Коротко

Новости

Подробно

Сила танца и сила духа

Умерла Нина Тимофеева

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Некролог

В Иерусалиме на 80-м году жизни от сердечной недостаточности скончалась народная артистка СССР Нина Тимофеева, прима-балерина Большого театра, танцевавшая на его сцене более 30 лет.


Нина Тимофеева, выпускница Ленинградского хореографического училища по классу Натальи Камковой (а та училась у самой Вагановой), успела за три года станцевать на сцене Кировского театра несколько сольных и три ведущие партии. В московский Большой она перешла по приглашению худрука Леонида Лавровского, коренного ленинградца. Никакого протекционизма в этом не было: в 1956 году Большой театр переживал смену поколений. Марина Семенова ушла на пенсию, Галине Улановой и Ольге Лепешинской перевалило за сорок, московским примам Майе Плисецкой и Раисе Стручковой стукнуло тридцать, а звезды будущего "золотого века" во главе с Екатериной Максимовой еще оттачивали технику в хореографическом училище. Блистательно выученная, в совершенстве владеющая современной техникой, готовая балерина была настоящим кладом для Большого. В стиль московской труппы Нина Тимофеева вписалась идеально: для ленинградки она была слишком темпераментна, слишком масштабна и слишком отважна.

В Москве ей тут же поручили ведущие классические партии — и уже станцованную в Ленинграде Одетту-Одиллию, и еще не танцованную Лауренсию, и Мирту в "Жизели", и романтичную "Шопениану", и совсем новые роли, созданные специально для нее. В те времена Большой переживал и репертуарный перелом: худрук Лавровский напряженно искал свежие темы и незатасканные формы, разрабатывая несвойственный сталинской эпохе жанр одноактного балета. Природные данные Тимофеевой — большой прыжок, легкий шаг, бурное вращение — провоцировали на технические эксперименты, а мощный актерский дар позволял внедрять в балет любые сюжеты. Порочная, но совестливая Девушка из "Ночного города" Лавровского, поставленного им на музыку "Чудесного мандарина" Бартока в 1961 году,— проститутка, заманивающая в бандитский притон ночных прохожих: таких персонажей на сцене Большого еще не бывало.

Балерину, отменившую рамки амплуа и готовую к полному сценическому преображению, выбирали для своих спектаклей все современные хореографы: и эстет Голейзовский, доверивший ей изысканную Лейли по поэме Низами, и социальный Виноградов, увидевший в ней Асель из одноименного балета по Чингизу Айтматову, и последующие, куда менее значительные авторы эпохи советского безвременья 1970-1980-х. В сущности, несмотря на железный занавес, сценическая жизнь Тимофеевой сложилась счастливо: свои лучшие партии она станцевала в балетах Юрия Григоровича, ставшего в 1964 году главным балетмейстером Большого и поручавшего ей ведущие роли в своих основных балетах. Страстные и властные героини — Хозяйка Медной горы и Мехменэ Бану, уже воплощенные балеринами Ленинграда,— в исполнении Тимофеевой обрели новые черты. Сила духа этих сумрачных и отверженных женщин выводила их в центр спектакля, лишая балеты однозначности и размывая четкое разделение на положительных и отрицательных персонажей. Именно на нее, Нину Тимофееву, поставил Григорович партию Эгины в "Спартаке" — умной и властолюбивой куртизанки, подчинившей себе неистового Красса, а вместе с ним весь Рим. И балерина заставляла верить, что эта уже неюная и даже не столь красивая женщина смогла спасти Римскую империю одной своей железной мужской волей.

Несокрушимая сила духа отличала Тимофееву и в жизни. Ее второй муж, композитор Молчанов, создавший для нее балет "Макбет" (поставлен в 1980 году Владимиром Васильевым), скончался в театре за семь минут до открытия занавеса. Балерине сказали, что ему плохо, она не поверила — почувствовала его смерть. И вышла на сцену, с особой мощью станцевав леди Макбет — свою последнюю трагическую роль.

СССР Нина Тимофеева покинула в 1991 году — ей предложили место преподавателя в израильской Академии танца и музыки. Без колебаний оставив работу педагога-репетитора в Большом, хорошую квартиру в Москве и прочие удобства, нажитые долгим и честным балетным трудом, с собой она увезла только дочь — Надежду Тимофееву, прима-балерину Кремлевского балета. Никто не полюбопытствовал, почему эта внешне благополучная женщина в 56-летнем возрасте так круто изменила свою жизнь. Сама Нина Тимофеева объяснять ничего не пожелала. Она вообще была немногословна, считая, что самое важное она сказала на сцене.

Татьяна Кузнецова


Комментарии
Профиль пользователя