Коротко

Новости

Подробно

Фото: Департамент внешних коммуникаций ОАО «Ростелеком».

«Приход оптики в регион — это снижение тарифов»

Александр Белейчев о преодолении цифрового и конкурентного неравенства

Коммерсантъ (Хабаровск) от

Решением правительства «Ростелеком» определен в качестве единственного исполнителя федеральной программы ликвидации «цифрового неравенства». На Дальнем Востоке, с его огромными территориями и немногочисленным населением, это будет сложной задачей. О том, в какие суммы обойдутся новые стройки, куда в ближайшее время придет оптика и как добиться лидерства, не злоупотребляя доминирующим положением, рассказывает вице-президент компании — директор макрорегионального филиала «Дальний Восток» ОАО «Ростелеком» Александр Белейчев.


«Ведутся переговоры с „большой тройкой“, всем участникам рынка интересен этот проект»

— В конце прошлого года топ-менеджмент «Ростелекома» утвердил обновленную стратегию компании до 2018 года. Какое место в ней занимает Дальний Восток?

— Дальневосточный регион является приоритетным для России. В настоящее время развитию Дальнего Востока уделяется большое внимание. Для нашей компании это также один из ключевых вопросов. Мы направляем значительный объем инвестиций в дальневосточные проекты. Приоритетная задача «Ростелекома» на Дальнем Востоке — обеспечить полноценное масштабное покрытие магистральными оптическими линиями связи все дальневосточные субъекты федерации. Сегодня не подключены к оптическим магистралям Магадан, Камчатка и Чукотский автономный округ. В Магадан и на Камчатку мы уже направляем значительные инвестиции. Прорабатываем варианты решений по Чукотке. Помимо развития магистралей безусловно важным является развитие внутризоновых сетей. Компания непрерывно инвестирует в развитие инфраструктуры между крупными городами и районными центрами субъектов.

— «Ростелеком» назначен единственным исполнителем федеральной программы ликвидации «цифрового неравенства». То есть вам так или иначе предстоит большая стройка.

— В текущем году подписан контракт с Федеральным агентством связи на оказание универсальных услуг связи. Стоимость контракта в целом по стране — около 160 млрд руб. В рамках проекта за первые пять лет планируется предоставить высокоскоростной доступ в интернет населенным пунктам от 250 до 500 жителей. А это более 90 тыс. населенных пунктов.

Ввиду огромной территории нашей страны не все из них будут подключены по оптике. Часть будет обеспечена связью по спутниковым и радиорелейным линиям. Сейчас перечень этих населенных пунктов проходит процедуру согласования и утверждения в Министерстве связи и массовых коммуникаций.

— Во сколько вам это обойдется?

— По Дальнему Востоку в рамках федерального контракта на создание точек доступа в населенных пунктах от 250 до 500 человек инвестиции составят порядка 2 млрд руб. Чтобы обеспечить связью населенные пункты, где проживают 500 человек и больше, по предварительным оценкам, необходимо еще не менее 4 млрд руб. «Ростелеком» сейчас прорабатывает варианты строительства этих линий связи в рамках собственной инвестиционной программы.

— Это ведь только часть тех инвестиций, которые предстоят компании на Дальнем Востоке?

— Да, и одним из самых интересных и значимых для нас проектов сейчас является подводная ВОЛС Сахалин—Магадан—Камчатка. Она пройдет от города Оха на Сахалине до Усть-Большерецка на Камчатке и в поселок Ола—Магадан. Общая длина магистрали — 1950 км, объем инвестиций около 3,2 млрд руб.

Проект уже реализуется. На текущий момент законтрактовано оборудование и работы по прокладке кабеля. Контракт выиграл китайский производитель Huawei. Проектные работы ведутся российской организацией «Севзапгидропроект». Сегодня уже в полном объеме завершена проектная часть по подводной части кабеля, состоялись общественные слушания во всех районах, где будет проходить ВОЛС. Теперь проект направляется на экологическую экспертизу. Далее, соответственно, последует главгосэкспериза и получение разрешения на строительство. В течение 2015 года планируется выполнить строительно-монтажные работы как по подводной, так и по наземной частям. Завершить работы по проекту полностью планируется во втором квартале 2015 года.

— В этом проекте то собирались, то отказывались участвовать операторы «большой тройки». Сейчас с ними идет какое-то взаимодействие?

— На старте проекта обсуждали разные варианты участия операторов «тройки». Но на сегодня проект реализуется полностью за счет «Ростелекома». При этом мы продолжаем переговоры с «большой тройкой» о заключении долгосрочных контрактов на выделение ресурсов подводной ВОЛС. Все участники рынка заинтересованы в проекте.

— В начале года власти Хабаровского края предложили после достройки оптики на Магадан протянуть линию на Охотск. Якобы с севера это сделать намного проще. Вы рассматриваете варианты участия в этом проекте?

— У нас несколько «тяжелых» инфраструктурных проектов. Инвестиционные вложения в такие проекты непосильны для компании. «Тяжелые» проекты практически не окупаются. Для их реализации необходимо участие регионов и, возможно, привлечение средств из федерального бюджета. Один из этих проектов — магистральная оптика на Охотск. Его оценочная стоимость — порядка 4 млрд руб. Такой же «тяжелый» с финансовой стороны проект — ВОЛС на Анадырь. Его стоимость — около 2,7 млрд руб. Рассматриваются варианты строительства ВОЛС на Курильские острова. Один из возможных вариантов реализации этих инфраструктурных строек — федеральные целевые программы. Такие как программа развития Дальнего Востока и Забайкалья, программа развития Курильских островов. Нам видится перспективным сотрудничество именно в рамках таких механизмов.

— У вас уже был опыт совместных проектов с энергетиками, когда для подвешивания ВОЛС использовалась электросетевая инфраструктура…

— Да, подобные совместные проекты интересны как операторам, так и энергетикам. В 2013 году мы построили ВОЛС Тында—Якутск совместно с Федеральной сетевой компанией. С точки зрения эффективности бизнеса это эффективное взаимовыгодное сотрудничество. Инфраструктура энергетиков будет задействована для прокладки ВОЛС в малые населенные пункты в рамках программы.

— А с нефтяниками и газовиками по такой схеме работаете?

— У нас есть опыт совместной работы строительства линий связи и нефтепровода на Сахалине. Отмечу, что на тех направлениях, где «Ростелеком» планирует строительство ВОЛС, мы рассматриваем любые варианты взаимовыгодного сотрудничества.

— Кстати, вы упоминали строительство ВОЛС Тында—Якутск. Компания уже оценила экономическую отдачу этого проекта?

— На самом деле говорить о том, что стройка окупилась, рано. Нормативные сроки окупаемости таких проектов — не меньше семи лет. Но отдача с него уже видна. Мы существенно увеличили пропускную способность канала и обеспечили его стабильность. В этом регионе число абонентов, подключенных по оптике, увеличилось в три с половиной раза (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). И, безусловно, приход оптики в регион — это снижение тарифов. На текущий момент мы снизили их в три раза.

Из-за сложных климатических и географических условий значительная территория республики будет обеспечиваться связью через спутниковые каналы. Формированием спутниковой сети связи занимается дочерняя компания ОАО «Ростелеком» — ОАО «РТКомм.Ру». Ведутся переговоры с владельцами спутниковых ресурсов об аренде необходимой канальной емкости на существующих спутниках связи.

— Сейчас стало модно обсуждать последствия западных санкций и перспективы сотрудничества с Китаем. Как вы оцениваете технологический уровень китайских партнеров? И скажется ли на вас закрытие западных рынков технологий?

— На текущий момент ограничений в сотрудничестве с западными производителями оборудования у «Ростелекома» нет. При этом мы уже давно работаем со многими китайскими компаниями. В их линейках оборудования представлены основные направления, которые нам необходимы. Это магистральные системы уплотнения, оборудование для сетей доступа и маршрутизации, коммутаторы. Качество продукции китайских вендоров достаточно высокое. Они имеют все шансы в несколько раз увеличить свое присутствие на российском рынке. Но на самом деле России необходимо разрабатывать программы поддержки собственных производителей телеком-оборудования и элементной базы.

— Вы используете российские разработки? Они вообще есть в этой отрасли?

— Безусловно! Мы сотрудничаем с отечественными производителями, выбирая лучшие решения. Уверен, при целенаправленной поддержке от государства отечественное оборудование составит достойную конкуренцию иностранному.

«За последние три года нас несколько раз пытались привлечь к ответственности за злоупотребление доминирующим положением»

— Стали частыми случаи, когда прокуратура требует от провайдера закрыть доступ к тому или иному сайту, ресурсу. Иногда даже в нарушение того же российского законодательства. Это вам самим, как провайдеру, доставляет неудобства?

— Регулировать интернет очень сложно. Мы работаем исключительно в правовом поле. Ограничения, которые мы налагаем на доступ к тем или иным ресурсам, основаны на реестрах Роскомнадзора, Минюста или решениях суда. Мы разделяем беспокойство контролирующих органов, на которые возложена обязанность пресекать распространение недопустимой информации. Но было несколько ситуаций, когда суды предписывали нам закрыть доступ не к запрещенному контенту, а к интернет-порталу в целом. В последнее время такого не происходит.

— Компания лидирует на рынке ШПД и телефонии региона, а значит, пристальное внимание ФАС «Ростелекому» обеспечено. Вам уже предъявляли претензии по поводу «злоупотребления доминирующим положением»? Как вы реагируете на подобные нападки?

— Деятельность антимонопольных органов связана с выполнением важных государственных функций. К нам, как и к другим крупным компаниям, бывают претензии. Но наша реакция всегда одинакова. Если претензии обоснованы, мы исправляем недостатки. Если нет — приводим соответствующие аргументы. Если эти аргументы не принимаются, мы обращаемся в суд. К сожалению, до сих пор бытует вынесенное из середины девяностых годов мнение о «Ростелекоме» как о предприятии электросвязи. О компании, которая занимает доминирующее положение на рынке. Но ситуация существенно изменилась, а ФАС до сих пор отказывается рассматривать операторов сотовой связи в качестве наших конкурентов в телефонии, даже при том, что их доля на рынке телекоммуникационных услуг в ряде регионов намного выше «Ростелекома», а тарифы сопоставимы с нашими.

За последние три года были попытки привлечь компанию к ответственности за злоупотребление доминирующим положением. Мы не согласны с таким заключением и отстаиваем свою позицию.

Мы работаем в условиях жесткой конкуренции. В некоторых регионах Дальнего Востока наша доля не превышает 30%. Это связано с тем, что операторы в первую очередь развивают инфраструктуру там, где это делать проще и дешевле всего, чтобы получить максимальную отдачу от инвестиций. «Ростелеком» — компания с государственным участием, а государство ставит задачу обеспечить весь регион современными услугами связи. Мы работаем и в крупных городах, и в самых небольших населенных пунктах. Поэтому в каких-то регионах наша доля высока, в каких-то, где есть конкуренция, она меньше. У нас серьезные планы по захвату рынка ШПД. Компания активно инвестирует в строительство оптических сетей, прежде всего в крупных городах, и далее приходит в небольшие поселки.

Если взять дальневосточный рынок в целом, а это сегодня действительно рынок, в каждом регионе довольно много операторов, и они устанавливают именно рыночные тарифы. Но нас по-прежнему воспринимают как доминирующего оператора.

— Одна из претензий антимонопольщиков — тарифы для юридических лиц в несколько раз выше, чем для физических. В чем причина такой разницы? У других операторов она тоже существенна?

— Операторы вправе устанавливать разные тарифы для физических и юридических лиц. Это предусмотрено законом, и такой практике следуют все участники рынка. Разница в тарифах связана с тем, что условия потребления трафика разными категориями абонентов отличаются. У юридического лица загрузка канала гораздо выше хотя бы в силу того, что в одном офисе, например, несколько пользователей интернета. Бизнес-процессы компании, организации, индивидуального предпринимателя завязаны на стабильность связи. Это требует более сложной технической поддержки. Сложнее и договорная работа, юридическое сопровождение сделок. Поэтому оказание услуги юридическим лицам нам как оператору обходится дороже.

Однако «Ростелеком» модернизирует сети. По этой причине, а также благодаря прогрессу оборудования появляется возможность предоставлять корпоративному сегменту большую полосу за те же деньги. И в целом ситуация идет к снижению стоимости трафика и к выравниванию тарифов для физических и юридических лиц.

— А рост абонентской базы влияет на тарифную политику?

— Можно так сказать. С увеличением числа клиентов снижаются средние удельные затраты на одного абонента и появляется возможность предложить более интересные тарифы.

«К концу 2015 года не меньше 15% клиентов будут подключаться через наш интернет-портал»

— Вы чувствуете давление со стороны мобильных устройств? Не считаете ли, что развитие сетей 3G и 4G способно похоронить фиксированный интернет?

— Я не думаю, что эти два сегмента прямые конкуренты. На самом деле мобильный интернет дополняет фиксированный. К тому же преимущество проводного ШПД в том, что он обеспечивает более высокие скорости передачи информации и качественный, гарантированный пропуск трафика. Наличие оптической линии в доме дает возможность доступа к дополнительным услугам. Например, у «Ростелекома» сейчас свыше 300 тыс. абонентов интерактивного телевидения. Это привлекательный продукт для наших клиентов, о чем свидетельствует рост абонентской базы. В мобильных сетях это сложнее реализовать.

— Расскажите подробнее о цифровом ТВ, как вы оцениваете перспективы в этом бизнесе для «Ростелекома»?

— Интерактивное телевидение «Ростелекома» — это новый уровень телепросмотра, который позволяет настроить телеэфир индивидуально под каждого члена семьи. Это уникальный продукт для дальневосточного региона. Более 200 каналов представлено в нашем пакете, из них более 30 в качестве HD. Услугу цифрового телевидения предоставляют многие операторы. Но «Ростелеком» предлагает дополнительные уникальные возможности по этой услуге.

Существенное преимущество нашей услуги — это широкий спектр дополнительных интерактивных сервисов: электронная программа передач (с функцией напоминания), караоке, «родительский контроль» (позволяет настроить просмотр для ребенка в соответствии с его возрастом).

Наиболее популярный сервис — видеопрокат (video-on-demand, VOD). Этот сервис предлагает к просмотру более 1,5 тысячи фильмов высокого цифрового качества, в том числе в форматах HD и 3D. Каталог фильмов постоянно обновляется. Количество пользователей видеопроката на сегодня около 60 тысяч человек.

Также одним из факторов, влияющих на выбор клиента в пользу интерактивного ТВ, является наличие телеканалов в формате HD. «Ростелеком» увеличил число телеканалов HD до 34.

Нашу долю на рынке цифрового ТВ на Дальнем Востоке мы оцениваем в 40%.

— Какие еще инновационные продукты вы продвигаете?

—Значительная часть новых продуктов «Ростелекома» ориентирована на корпоративный сегмент, который традиционно более разнообразен в части потребностей в услугах связи. С этой точки зрения новые облачные сервисы «Ростелекома» на базе Национальной облачной платформы www.o7.com полностью отвечают современным запросам бизнес-среды. Это «виртуальный ЦОД», «новая телефония», виртуальный офис, CRM и многое другое. Такие сервисы позволяют существенно сократить капитальные затраты на организацию и поддержание собственной IT-инфраструктуры, а их развертывание и внедрение осуществляется в несколько раз быстрее в сравнении с традиционными схемами. Также важно, что Национальная облачная платформа отвечает всем необходимым требованиям по защите данных.

— Видите ли вы перспективы для развития фиксированной телефонии, учитывая распространение мобильной связи? И в каких сферах «фикса» все еще необходима — и интересна для вас как оператора?

— Да, действительно, сегмент фиксированной телефонии из года в год демонстрирует снижение, что связано с мобильным замещением. Этим термином описывают переток трафика из фиксированных в мобильные сети. Где, в свою очередь, наблюдается аналогичный процесс. Основная выручка операторов смещается от передачи голоса к передаче данных, что происходит за счет активного использования мессенджеров и социальных сетей. Подобные изменения действительно приводят к снижению трафика в фиксированной телефонии. Но сегмент все еще остается прибыльным, и мы будем его поддерживать. Мы постепенно переводим проводные телефоны в оптоволоконную сеть. В 2015 году компания планирует выйти на полное («ковровое») покрытие оптическими сетями многоквартирных домов в крупных городах. Это позволит клиентам переключиться с медных технологий DSL на оптику.

— Имеет ли смысл полностью переводить домашние телефоны на оптоволокно? Ведь преимущество старых медных линий в том, что когда у вас в квартире выключают свет, вы по-прежнему остаетесь на связи.

— Я бы не сказал, что мы очень активно переводим абонентов проводной телефонии с меди на оптоволокно. Переводим тех, кто изъявил желание. Медная сеть пока еще остается. Для телефонной связи по сетям ШПД требуется специальное абонентское оборудование в квартире.

— Так сколько «меди» осталось на Дальнем Востоке?

— Если говорить о регионе в целом, то около 10% — это оптические абонентские линии. Остальное — «медь». В крупных городах соотношение гораздо выше.

— Где развернутся самые активные стройки «последней мили», то есть оптики, к потребителям?

— Наиболее активное строительство ведется в ключевых городах Дальнего Востока: Владивосток, Артем, Находка, Уссурийск, Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Якутск, Южно-Сахалинск. Также активное строительство ведется в Магадане, Петропавловске-Камчатском и районных центрах всего ДФО, до которых протянуты оптоволоконные линии связи.

— Скажите, каким образом регламентируется доступ провайдеров в жилые районы? То есть, почему в одной новостройке представлены услуги связи от одного оператора связи, в другом районе работают два-три конкурента. При этом потребитель имеет не так много возможностей выбора?

— Действующее законодательство довольно обще регулирует этот процесс: «Оператор связи вправе размещать средства связи на объектах инженерной и жилой инфраструктуры». Остальное — это результат договоренности оператора и застройщика. Государство следит за тем, чтобы допуск в конкретный дом был равно обеспечен всем участникам телекоммуникационного рынка. Если же застройщик одного пускает, а другого не пускает, то это явное нарушение антимонопольного законодательства, и компания вправе обратиться в соответствующие органы.

— Вам застройщики препятствовали?

— Такие случаи бывают, но в большинстве случаев удается договориться и выстроить взаимовыгодное сотрудничество.

— Вы говорили о «вынесенном из середины девяностых» имидже компании как предприятия электросвязи. Что сегодня делает «Ростелеком» для улучшения клиентского сервиса?

— Быстрое, понятное и удобное обслуживание — главное требование современных пользователей. Это тренд заметен не только на рынке телекоммуникационных услуг, но и в других сферах. Дистанционно многие вопросы решаются быстрее, чем при личном обращении в офис. Сегодня люди приходят в наши центры продаж и обслуживания в тех ситуациях, которые невозможно решить удаленно. Мы учим наших клиентов менять тарифы и подключать услуги с помощью единого личного кабинета через персональные компьютеры, мобильные телефоны и планшеты. К концу 2015 года мы надеемся, что не меньше 15% наших абонентов будут управлять услугами исключительно через интернет-портал компании. Помимо этого мы улучшаем клиентский сервис непосредственно на местах. В частности, идет реконструкция центров продаж и обслуживания. В этом году «Ростелеком» на Дальнем Востоке инвестирует на эти цели более 60 млн руб. До конца года откроется около 50 обновленных центров. Уже в следующем году мы планируем полностью завершить модернизацию, внедрив в каждом офисе такие сервисы, как электронная очередь и терминалы самообслуживания.

Также мы централизуем колл-центры, модернизируем службы технической поддержки, увеличиваем штат сотрудников, занятых техподдержкой — как дистанционной, так и с выездом на место.

— Количество офисов изменится?

— Количество офисов планируется уменьшить. Но мы придерживаемся стратегии увеличения штата сотрудников, которые занимаются подключением услуг связи с выездом на дом. Мы изменим схему сервиса и предоставления услуг, сделав ее более удобной для наших клиентов. Чтобы не клиент приходил к нам в офис, а мы приходили к нему.

— Насколько серьезно стоит кадровый вопрос? Текучесть кадров при их дефиците — это ведь огромная проблема?

— Отрасль считается одной из самых динамично развивающихся, проблема нехватки подготовленных специалистов ощущается. Однако важно не только найти хороших специалистов, но и удержать их. Согласно последним международным исследованиям рынка труда, средняя текучесть кадров на предприятиях IT и телекоммуникационной отрасли 15-20%. У нас в компании этот показатель три последних года составляет 10%. Кардинальной проблемы с текучестью нет. И мы воспринимаем это как нормальный процесс. Новые сотрудники несут с собой новые взгляды, идеи. Таким образом, происходит обновление компании, и, на мой взгляд, это полезно.

— При этом лучших менеджеров, технарей, лучших офисных сотрудников все равно будут переманивать компании, ведущие на рынке более агрессивную политику?

— Зная основные причины увольнения, мы стараемся удерживать ценных работников и управлять процессом текучести на всех этапах работы с персоналом. При подборе предпочтение отдаем «правильным» кандидатам, ценности и принципы которых соответствуют целям компании. Развитая система адаптации способствует психологическому комфорту на начальном этапе трудовой деятельности, и в дальнейшем мы поддерживаем имидж привлекательного работодателя. Любой из наших сотрудников имеет свой голос и получает признание за вклад в развитие бизнеса. Без сомнения, главная ценность компании — это ее человеческие ресурсы.

Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя