Коротко


Подробно

во весь экран

Приложение
Красота
Номер 190 от 11-10-2000
Полоса 023
 Прямая речь

       Собственной внешностью сегодня недовольны не только западные звезды кино и шоу-бизнеса. Известные политики, бизнесмены и общественные деятели тоже часто жалуются в интервью, что хотели бы что-нибудь в себе изменить. И часто действительно совершенствуются, посещая всевозможные фитнесс-классы и центры красоты. Наши знаменитости тоже не сидят без дела. Тягают железо, играют в футбол, катаются на горных лыжах. И так же охотно позируют в клипах эстетических центров клиник. Так что и у нас возникает вопрос...
А вы себе нравитесь?
       
Алиса Фрейндлих, актриса:
       — Конечно, нравлюсь. И кардинально вмешиваться в то, что дал Бог, не хотела бы. Современная косметика позволяет поддерживать естественную красоту кожи и визуально что-нибудь подправлять. Я остаюсь преданной поклонницей французской косметики. А разные пластические операции пусть делают актрисы Голливуда.
       
Владимир Брынцалов, генеральный директор компании "Брынцалов А", депутат Госдумы:
       — Если жена скажет, чтобы я кардинально изменился и стал похож на известную личность, я задумаюсь. Прикину, как я буду с таким лицом жить. А потом пошлю это предложение по известному адресу. Себя я менять не хочу. Лучше поменять тех, кому я не нравлюсь. Вплоть до жены.
       
Ольга Вдовиченко, председатель государственного внешнеторгового объединения "Машиноимпорт":
       — Моментами нравлюсь. Это зависит от внутреннего самоощущения: если на работе и дома все нормально, то нравлюсь. Хотя в юности я себе нравилась очень. Позже, правда, хотелось изменить внешность кардинально и начать жить уже в принципиально ином облике. Но чисто гипотетически. К пластическим операциям я отношусь спокойно. Бывают же ситуации, когда люди чувствуют себя молодыми, а внешность не соответствует этим ощущениям.
       
Дмитрий Пригов, поэт:
       — Я себе не противен, и это уже радует. Но вот мой голос (когда я слышу его в магнитофонной записи) мне очень не нравится. Вообще, отношение к красоте у меня особое. В детстве была проблема — я себе не нравился. В юности это уже переживалось не так остро. Хотя мое лицо по мере взросления сильно менялось, и я долго привыкал к изменениям. Раньше внешность не играла особой роли для самоопределения и достижения успехов. В наше клиповое время она стала важным моментом. Художники стараются это учитывать. Теперь если не обратишь на себя внимание с первого взгляда, со второго это уже может не получиться.
       
Татьяна Шохина, жена депутата Александра Шохина:
       — Еще как! Подхожу утром к зеркалу и удивляюсь: наделил же Бог умом и красотою! К возможности сделать пластическую операцию отношусь положительно. Я не встречала женщины, которой бы абсолютно все в себе нравилось и которой не хотелось бы что-нибудь изменить. Себя надо жалеть и любить. И если есть возможность любить себя больше, ее надо использовать. У меня не хватает смелости. Или много лени.
       
Никас Сафронов, художник:
       — Уже нравлюсь. Раньше мне хотелось, чтобы лицо было уже. Но это как раз тот случай, когда операции не делаются. Но если есть возможность усовершенствовать внешность, это надо делать. Только не как Майкл Джексон. Однажды в США я наблюдал забавную сцену: красивые мамы ждали детей. Когда дети пришли, стало смешно и грустно. Дети были некрасивы, а по сравнению с мамами — просто уродцы. Я подумал: "Как же некрасивы должны быть их отцы!" Но позже появились отцы — настоящие красавцы! Оказалось, что матери и отцы сделали пластические операции, а дети пока еще были "натуральными".
       
Инна Воленко, солистка группы "Божья коровка":
       — Сейчас не очень. Хочу поменять цвет волос, сделать их более насыщенными, ярко-рыжими. Вообще, внешность можно совершенствовать бесконечно. Я прекрасно отношусь к пластическим операциям и всегда буду их делать. Главное — попасть к хорошему хирургу. Найти такого можно только по рекомендации. Моя любовь к пластическим операциям не вызвана требованиями шоу-бизнеса. Просто я боюсь морщин и старости, боюсь и не хочу плохо выглядеть.
       
Игорь Артемьев, депутат Госдумы, заместитель руководителя парламентской фракции "Яблоко":
       — После того как бросил большой спорт, я себе не нравлюсь вот уже лет десять. И в общем-то хотел бы изменить свою внешность. Чтобы большим оставался только политический вес. Но по поводу операций для мужчин я стопроцентно убежден, что лучше подтягивать образование, чем кожу на лице.
       
Ольга Крыштановская, политолог:
       — Наверное, нет ни одной женщины, которая была бы полностью довольна своей внешностью. Я тоже готова кое-что поменять, но меня жутко страшит пластическая операция. Лучше все-таки перетерпеть. Тем более что окружающие давно к моей внешности привыкли. Вот если бы у меня была та же ситуация, как в свое время у Натальи Андрейченко... Чтобы получить роль, ей надо было похудеть на 20 кг, и она это сделала. Ради определенной цели я бы смогла пойти на жертвы. А так — нет.
       
Светлана Конеген, телеведущая:
       — Никаких сомнений в своей внешности у меня никогда не возникало. Образ, который вы видите на телеэкране, всегда связан с конкретным проектом, который в данный момент я воплощаю. Многие телеведущие, причем это в большей степени касается мужчин, страдают от нарциссизма. Ко мне это не относится. Основная задача тех, кто идет на пластическую операцию,— сделать из себя конфетку. А я и так хороша.
       
Игорь Бочкин, актер:
       — Я себе нравлюсь таким, какой есть. Несколько лет назад я попал в аварию, после которой у меня была серьезная операция на лице. Над левом глазом даже остался маленький шрам. Но и этот дефект я не хочу оперировать. В конце концов, все дается от Бога, и не в нашей власти что-то менять.
       
Мария Арбатова, драматург, президент клуба "Женщины, вмешивающиеся в политику":
       — Скорее нравлюсь, чем нет. Мне хотелось бы что-нибудь улучшить, но не путем пришивания или отрезания носа. Красота — это внутренняя свобода. Есть два принципа — рисовать губы поверх естественной линии или подчеркивать то, что человеку дано. Мне ближе второй. Я восхищаюсь Элиной Быстрицкой, которая ничего не делает с лицом и остается свежа как роза. А Барбра Стрейзанд потеряла изюминку, укоротив нос, и стала как все. Еще я заметила, что отрезанием и пришиванием частей тела или лица занимаются женщины, которым просто некогда заниматься собой.
       
Аркадий Мурашев, президент Ассоциации ипотечных банков:
       — Скорее да, чем нет. Кое-что, правда, могло бы быть и получше. Но пластической операции я ни за что делать не стану. Да и другим не советую. Считаю, что в созданное природой надо как можно реже вмешиваться. А мужчинам вообще не следует сильно задумываться над своей внешностью.
       
Андрей Разбаш, генеральный продюсер телекомпании ВИД:
       — Я собой доволен и люблю себя таким, как есть. И пока ничего менять в себе не собираюсь. А вообще, пластическая хирургия — это замечательная штучка. К ней надо относиться как к косметике: если хочется, почему бы не попробовать?
       

Тэги:

Обсудить: (0)

"Красота". Приложение от 11.10.2000, стр. 23
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение