Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дамир Юсупов/Большой театр

Любовь на широкую ногу

Юрий Григорович вернул "Легенду о любви" в Большой театр

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Возобновление балет

В Большом театре состоялась новая старая премьера балета Юрия Григоровича от 1965 года "Легенда о любви" на музыку Арифа Меликова. Великой советской ориентальной балетной вампуке в трех актах аплодировала ЕКАТЕРИНА ИСТОМИНА.


Самая трогательная, сентиментальная, со слезами на глазах синкопа в этой очередной премьере (последний раз "Легенду о любви" выносили на афиши Большого театра в апреле 2002 года) является выходом главных героев на поклон — легендарного балетмейстера, народного артиста СССР 87-летнего Юрия Григоровича и знаменитого именно этим балетом композитора, народного артиста СССР 81-летнего Арифа Меликова. Великие ветераны сцены были в который раз обласканы овациями (партер театра в тот вечер представлял собой блестящую витрину светской хроники). Овации, впрочем, заставляли себя еще как ждать: первый акт трехактного, никак не сокращенного в угоду мобильной театральной моде балета буквально взывал к крупицам минимальной совести — прежде всего тех, кто несет ответственность за кордебалет Большого театра, которому, видимо, нужно прививать минимальные навыки командной координации, групповой слаженности и геометрических особенностей восточного танца.

Нынешняя "Легенда о любви" — это танцевальное полотно по-прежнему титанического, чрезвычайно раскованного, разливанного масштаба, но при этом рискованно неровное, это такой умелый, обученный, натасканный профессиональный танцовщик, но только с застарелыми, заскорузлыми тромбами внутри. С одной стороны, существует значительная история — такая суетная театральная старожильская легенда "Легенды о любви", что, мол, в балете заложены власть и личность, государственные интересы и персональная страсть, и интрига всей грандиозной истории была — в конце забытой оттепели — по душе и государственникам, и лицам, менее лояльным к официальной идеологии. Не случайно, что "Легенду о любви" (балет появился в Большом на два года раньше "Спартака", который от 1968 года) считают лучшим спектаклем Юрия Григоровича. В конце концов, здесь и правда его почерк, его мощный балетмейстерский галс, гигантский прыжок, спортивное, но и драматическое, свирепое вращение, буйные, массовые сцены выступают так зримо, выпукло и ощутимо — все это как раз в "Легенде о любви". С другой стороны, утратив первоначальную, возвышенную и парадоксальную систему координат, спектакль "Легенда о любви" обернулся балетом советским и историческим, эффектным, театральным — с гаремной и "пряной" дряхлой книжкой в качестве задника Симона Вирсаладзе, с едва мыслимыми ныне "восточными" костюмами (а для и без того корпулентного кордебалета костюмы вообще сегодня выглядят нелепо), с развернутыми, переливающимися всеми молящими и протестующими длинными руками и ногами, с лирическими сценами, каковые и сейчас выглядят живее всех живых (хотя и потеряли изначальную эротичность). Это помпезный, советский, прекрасный в своем орденоносном прошлом, истинно большой, истинно масштабный балет — в той же степени циклопического величия, что и Саяно-Шушенская ГЭС, ведь она тоже очень большая, красивая, приковывает долгое внимание.

"Легенда о любви", которая ныне существует без явного главного смысла, ожидаемо не избежит персональных сравнений. Кто-то вспомнит Майю Плисецкую или наследовавшую ей Светлану Адырхаеву (Мехмене Бану), иные всплакнут о лирических советских балеринах Наталье Бессмертновой или Людмиле Семеняке (Ширин), о страстном мускулистом Ферхаде Александра Ветрова, но в любом случае балет в его современном состоянии — это высоковольтная гонка драматических партий. На премьере роль Мехмене Бану досталась народной артистке России Светлане Захаровой, балерине безупречной техники, классической стандартной выдержки, которая, вне сомнений, изначально зачем-то целилась на драматические, почти что шекспировские высоты. Ни яростной злости, ни ревности, ни зависти, ни чудовищной в своем любовном бессильном откровении роли, только изощренная безупречная техника, лишь бесконечная, нескончаемая образцовость, исключительно классическая каноничность — все эти плюсы танца свели в могилу сам диковинный, дикий характер страдающей обезображенной восточной царицы. Светлана Захарова танцевала так, как она всегда, в любой партии умеет: длинными ногами и гибкой шеей, высоким подъемом, тщетными руками, которые выучили выгибать в восточные "знаковые" кисти. Очень правильная, верная рисунку танца Ширин (Анна Никулина) по-детски прелестна в своей игривой, завлекающей любовной части: здесь она маленькая кокетливая ловкая змейка, бездумная, как ребенок, но в тех действиях, когда ей нужно стать взрослой, где ей суждено страдать, удерживать, молить, ползти, девушка тоже не показывает верного характера. Что же касается Ферхада в исполнении крайне могучего внешне Дениса Родькина, то этот высокий привлекательный молодой человек является только лишь мягкой игрушкой в цепких руках двух влюбленных женщин. Он отчетливо прыгуч, ритмично неумен и болтлив всеми конечностями.

"Легенда о любви", несмотря на явную несыгранность кордебалета и отсутствие выпуклых центральных характеров в угоду рисунку танца, несомненно, остается большим, если не сказать огромным репертуарным балетом. Сложнейшая хореография, ориентальная музыка, советская помпезность, пышная, неразрешенная любовная драма — словом, все признаки богатой государственной цивилизованной вампуки.

Комментарии
Профиль пользователя