"Как наши бьют своих"

Виктор Лошак — о том, к чему ведет война с «пятой колонной»

Война с "пятой колонной" может оказаться куда более затяжной и разрушительной для общества, чем конфликт с Украиной. Кто и почему стал внутренним врагом?

Сама того не подозревая, Диана Арбенина попала в черные списки предателей. Теперь по странному стечению обстоятельств ее концерты срываются один за другим

Фото: РИА НОВОСТИ

Виктор Лошак

"Пятая колонна", "внутренние враги", "либерасты", "друзья хунты" — патриотическая истерика вокруг конфликта с Украиной и на Украине родила множество синонимов идеологической ненадежности. Государственное телевидение и определенные газеты взяли на себя миссию ставить на людях клейма, и число заклейменных растет. Хорошо, пока не ставят знаков на дверях и воротах. Переход через границу благонадежности происходит быстро и не всегда объяснимо. Певица Диана Арбенина и до сих пор не может понять, что произошло.

— 3 июля я сыграла в Киеве концерт, приуроченный к моему 40-летию,— рассказывала она "Коммерсанту".— В зале были люди с нормальными лицами, не фашисты, они ни в чем не виноваты... Позже появились какие-то черные списки, я в них в компании группы "Scorpions", Бориса Гребенщикова и прочих, кажется, под номером 45 или 46... Похоже на то, что у меня начинаются отмены концертов в России.

Охота на выступивших на Украине музыкантов совсем сбивает с толку в определении и врагов, и друзей. Любители рока, пришедшие на концерт Арбениной или Макаревича,— это наши враги? А может быть, как раз друзья, ведь пришли, несмотря на антироссийскую истерику? По опыту известно, культура редко подпадает под санкции или подпадает последней, почему же мы с нее начинаем? Охота на того же Макаревича — лучший козырь для тех, кто доказывает, будто в России растут неадекватные настроения.

"Предатели", несомненно, важный инструмент объединения общества в тяжелые для него времена. Реальные проблемы уходят на второй план, главное — разобраться с теми, кто мешает идти единым строем в светлое завтра,— с врагами. Число "друзей хунты" растет, так как врагов не может быть мало. И верно заметил писатель Дмитрий Быков: "Думаю, через полгода мы увидим фильм НТВ "365 друзей хунты", потому что, если пропаганда не усиливается, на нее перестают обращать внимание". Действительно, пропагандистская машина становится все более и более прожорливой. Собственно, от единичных процессов над "врагами народа" до разнарядок на расстрел тысяч неблагонадежных мы историческую дорогу знаем. И это очень болезненные аналогии. Боюсь, кого-то они огорчают, а кого-то лишь раззадоривают.

Писатель Александр Проханов известен как последовательный сталинист, проповедующий обожание палача со всех возможных телеканалов. Его первая творческая молодость пришлась на Афган, вторая, кажется, наступила сейчас. Если наши мальчики в военной форме гибнут не вполне понятно за что на чужой земле,— это его время. Проханов не борется с конкретными неблагонадежными, он пытается быть полезным в выявлении "массового предателя", предупреждает: "Россия, не сравнимая по своей силе с Советским Союзом, набита предателями пятой колонны, готовыми ударить в тыл Путину, пользуясь неурядицами и недовольством народа, сгубить государство и его президента".

Проханову, наверное, хорошо известно, что как никогда много — 86 процентов населения страны — поддерживают Владимира Путина. Бдительность пожилого творца тут как-то не в кассу, но писатель торгует тем, что у него есть: преданностью и громкими словами.

Враг анонимный, нераспознаваемый пропаганде неинтересен. Отсюда в шеренгу противников включают все новых и новых популярных людей: Борис Акунин и Людмила Улицкая, Сергей Алексашенко и Анастасия Приходько, Борис Гребенщиков и Андрей Макаревич... Требуются не только все более известные персонажи, но и все более сильные слова. "Война" и "предатели" — это уже рутина, вот как в телеитогах недели определяют вышедших на "Марш мира": это те, "кто мечтает расчленить, задушить и проглотить Россию".

Но не только слова и имена, идет возгонка адресов, где окопался враг. Это уже не только приезжие, не только журналисты, олигархи и в целом "либеральная нечисть", ставки растут. Гиркин-Стрелков на своей единственной после возвращения из Новороссии пресс-конференции заявил: "Поднята по тревоге и брошена в бой вся многочисленная агентура, успешно рядившаяся в одежды патриотов и государственников и под этим видом проникшая в высшие эшелоны власти и даже в окружение президента России. Выступив на деле против интересов страны и народа, данные предатели тем не менее продолжают нагло утверждать, что являются друзьями президента, а свои откровенно вредительские действия выдают за единственно верные методы укрепления российской государственности". Вот, оказывается, куда доползли вредители! И откуда только у относительно молодого человека такая лексика? Будто в детстве ему вместо колыбельных читали передовицы из "Правды" за 1937 год.

Социологи за отечественными поисками врага наблюдают как за рутиной. Некоторое время назад известный социолог и публицист Борис Дубин писал: "Можно вынести проблему в прошлое или перенести ее на фигуру врага: и то, и другое разгружает тебя от ответственности и необходимости реальных действий, изменений. С фигурой врага связано ощущение опасности, оно чрезвычайно существенно для российского общественного мнения и сопровождает отношение россиян к социальной и политической реальности".

Не думаю, что этот диагноз социолога как-то сильно изменился бы, изучай он не российское, а украинское общество. Из-за военных неудач там враги — генералы. Комбат "Донбасса" Семен Семенченко даже поехал рассказывать об этом в Вашингтон. Киевская пресса обсуждает случаи, когда свою злость люди срывали на беженцах из Донбасса. Для кого-то они вполне подходят на роль врагов, ведь именно в их краях заварилась каша нынешней войны. "Соблазн ненавидеть беженцев из Донбасса силен,— пишет киевский журнал "Фокус".— Если вы принципиально не сдаете им жилье, не берете на работу и заведомо считаете их быдлом, будьте последовательны. Например, сорвите со своего автомобиля наклейку "Единая страна"".

...Поиск врага, ставший актуальным термин "пятая колонна" еще больше раскалывают общество, усиливают в нем нервозность. На поверхности — "Крым наш!", а по сути — растерянность и опасение за будущее страны, будущее свое и своих детей. Кто бы и что ни говорил, нашему обществу уже не стать единообразным советским, хотя отдельные черты и настроения возвращаются с поразительной быстротой. Например, умение взглянуть с иронией на себя и собственную ситуацию. На то, скажем, что люди, думающие свободно, не всегда в унисон с властью, опять стали врагами. Вот и новые песни все того же прославившегося во времена диссидентства Юлия Кима снова звучат современно: "Бери, начальник, шире и врежь ему под дых, чтоб видели чужие, как наши бьют своих".

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...