Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

  Сергей Доренко стал потерпевшим
       Вчера Сергей Доренко с ушибами лица, позвоночника и сотрясением мозга был доставлен в одну из городских больниц. Эти травмы он получил во время воскресного ДТП в парке "Крылатские холмы", где он катался на мотоцикле, и последовавшей за ним драки. По словам телеведущего, которого подозревают в наезде на морского офицера, он сам стал жертвой пьяного капитана Никитина и его приятелей. С СЕРГЕЕМ ДОРЕНКО беседовал корреспондент Ъ СЕРГЕЙ Ъ-ДЮПИН.

       — Сергей, вы по-прежнему настаиваете на том, что авария была спланирована спецслужбами для того, чтобы скомпрометировать и, как вы говорили ранее, "отстранить от телеэфира честного журналиста"?
       — Началось все c обычной пьяной агрессии. На втором этапе, когда подключилась московская мэрия и подведомственные ей спецслужбы, началась какая-то другая игра, больше похожая на политическую провокацию. Как иначе можно объяснить постоянную путаницу в показаниях офицера Никитина, всех его друзей и родственников? Я уже и сам не могу понять, кто там был на самом деле — дочки, внучки, собачки, дамы с колясками? Откуда взялись милиционеры — друзья дочек? Не удивлюсь, если завтра выяснится, что и сам потерпевший Никитин — тоже курсант МВД (Валерий Никитин работает начальником отдела главштаба ВМФ.— Ъ).
       — О политической провокации мы уже говорили в понедельник, поэтому давайте вернемся к событиям в парке. Ведь свою версию вы так и не изложили.
       — Поехал на холмы, расположенные возле велотрека покататься на своей Honda XR-650. Это специальный, так называемый грязевой мотоцикл-вездеход с широкими ошипованными покрышками, и на нем интересно "попрыгать с горок". Вообще-то "прыгун" из меня никудышный — мешает собственный вес в 108 кг, но иногда я все же позволяю себе такие вот вылазки.
       Мотоцикл у меня без глушителя — ревет довольно громко, и это, видимо, рассердило группу поддатых мужчин, которые попались мне по дороге. Кто-то из них крикнул мне вслед "Убью, ...твою мать!", другой бросил пустую бутылку, но связываться с пьяными я, естественно, не стал. Когда забрался, наконец, на холм, сразу понял, что тренировка на сегодня отменяется — вокруг тоже сидели пьяные компании и жарили шашлыки. Развернулся и поехал обратно.
       На дороге вижу того же мужчину, который швырнул в меня бутылку и его приятелей — всего человек десять. Он стоял, загородив тропинку, а когда я попытался потихоньку объехать его справа, он вдруг пнул ботинком переднее колесо мотоцикла (в этот момент, по мнению господина Доренко, капитан Никитин и сломал голень.— Ъ). Я не смог удержать руль и полетел в кювет. Помню, что где-то рядом взвизгнула собака. Когда я поднялся, почувствовал, что кто-то снимает с меня шлем. Затем сразу тупой удар по затылку, и я потерял сознание.
       — Так может вы просто ударились о дерево при падении с мотоцикла?
       — Объезжая качающегося на дороге Никитина, я снизил скорость почти до пешеходной — об этом свидетельствует и тормозной путь, оставленный подножкой падающего мотоцикла — всего полтора метра. А на скорости 10-15 км/ч невозможно при падении влететь головой в дерево. Кроме того, у меня очень хороший профессиональный шлем Premier, сделанный из кевлара, углепластика и пенопласта. При аварии он не соскакивает, а наоборот плотнее фиксируется на голове, поэтому разорвать себе губу, разбить всю левую сторону головы и получить синяк на лбу, падая с мотоцикла, я никак не мог.
       — Получается, что вас избили уже после аварии?
       — Утверждать этого я не могу, поскольку был без сознания. Начал понимать, что происходит только тогда, когда мы с одним из милиционеров-курсантов, Денисом, волокли по тропинке мой мотоцикл. Помню, по дороге он почему-то начал рассказывать мне, как его самого два раза избили, как он чудом выжил, а потом заявил — ничего, мол, страшного с тобой не произошло. До свадьбы заживет. Затем Денис долго объяснял мне, что доказать я все равно ничего не смогу, поскольку у них свидетелей много, а я один, и предложил написать заявление, что никто и ни к кому претензий не имеет. Так мы с Никитиным и сделали.
       — Почему же вы сразу не обратились к врачам?
       — Во-первых, я просто не в состоянии был добраться до больницы. Все эти дни у меня ужасно болит спина и даже в кровати c боку на бок меня переворачивает супруга Марина. Спуститься к автомобилю, чтобы поехать в больницу, было выше моих сил. Кроме того, и это могут подтвердить все, кто меня знает, я ужасно боюсь врачей, а особенно терпеть не могу, когда в мое тело втыкают всякие иголки. Поэтому и тянул до последнего — думал, отлежусь дома. В итоге поехал в травмопункт только сегодня утром, а там говорят — срочно на госпитализацию.
       — По факту повреждений, нанесенных капитану Никитину, возбуждено уголовное дело. Вы — главный подозреваемый. Не собираетесь, как и он, обратиться в прокуратуру?
       — До последнего времени не собирался. Но сейчас, после того как меня стали обвинять в том, что я не совершал, вынужден это сделать. Как раз сейчас мы с моим адвокатом Павлом Астаховым готовим соответствующее заявление. К тому же меня не только избили, но и ограбили. За то время, пока я был без сознания, из внутреннего кармана моей куртки исчезли $600.
       Капитан Никитин по-прежнему настаивает на своей версии событий: телеведущий Доренко умышленно сбил его мотоциклом в ответ на сделанное замечание. Кунцевская прокуратура решения пока не вынесла.
       

Комментарии
Профиль пользователя