство страны и московские дипмиссии. Местные экскурсоводы, например, любят водить туристов в "бункер Сталина" — рассекреченную ставку верховного главнокомандующего. В конце 1950-х на самарском ЦСКБ "Прогресс" начали выпускать ракеты. Тогда же построили Жигулевскую ГЭС, которая превратила местную Волгу в гигантское море, а рядом с затопленным Ставрополем в 1970-е построили город Тольятти с самым крупным в мире автозаводом. В советский период завод "Авиакор" стал серийно выпускать самый массовый советский самолет — Ту-154.

От промышленности в Самаре через какое-то время начинает мутить. Бизнес в основном крутится вокруг автопрома, авиации и космоса, добычи нефти и газа, нефтехимии. С сельским хозяйством все плохо: продукты в основном импортные, цены высокие. Правда, в пищевой промышленности есть несколько известных брендов, знакомых москвичам, например кондитерская фабрика "Россия", торговая марка "У Палыча".

У обилия крупного и среднего бизнеса — свои плюсы и минусы. С одной стороны, это "мафия", которая борется за ресурсы и влияние на местных политиков. С другой — как следствие этого обилия, отсутствие у большинства самарцев выраженной провинциальности. Для столичного жителя полуторамиллионная Самара сойдет за окраину Москвы. Скрытую бедность выдают объявления о покупке квартир: там почти обязательная приписка — "оплачу долги по ЖКХ". Социальное расслоение в Самарской области, по словам губернатора, тоже одно из самых больших в России.

Космос как сочувствие


Самарские власти, кажется, всерьез нацелены сделать из города аналог Тулузы, французского центра аэрокосмической промышленности. База для этого обширная: производители "ЦСКБ-Прогресс", "Авиакор", "Кузнецов", поставщики комплектующих "Металлист-Самара", "Авиаагрегат", "Гидроавтоматика", "Салют", "ЕПК-Самара", а также единственный в России аэрокосмический вуз СГАУ, который вместе с СамГТУ готовит кадры для этих компаний. Проблем у них хватает: долги, дорогие кредиты, отсутствие серийного производства, зависимость от гособоронзаказа (ГОЗ).

У местного гиганта ОАО "Кузнецов" доля ГОЗ достигает 70%. Компания занимается сборкой двигателей для ракет-носителей "Союз" и ремонтом двигателей военных самолетов Ту-160, Ту-95 и Ту-22МЗ (отработавшие ресурс экземпляры идут на газоперекачивающие установки для "Газпрома"). Новый госпроект — производство двигателей НК-32 для модернизированных Ту-160. Частный — выход на серийный выпуск двигателей НК-33 для американских ракет Antares компании Orbital Sciences, которая с их помощью запускает к МКС грузовики Cygnus. Советские двигатели, закупленные в 1990-е, дорабатывает Aerojet RocketDyne.

"Сотрудничество с США пока не приносит много финансовых дивидендов, так как нет серийного производства НК-33,— говорит Николай Якушин, исполнительный директор ОАО "Кузнецов".— Мы подписали опционный контракт с Aerojet RocketDyne, от реализации которого планировали до 2020 года получить общую выручку более $500 млн. При таком развитии сотрудничества к 2017 году можно было бы рассчитывать, что на долю ракетного двигателестроения будет приходиться около 50% всей выручки".

Поставщики оборудования тоже почти поголовно сидят на госзаказе. По словам гендиректора холдинга "Авиационное оборудование" (входит в госкорпорацию "Ростех") Максима Кузюка, доля ГОЗ по всем предприятиям холдинга — 63,6%, на самарском "Авиаагрегате" чуть меньше — 40,6%. Задача — выход на международные рынки, то есть буквально стать поставщиком Boeing, Airbus, Bombardier и, само собой, "Иркута" с его МС-21. Для этого планируется существенно модернизировать заводы, поставить туда новое оборудование на сумму 32 млрд руб. до 2020 года.

Непосредственно в "Авиаагрегат", который к 2016 году должен разработать и поставить комплекты оборудования шасси МС-21, будет инвестировано 4,5 млрд руб. "На эти деньги не только покупаются станки, но и создаются новые технологические цепочки,— говорит гендиректор предприятия Андрей Петричко.— Проблема не в том, чтобы разработать какое-то уникальное шасси на уровне мировых стандартов. Это мы можем сделать и сейчас. Чтобы стать поставщиком международных компаний, таких как Boeing и Airbus, нужно сертифицировать не только продукт, но и технологию его изготовления. Затраты на брак и переделки увеличивают себестоимость на 30-40%".

Петричко и сам сталкивается с этой проблемой, когда ищет поставщиков. Крупные заводы, работающие со времен СССР, объявляют ему цены в три раза большие, нежели малый и средний бизнес. Причина — высокие накладные расходы из-за старого оборудования, огромных площадей и производства, которое хорошо бы отдать на аутсорсинг.

Пока подобного малого бизнеса в Самаре немного, а тот, что есть, сплошь в секторе IT, а не производства. Яркий пример: компания "Разумные решения" в 2012 году подписала контракт с Airbus на разработку уникальной системы для сборки нового самолета А350. "Конечно, европейские партнеры всегда настороженно относятся к русским компаниям, и с какой вообще стати платить деньги европейских налогоплательщиков небольшой компании из Самары? — говорит гендиректор "Разумных решений" Петр Скобелев.— Доказать свою состоятельность и заслужить доверие было очень тяжело, однако мы справились".

По словам ректора СГАУ Евгения Шахматова, малый бизнес может выжить только при наличии массового и стабильного производства. "Штучно выпускать стандартные изделия (например, клапаны для ракет, которых на РКЦ "Прогресс" делают два десятка в год) на малом предприятии нерентабельно,— говорит он.— Но там, где есть неординарные и наукоемкие задачи, малые фирмы, наоборот, оказываются эффективнее".

Сегодня СГАУ выполняет роль бизнес-инкубатора для аэрокосмических стартапов. Вокруг университета сейчас работают 20 малых инновационных предприятий, треть из которых уже встала на ноги и получает ежегодный доход от 5 до 15 млн руб. Сам вуз к 2020 году планирует попасть в топ-100 университетов мира, на что выделяется по 400 млн руб. в год. "Нужно четче донести до мирового сообщества, что Самара — единственный город сейчас, который обеспечивает планету пилотируемой космонавтикой, а СГАУ готовит для нее высококвалифицированные кадры",— говорит Шахматов.

Регион в цифрах


Самарская
область
ПФОРФ
Площадь (тыс. кв. км)53,51036,917098,2
Население (млн чел., оценка на 1 января 2014
года)
3,229,7143,7
Доля городского населения (%)80,371,174,1
Уровень безработицы по методологии МОТ (в среднем
за январь--сентябрь 2014 года, %)
2,34,24,9
Средняя начисленная зарплата (август 2014 года,
тыс. руб.)
24,423,830,7
Средняя зарплата (август 2014 года к августу
2013-го, %)
103,7106,6106,3
Стоимость фиксированного набора потребительских
товаров и услуг (сентябрь 2014 года, тыс. руб.)
11,310,511,5
Обеспеченность автомобилями на 1 тыс. чел. (по
данным на начало 2014 года)
286243274
Доля торговых сетей в обороте розничной торговли
(сентябрь 2014 года, %)
22,620,521,2
Индекс промпроизводства (январь--сентябрь 2014
года к аналогичному периоду 2013-го, %)
98,9102,3101,5
Объем работ в строительстве (январь--сентябрь
2014 года к аналогичному периоду 2013-го, %)
103,1100,396,7
Объем инвестиций в основной капитал (первая
половина 2014 года к аналогичному периоду
2013-го, %)
114,2105,897,2

Источник: Росстат.

Автопромом единым


Второй столп, на котором держится Самарская область,— Тольятти, самый крупный город в РФ (18-е место среди 169 городов), не являющийся областным центром. 718 тыс. человек населения — это больше, чем во Владивостоке, Рязани, Тюмени, Калуге, Липецке, Ульяновске.

Большинство местных жителей до сих пор воспринимают Тольятти как рабочее поселение вокруг АвтоВАЗа, что отчасти верно. Почти весь бизнес в городе связан с автопромом, который переживает не лучшие времена. Чтобы убедить меня в этом, Джеффри Гловер, гендиректор GM-Avtovaz, показывает пальцем на график в компьютере: "Видите, как красная линия ушла вниз в 2009 году? Мы тогда достигли дна в 1,5 млн автомобилей во всех сегментах. История повторяется: программа утилизации остановила падение, но это, извините за сравнение, наркотик — убери его — и снижение продолжится. Думаю, что геополитическая напряженность усилила это падение рынка из-за сокращения ликвидности в экономике больше, чем мы все ожидали".

Недавно компания сократила объем производства модели Chevrolet-Niva с 266 до 202 штук в день. Также она постепенно сокращает структурные расходы, но переходить на одну смену, как это было в 2008 году, пока не собирается. "Мы считаем, что глупо увольнять людей, а потом нанимать их снова через шесть месяцев для новых предприятий по выпуску NextGen Niva,— говорит Джеффри Гловер.— Компания должна вырасти в два раза".

В 2008 году власти поняли, что зависеть от одного автопрома опасно, и принялись строить особую экономическую зону, чтобы как-то диверсифицировать экономику города. "Мы планируем создать здесь около 30 тыс. рабочих мест — это почти половина сегодняшнего АвтоВАЗа,— говорит гендиректор ОАО "ОЭЗ ППТ "Тольятти"" Алексей Пахоменко.— Но нельзя нас мерить одними "автовазами", хотя я это и сам люблю, учитывая мое прошлое (в 2003-2009 годах Пахоменко — вице-президент по экономике ОАО "АвтоВАЗ".— "Деньги"). Мы готовы принимать уволенных сотрудников, но у нас нет цели трудоустроить только заводчан. Мы хотим создать новые высокотехнологичные рабочие места, стать новой точкой роста для Тольятти". Сейчас объем заявленных инвестиций от 17 компаний — 18,7 млрд руб., но почти все они — международные производители автокомпонентов, химии и инструментов. Даже Тольяттинская бумажная фабрика — и та будет делать упаковку в основном для деталей. Единственное исключение — ООО "Озон Фарм", выпускающее лекарства.

История с диверсификацией, конечно, полезная, но само появление ОЭЗ, скорее, эволюционное, нежели революционное: на АвтоВАЗе расширяется линейка иностранных брендов, локализация которых должна расти по соглашениям о промсборке. В соседнем технопарке "Жигулевская долина" тоже хотят как-то разнообразить экономику Тольятти, выращивая стартапы для IT и других секторов. Однако основным направлением будет создание инжиниринговых центров для того же автопрома.

Большая химия


Еще одна точка роста в Тольятти — химпром. Компания "Тольяттиазот", например,— крупнейший в мире производитель аммиака, а "Куйбышевазот" — ведущий в СНГ производитель капролактама, полиамида, полиамидных химических нитей и волокон. На последнем не покидает ощущение, что ты не в России, а где-нибудь в Китае или США. Виктор Герасименко начал работать на заводе в 1973 году, стал гендиректором в 1992-м, вывел компанию на новые международные рынки в 2000-х и, кажется, останавливаться не собирается. "Если будешь стоять на месте, тебя сначала обойдут, а потом и похоронят",— говорит он. Последние 15 лет львиную долю получаемой прибыли Герасименко вкладывал в обновление производства. В 2001 году "Куйбышевазот" ввел в эксплуатацию установки по производству полиамида-6 (капрона), а в 2004-м начал выпускать техническую нить и кордную ткань. В 2007 году компания открыла в КНР завод инженерных пластиков, приобрела отечественного производителя химволокон ООО "Курскхимволокно", в 2010-м купила еще одно задыхающееся предприятие — "Балашовский текстиль", а в 2011-м — немецкий завод STFG Filamente GmbH. Сейчас тольяттинская компания участвует в двух СП с голландской Royal DSM N. V. по выпуску и реализации пластиков ("Волгапласт" и "Волгалон"). По лицензии этих же партнеров строит энергоэффективное производство циклогексанона, реализует проекты с немецкой Linde Group по производству аммиака, с американской Praxair — по продуктам разделения воздуха. "Благодаря сделанным заранее инвестициям и полученной возможности поставлять готовую продукцию нам не пришлось снижать объемы производства в кризис,— рассказывает Виктор Герасименко.— В результате мы были готовы к последующему росту спроса и в 2011 году получили рекордную прибыль 6 млрд руб.".

На АвтоВАЗ компания отправляет промышленные газы для сварки, а также через свои СП собирается наладить поставки пластика. По словам Герасименко, в западном автомобиле — до 15 кг полиамида, а в отечественной Lada — лишь 1-1,5 кг. Серьезные проблемы — высокая стоимость электроэнергии, дорогие кредиты и транспортный коллапс в Тольятти.

"В Германии электричество стоит на 15% дороже, чем в России, но эта разница очень быстро сокращается,— говорит Виктор Герасименко.— Благодаря конкуренции и развитию альтернативной энергетики за последние пять лет стоимость электроэнергии там снизилась на 30%. Недавно мы хотели пригласить в ОЭЗ "Тольятти" турецкую компанию, которая известна в мире производством химических нитей и волокон. Но они сказали, что им выгоднее работать в Болгарии, где можно нанять людей за $400 в месяц (у нас на время переговоров было где-то $1000), а электроэнергия дешевле, чем в России, несмотря на то что Болгария закупает ее у нас".

Ключевая проблема для "Куйбышевазота" — дефицит бензола, исходного сырья, из которого потом делают полиамид для пластиков и нитей для шин и текстильной промышленности. Ситуацию может исправить реализация проекта "Роснефти", которая строит в Новокуйбышевске (еще один химический кластер, базируется на предприятиях холдинга "Санорс") крупный нефтехимический комплекс стоимостью почти 300 млрд руб. Таким образом, "Роснефть" будет иметь полный цикл производства в Самаре — от добычи нефти до НПЗ, АЗС и нефтехимии.

Если сложить все планы, которые есть у Самарской области и местного бизнеса, получится сумма под триллион рублей — почти как стоимость Олимпиады в Сочи.

Комментарии
Профиль пользователя