Коротко

Новости

Подробно

7

Фото: РИА НОВОСТИ

Право на праздность

В чем пролетариат хотел быть похожим на дворянство

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 35

1,47% населения России составляют дворяне, утверждает перепись 1897 года. Это очень маленькая цифра. В предреволюционный период значение дворянского сословия в жизни России постоянно уменьшалось, а после 1917 года и вовсе сошло на нет. При этом почти все значимое в культуре России в XVIII — начале XX века связано исключительно с дворянством. Именно это сословие выработало те образовательные и социальные нормы, которые стремились усвоить последующие поколения. Даже победивший пролетариат в борьбе за культурный быт пытался воспроизвести отдельные черты жизни дворянства.


АЛЕКСАНДР КРАВЕЦКИЙ


"Каков он будет на государеве службе конен, и оружен, и люден..."


Российский обыватель всегда относился к дворянам с невероятным почтением. После Екатерины II, когда дворяне имели максимум привилегий при минимуме обязанностей, это было еще понятно. Но в конце XIX века, когда распродавались вишневые сады, родовые гнезда, а роль дворян в экономической жизни страны стремительно падала, причин для почтения вроде бы уже не оставалось. И совсем уж странной кажется та тайная зависть, которую по отношению к дворянам испытывали советские люди. Ведь у правильного советского человека происхождение должно было быть рабоче-крестьянским, а вовсе не дворянским. И о деде--предводителе уездного дворянства лучше было помалкивать. А вместо этого гордились и пусть шепотом, но хвастались. А уж когда в перестроечную эпоху рабоче-крестьянское происхождение отменили, в дворяне кинулись как потомки древних родов, так и потомки их дворни. Это было смешно, но в некотором роде справедливо. Родственность слов "дворня" и "дворянин" очевидна, хотя спутать дворовую девку с дворянской девушкой довольно сложно.

Слово "дворянин" встречается в древнерусских текстах с начала XIII века. Так называли тех, кто служил при княжеском дворе и воевал в возглавляемых князьями вооруженных отрядах. Понятно, что княжеские дружины появились намного раньше XIII века. Просто тех, кто служил князю, а позже царю, называли по-разному — отроками, детьми боярскими, а с конца XVII века на польский манер шляхтичами. Характерно, что из всех вариантов наименования русской элиты в языке закрепилось именно слово "дворяне". В испанском и итальянском языке таких людей называли кавалерами (caballero, cavaliere), подчеркивая таким образом, что рыцари сражались верхом, а не в пешем строю. А для русской элиты ключевым моментом стала близость ко двору, а значит, к телу господина (князя или царя). И язык зафиксировал эту особенность российской жизни.

Конечно же, в разные эпохи близость к телу правителя подразумевала совершенно разные вещи, и древнерусский княжеский дружинник не был похож ни на замученного службой дворянина петровских времен, ни на избавленных от обязательной службы дворян эпохи Екатерины II. В Древней Руси речь шла скорее о вассальных отношениях. По зову князя вассал должен был явиться в полном вооружении, а то и во главе отряда из собственных слуг — сытых, одетых, вооруженных. А князь должен был обеспечить доходы своих подчиненных. Жалобы дружины на пустые карманы и изношенную одежду становились достаточным поводом для того, чтобы князь с отрядом отправлялся в поход. К примеру, под 945 годом русские летописи рассказывают, как дружина пожаловалась киевскому князю Игорю, что у других князей дружина жирует и лишь им нечем прикрыть наготу, а значит, пора идти собирать дань с древлян. Собрав дань, Игорь отправил основные силы домой, а сам решил пособирать еще, за что был убит, а затем отмщен своей женой Ольгой. Именно ради повествования об изощренной мести Ольги обычно рассказывают эту историю. Нам же она интересна потому, что показывает, как вассалы убеждают князя отправиться в поход.

Пока не было единого центра власти, конкурирующих князей и их дружин было относительно много. Но, когда этот центр появился, служба великому князю, а затем и царю автоматически превратилась в службу государству. И кроме части военной добычи люди князя стали получать вотчины — земельные наделы, которые обрабатывали крестьяне (сначала свободные, потом крепостные). Возникло своеобразное разделение труда: вотчинник служит и воюет, а крестьяне его кормят.

Наличие земельного надела накладывало определенные обязанности. Собственник не только служил сам, но и готовил вооруженный отряд. Численность отряда зависела от размера надела. Законодательство Ивана Грозного устанавливало, что со 100 четвертей (50 десятин) земли снаряжается один вооруженный человек на коне. Таким образом, материальное благосостояние определяло степень участия в государственной жизни. Дворяне не платили налогов, поскольку их обязанностью перед государством было участие в военных действиях со своим оружием, снаряжением и отрядом. Дворянин воевал, а его материальное благосостояние обеспечивали крестьяне, обрабатывающие господскую землю.

Петр I рассматривал старую и новую знать как менеджеров, руками которых будут проводиться реформы, так что их праздности и спокойной жизни пришел конец

Фото: AKG Images / EAST NEWS

"Знатное дворянство по годности считать..."


Петровские реформы должны были создать новую элиту, образованную, динамичную и преданную императору. Роль этой элиты предназначалась реформированному дворянству. Древность рода и заслуги предков теперь отступили на второй план. Когда в 1724 году Военная коллегия обратилась к Петру с запросом, каких дворян в какой полк следует определять, император ответил кратко: "Знатное дворянство по годности считать". Место человека в государственной иерархии теперь определялось не происхождением, не богатством, а годностью к службе. Это было закреплено в Табели о рангах — документе, классифицирующем 263 должности и распределяющем их по трем группам: военные, статские и придворные. Двигаясь по служебной лестнице и получая новые чины, прилежный служака мог автоматически получить дворянство.

Служба в полках становилась обязательной и бессрочной. Учрежденная Петром Герольдия не столько придумывала дворянские гербы, сколько следила, чтобы дворяне не сбегали со службы. Если во второй половине XVIII века включение в дворянский список (дворянскую книгу) означало привилегии, то в начале века — только обязанности. Не случайно в петровское время некоторые дворяне, чтобы избежать службы, предпочитали записываться в другие сословия. Дворяне бежали от своих обязанностей точно так же, как крестьяне бежали от барщины. Публицист Иван Посошков вспоминал о дворянине Федоре Мокеевиче Пустошкине, который состарился, а ни на какой службе не был, от чиновников откупался взятками или притворялся больным и даже имитировал сумасшествие — с рычанием бросался на окружающих. Так что традиция косить от армии освящена веками. Другой способ избавиться от государственной службы состоял в посылке вместо себя другого человека. Тот же Посошков рассказывает про Ивана Золотарева, который "дома соседям своим страшен, яко лев, а на службе хуже козы, в Крымской поход не мог он отбыть и, чтобы не идти на службу, послал вместо себя убогого дворянина... и дал ему лошадь да человека своего, и тот под его именем и был на службе".

В перечень служебных обязанностей теперь вошла и учеба. Все дворяне были обязаны учить своих детей сначала в гарнизонных училищах, а затем в корпусах. Домашнее воспитание разрешалось только детям состоятельных родителей, имеющих средства для того, чтобы нанять учителей. Но и домашние дети не были избавлены от государственного контроля. В 7, 12, 16 и 20 лет они должны были являться на смотры, где держали экзамен перед представителями администрации. Продолжать учиться дома могли лишь те, кто успешно проходил через эти испытания. Смотры дворянских детей проводились иногда в Герольдии, иногда в Сенате, а иногда их проводил и лично император. О царском смотре 1712 года сохранились воспоминания Василия Васильевича Головина: "Мая в последних числах был нам всем смотр, а смотрел сам его царское величество и изволил определить нас по разбору на трое: первые, которые летами постарее, в службу в солдаты, а середних — за море, в Голландию, для морской навигацкой науки, в которых и я, грешник, в первое несчастие определен, а самых малолетних в Ревель в науку". Заграничная учеба проходила под наблюдением особого надсмотрщика, присланного из России "для понуждения навигацкой науки", так что на вольницу рассчитывать не приходилось. А за уклонение от учения грозили каторжные работы или ссылка.

С вольницей вообще было плохо. Никакой свободы выбора у дворян не было. Род занятий определялся государственными потребностями, материальным положением семьи дворянина и даже местом службы его братьев: герольдмейстер следил за тем, чтобы по гражданской части служило не более трети представителей дворянского рода.

Не обладали дворяне и правом по своему усмотрению выбирать место жительства. При основании Петербурга был составлен список лиц, обязанных переселиться в новую столицу. Наиболее знатным отправили персональные повестки, а остальным просто зачитали приказ. Таким образом, единственной привилегией представителей знатных родов оказалось то, что приказ о насильственном переселении в финские болота им вручали в письменной форме, а не зачитывали устно.

Культурная жизнь провинции с любительскими театрами, литературными чтениями и домашним музицированием стала повсеместным явлением

Фото: РИА НОВОСТИ

"Ты дворянин и непременно должен служить со шпагой, а не с пером..."


Табель о рангах формально уравнивала гражданскую службу с военной и включала чиновническую деятельность в список дворянских занятий. На канцелярскую работу дворян направляли насильственно, как и на военную службу, выбирая тех, кто был наиболее к ней приспособлен. Хотя на первых порах в канцеляриях служили лица недворянского происхождения. Дворяне были на руководящих должностях, что обязывало их подчиняться куда более жестким правилам по сравнению с простыми служащими. Должностные инструкции требовали, чтобы трудящиеся в канцеляриях дворяне "оказывали свою природу" через учтивое обращение с канцелярскими работниками. Императорские указы официально запрещали канцелярским дворянам пьянствовать, играть в карты и другие азартные игры (простым канцеляристам и дворянам на военной службе это разрешалось). Кроме того, дворяне Сенатской канцелярии должны были иметь приличную одежду и белье, а также пудрить волосы каждый день, "чтоб им не безчестно было являться пред честными людьми, а особенно в праздники вместе с кадетами ходить по двору". В общем, дресс-код в госучреждениях тогда был не менее строгим, чем сейчас.

Гражданскую службу дворяне полагали куда менее престижной, нежели военную. Да и не сильно они там задерживались: одних из-за профнепригодности отправляли в солдаты, другим удавалось отпроситься в действующую армию офицерами. Лишь при Павле I, когда армейская дисциплина стала более строгой, а воинская служба — более обременительной, многие дворяне стали предпочитать гражданскую службу военной.

Ради большей популярности штатской стези для служащих по гражданскому ведомству вводились аксессуары, свойственные военным. И это приносило плоды. Известно, например, что дворяне с некоторым презрением относились к инженерной службе до того времени, пока инженеры не получили военные чины и мундиры. Одетых в мундиры инженеров дворянское общество было готово считать своими. Хотя и в XIX веке, когда престиж гражданских профессий был весьма велик, многие твердо стояли на том, что дворянин должен быть только военным. Характерный диалог приводит в "Семейной хронике" Иван Аксаков: "Хочешь, Сережа, в военную службу? — Не хочу.— Как тебе не стыдно: ты дворянин и непременно должен служить со шпагой, а не с пером".

Табель о рангах позволяла прилежному служаке дослужиться до личного дворянства

Фото: Mary Evans Picture Library / EAST NEWS

На свободу с чистой совестью


При всем своем несвободном положении дворянское сословие было элитой российского общества, и монархам приходилось считаться с дворянством и всячески его задабривать. Именно поэтому эпоха дворцовых переворотов ознаменовалась попытками освобождения дворян. Первой об этом задумалась Анна Иоанновна, подписавшая манифест, по которому "для лучшего содержания шляхетских домов и деревень" семьям, в которых было несколько сыновей, разрешалось одного из них не отправлять на государственную службу, а оставлять для управления имением. Правда, он оставался дома на положении срочника-резервиста: его обязанностью было учиться и быть готовым в случае необходимости отправиться на службу по призыву.

Более последовательно поступил Петр III, выпустивший манифест "О даровании вольности и свободы всему Российскому дворянству". В документе говорилось, что ради реформирования российского общества Петр I некогда повелел дворянам "вступать в военные и гражданские службы" и учить "благородное юношество не только разным свободным наукам, но и многим полезным художествам". Ради этого дворянских детей отрывали от семей и отправляли в отечественные и заграничные учебные заведения. Дворянам все эти обязанности "казались тягостными и несносными", поэтому после того, как реформаторская программа Петра I была выполнена, у государства появилась возможность даровать дворянам "вольность и свободу". Заключалась вольность в следующем. В мирное время дворяне освобождались от военной службы и получали право уходить в отставку, переходить на гражданскую службу, уезжать за границу. Кроме того, отменялись регулярные проверки знаний дворянской молодежи. Теперь родители были обязаны лишь один раз — в 12-летнем возрасте — записать своих детей в Герольдии, а затем заниматься их воспитанием самостоятельно. При этом права и привилегии дворян сохранялись. Они по-прежнему не платили личных налогов и были освобождены от телесных наказаний.

На первых порах количество дворян, просившихся в отставку, обескураживало. Казалось, что дворянство самоустранится от общественной жизни. Случалось, что дворянский депутат отказывался ехать на выборы предводителя дворянства, поскольку он дворянин и ничего никому не должен.

Стали раздаваться голоса, что русский человек ленив и без принуждения никого не удастся заставить трудиться. Однако право на праздность, которую российское государство даровало дворянам, неожиданно оказалось мощнейшим фактором развития российского общества.

В новую столицу насильственно переселяли как подневольных строителей, так и подневольную элиту

Фото: Fine Art Images / EAST NEWS

Сообщество свободных людей


После убийства Петра III Екатерина II в несколько видоизмененном виде перевыпустила ряд его законов, поэтому дворянская свобода ассоциируется скорее с екатерининской Грамотой на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства, а не с петровским манифестом. Особое положение дворян Жалованная грамота обосновывает тем, что их предки много сделали для России.

Абсурдное на первый взгляд решение об освобождении наиболее образованной и активной части российского общества от каких бы то ни было государственных обязанностей стало приносить блестящие плоды. Екатерине удалось переформатировать систему общественных приоритетов. Дворяне начали по доброй воле делать то, к чему принуждал их Петр I. Ненавистные повинности превратились в добровольные и престижные занятия. Если раньше заграничная поездка воспринималась как ссылка, то теперь возможность пересекать границу становится одной из дворянских привилегий. Если раньше обучение дворянских детей было обязанностью, а отказ от учебы был чреват серьезным наказанием, то теперь родители сами были заинтересованы в том, чтобы их дети получили возможность учиться. В провинции, не говоря уж о столицах, одно за другим начали возникать учебные заведения для дворянских детей, в том числе для девочек. В маленьких городах открываются частные пансионы, в которых учат французскому и немецкому языкам, географии, истории и арифметике. Ради образования детей люди из деревень перебираются в города. Небогатые дворянские семьи начинают кооперироваться и устраивать домашние школы. В своих "Записках" А. Т. Болотов вспоминает, что у него в доме постоянно собирались дети знакомых, с которыми он занимался законом Божьим, физикой, рисованием и т. д. Развлечения дворянской молодежи все более заметно отличаются от развлечений крестьян: на смену качелям и городкам приходят совместное музицирование и домашние спектакли.

В перечень престижных занятий попадают литература, наука, искусство. В провинции возникают дворянские общества, которые проводят балы, организуют концерты, создают библиотеки. Благодаря организационной и издательской деятельности Николая Новикова во многих городах появляются книжные лавки. Хорошим тоном было порассуждать о литературных новинках, поэтому в журналах оказались востребованы разделы библиографии. Чтение библиографических обзоров давало возможность получить представление о литературных и научных новинках, не читая их. Сатирические журналы (они в конце XVIII века выходили в большом количестве) охотно иронизировали по поводу того, что "хотя за большое невежество почитается не знать имен современных писателей или названий вновь выходящих творений — но никто их не читает". В селах появляются молодые дворяне, ведущие "философическую" жизнь, то есть изучающие труды античных философов, ботанику, электричество и другие увлекательные, но не сулящие особых выгод предметы. Отголоски такого образа жизни в хрестоматийных строках из "Горя от ума": "Чинов не хочет знать! Он химик, он ботаник, князь Федор, мой племянник". Возникает мода путешествовать и писать путевые заметки.

Резко возрастала степень участия дворян в местном управлении, причем этот род деятельности считался не государственной повинностью, а почетным правом. Сконструированная Жалованной грамотой система дворянского самоуправления оказала огромное влияние на жизнь дворянства, в первую очередь провинциального.

Если в петровские времена получение образования было одной из тяжких дворянских повинностей, то после екатерининского освобождения образование превратилось в привилегию

Фото: Фотохроника ТАСС / Фото ИТАР-ТАСС

Пример для подражания


Екатерина II уважала сочинения французских просветителей и по мере сил пыталась адаптировать их идеи к российским реалиям. При чтении екатерининских законов это бросается в глаза. Если посмотреть написанный Екатериной "Наказ" (концепцию, определившую все законотворчество того времени), большая часть статей этого документа (496 из 631) окажутся прямыми заимствованиями из сочинений Монтескье и его эпигонов, а также из статей "Энциклопедии" Дидро. Согласно политической концепции французских энциклопедистов, монархия отличается от деспотии тем, что при монархе имеется прослойка людей, осуществляющих связь монарха с народом: "Дворянство умеряет высшую власть и своим собственным великолепием приучает взоры народа без испуга наблюдать и поддерживать блеск королевской власти". Энциклопедисты подчеркивали, что взаимоотношения внутри дворянского сообщества строятся не на экономических принципах (вслед за Монтескье Екатерина запретила дворянам заниматься торговлей), а на идеях чести и служения. "Дворянством,— поучают авторы "Энциклопедии",— правит честь, предписывая ему повиновение желаниям государя; однако эта честь диктует, что государь никогда не должен поручать ему бесчестного дела. Честь предписывает дворянству как самое высшее служить государю во время войны".

Сейчас трудно сказать, в какой степени русское дворянство соответствовало екатерининскому пониманию идей французских просветителей. Но именно этот слой русского общества в течение по крайней мере следующего века определил общественное развитие страны. Принципы личной свободы, неприкосновенности личности, свободы передвижения, выбора места жительства начали восприниматься как ценность именно в дворянском сообществе. Выработанные в екатерининскую эпоху нормы дворянской жизни оказались тем идеалом, на который сознательно или бессознательно ориентировались представители всех сословий. Если раньше в России существовало лишь сообщество закрепощенных людей, разделявшихся на тех, кто платит подати, и тех, кто служит государству, то к концу XVIII века общество стало делиться на свободных и крепостных. Можно сказать, что в России либерализация означала лишь то, что податные сословия постепенно усваивали систему ценностей дворянской культуры. Именно с дворянством связана и борьба за личную свободу. Права дворян воспринимались как прецедент и допускали хотя бы гипотетическую возможность распространения дворянских привилегий на другие сословия.

С освобождением дворян связана и идея вины и долга помещиков по отношению к народу. Если до дворянских вольностей владение поместьями и крепостными оправдывалось тем, что дворяне таким образом получают вознаграждение за чиновничью или военную службу, то после отмены обязательной службы подобное владение стало восприниматься как большая несправедливость. Для российского общества XIX века это была одна из важнейших идей, породившая смежную — о необходимости служения народу. Началась эпоха народничества — просветительских кружков и хождения в народ. И освобождение крестьян было прямым следствием освобождения дворян. Да и произошло оно на другой день. Петр III подписал манифест "О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству" 18 февраля, а Александр II подписал манифест об отмене крепостного права 19-го. Но между этими событиями прошло 100 лет.

После отмены крепостного права дворянские хозяйства перестали играть заметную роль в экономической жизни страны. Эффективными менеджерами стали лишь немногие бывшие землевладельцы. Родовые гнезда и вишневые сады шли с молотка. Эпоха дворян кончалась, но в том, что приходило ей на смену, дворянского было еще больше. По мере того как падало реальное значение дворянства, влияние дворянской культуры на русское общество лишь возрастало. Благородное сословие, каковым объявила дворян Жалованная грамота, еще очень долго оставалось образцом, которому подражали представители других слоев общества. Результат этого общеизвестен. Дворянская литература XIX века стала русской классической литературой, дворянская модель образования определила господствующие идеи русской, а затем и советской педагогики. Ведь и советская и постсоветская школа в значительной степени ориентирована на дореволюционные гимназии.

Попытки просветить и цивилизовать народ всегда означали приобщение его к дворянским стандартам. Всеобщее образование означало лишь приспособление гимназических программ к массовой аудитории. Не случайно же после Второй мировой войны делались попытки ввести в советскую школу древние языки. Тогда же была восстановлена и школьная форма, делающая советских школьников похожими на гимназистов. И так во всем. Восстановление офицерских погон в армии, кодексы офицерской чести, детское музицирование и прогулки в парке с няней, говорящей по-французски... Сословие, утратившее обязанности, но сохранившее привилегии, оказалось удивительно продуктивным. Ему пытаются подражать даже через 100 лет после того, как оно ушло с исторической сцены.

Комментарии
Профиль пользователя