Коротко

Новости

Подробно

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

«”Единая Россия” — это будущее Крыма»

Спикер Госсовета Крыма о том, как республика вживается в политические реалии РФ

от

Почему ускорили региональные и муниципальные выборы в Крыму, какой результат устроит «Единую Россию», как будут выстраиваться отношения с меджлисом крымских татар, корреспонденту “Ъ” ВАДИМУ НИКИФОРОВУ рассказал спикер парламента Крыма ВЛАДИМИР КОНСТАНТИНОВ.


— Зачем нужно было сдвигать выборы с 2015 на 2014 год? Боялись за легитимность собственной власти?

— Нет. Это нужно было для ускорения интеграции Крыма в РФ. Депутаты всех уровней представляют партии, которых уже в Крыму нет. Над ними никого нет. Долго удерживать такую систему в ручном режиме сложно. Во-вторых, люди на местах говорят: поменяйте мэра, поменяйте секретаря городского или сельского совета. Тот брал деньги, тот разбазаривал землю. Этот процесс снизу уже настолько бурлил, что если бы мы попытались его законсервировать, то он стал бы разрушительным и тормозящим процессы интеграции. Поэтому нужно было переналадить всю систему власти.

— Есть мнение, что ускорение выборов выгодно «Единой России», так как это единственная российская партия, которую хорошо знают в Крыму.

— «Единую Россию», как и все остальные российские партии, знают мало. Политический бомонд московский, который сюда приезжает, совершенно незнаком крымчанам. Они знают Сергея Аксенова, Владимира Константинова, Владимира Путина. К этим людям сегодня самый большой объем доверия.

— Крым особая территория, где только появляются российские политические структуры. Насколько легко было сориентироваться, к кому примкнуть?

— Мы не могли повести крымчан за какой-то маленькой партией, которая не поддерживает руководство страны, не поддерживает президента. Мы не знаем программы остальных партий. Не знаем, кто за ними стоит. Я думаю, что «Единая Россия» — это будущее Крыма. Вот через пять лет, когда мы наделаем ошибки, другие партии будут нас наперебой критиковать. А сегодня им не место здесь. Их участие в выборах — попытка прижиться в Крыму.

— Но многие представители крымской элиты, в том числе Партии регионов, которой в Крыму руководили вы, и партии врио главы республики Сергея Аксенова «Русское единство», сейчас перешли не только в «Единую Россию», но и в другие партии, которые в РФ трудно назвать популярными: «Родина», «Патриоты России». Насколько «Единая Россия» готова потесниться в парламенте?

— Мы не собираемся отдавать никому и ничего. Надеюсь, что на выборах повторим результат референдума (за присоединение Крыма к РФ 16 марта проголосовало почти 97% избирателей.— “Ъ”). Хотя из одной партии Госсовет состоять, скорее всего, не будет. Думаю, одна, максимум две партии, кроме «Единой России», там окажутся. Сегодня крымчане связывают свое будущее с нашим лидером (показывает рукой на стену за спиной, где висит фотография президента РФ.— “Ъ”). Он лично принял политическое решение о присоединении Крыма к России. С ним крымчане связывают все надежды свои на будущее. И отклоняться от этого курса никто не будет. А другим партиям предстоит рассказать — где они были 16 марта? Раз они не с нами, то и в день референдума их с нами не было.

— Сергею Аксенову досталось первое место в списке «Единой России» на выборах в Госсовет, хотя спикер парламента — вы и вы же возглавляете партию. Почему было принято такое решение?

— Сергей Аксенов планируется нами, это не секрет, на пост главы республики. Он должен быть первым в списке.

— Вам не обидно быть вторым номером?

— (Смеется.) У меня никогда не было политических амбиций. Я согласился быть спикером, когда собиралась команда Виктора Януковича в Крыму. Президент Украины много говорил о дружбе с Россией, русском языке как втором государственном. Я был разочарован, когда оказалось, что дальше разговоров дело не идет. Не видели мы и какой-то поддержки со стороны России. В 2013 году с большим трудом провели фестиваль «Великое русское слово». Была апатия у всех сторонников русской идеи в Крыму. Но когда обострился политический конфликт, для меня стало очевидно, что в Украине назревает столкновение. Все мои мечты об уходе из политики и занятии более интересными вещами ушли. У меня есть команда. Ответственность перед ними. А сегодня и перед крымчанами.

— После выборов вы будете претендовать на место спикера?

— Нужно одержать уверенную победу на выборах. Если после них наступит убежденность, что то, что мы делаем, нужно людям, тогда об этом можно говорить. А если результата не будет, то нечего мне делать на этом посту. Но, скажу честно, должности меня никогда не интересовали. Мне хочется быть в команде и служить достойной идее.

— Из-за переноса выборов на 2014 год вразрез с российским законом в Крыму можно будет голосовать по украинским паспортам с крымской регистрацией. Допустимо ли создание на территории РФ такой зоны «особой законности»?

— Мы консультировались с юристами, и ни у кого не возникло сомнений в законности этого. Все действия власти направлены на то, чтобы в июле завершить принятие документов на получение российских паспортов и в августе завершить выдачу. Этой проблемы к моменту выборов не будет. Но мы оставили возможность проголосовать для людей, которые отсутствовали в Крыму, не успели оформить документы по каким-либо причинам, но являются гражданами РФ согласно конституционному федеральному закону о присоединении Крыма к России.

— Насколько оправданно давление на лидеров крымских татар? Экс-лидеру меджлиса Мустафе Джемилеву и нынешнему председателю Рефату Чубарову запретили въезд в РФ. Организацию прокурор Наталья Поклонская обвинила в экстремизме за нарушения, которые экстремизмом не являются.

— Давайте разберемся сначала с давлением меджлиса на власть. Вспомним демонстрацию, которую они организовали здесь 26 февраля, когда погибли двое крымчан. Когда привели сюда без каких-либо согласований толпу людей и попытались взять штурмом Госсовет. Это все организовывал господин Чубаров вместе с господином Джемилевым. Они не скрывают этого (в этот день парламент должен был принять решение о референдуме за присоединение к РФ; к зданию пришли и сторонники меджлиса, и пророссийские активисты, в результате началась драка и давка.— “Ъ”). Им показалось, вдруг, что они возьмут власть в Крыму. Рефат Чубаров заявил тогда здесь у меня в кабинете: я добьюсь того, что будет и спикер крымский татарин, и премьер, а во власти их будет 33%. Потом походил по кабинету, подумал и сказал: нет — половина. Вот это было давление.

— Есть ли у власти планы помириться с меджлисом?

— Мы долго вели с ними переговоры. Хотя я изначально был уверен, что ничем они не закончатся. Предлагали им вместе строить новый Крым. Но это деструктивные люди, которые ведут свой многострадальный народ всегда на противостояние. Кроме конфронтации они не могут предложить крымским татарам ничего. Они пытались организовать здесь межэтническое противостояние. Поэтому Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова в Крыму нет. Но есть в меджлисе люди, которые настроены на конструктив.

— Вы о Ремзи Ильясове (член меджлиса и вице-спикер Госсовета)? Для чего ему дали третий номер в списке «Единой России»?

— Это четкий сигнал крымским татарам, что есть человек, который приходит во власть с одной целью — оказывать помощь своему народу. И это не один Ремзи Ильясов. Есть целая группа крымских татар, которые уже работают в исполнительной власти. Центральная власть пообещала выделить финансовые ресурсы на обустройство репатриантов. Уже этот процесс начал реализовываться. Почему Ремзи Ильясов? Потому что это человек с большим опытом работы в парламенте. Очень важно, чтобы законы, которые принимает Госсовет, учитывали интересы всех граждан, в том числе и крымских татар. По его рекомендации крымские татары включены в списки нашей партии на муниципальных выборах во многих городах и районах.

— Какие проблемы больше всего беспокоят крымчан в переходный период?

— В первую очередь это рост цен. Он связан в том числе со сложностью поставок. Много спекулянтов, которые пользуются ситуацией и накручивают свои проценты. Но Совет министров борется с этой проблемой. Не без успеха.

— Социальная сфера на Украине предполагает иные, нежели в России, приоритеты расходов и схему поддержки разных слоев населения. Какие дополнительные программы, отличающиеся от российских, нужны Крыму в этой связи?

— Президент поставил задачу, чтобы никто не потерял от перехода Крыма в состав РФ. Мы ее выполняем. Есть, например, программа по компенсации на ремонт жилья ветеранам—инвалидам войны. У нас это было, а в РФ этого нет. Но мы включаем это в бюджет и будем финансировать. То же касается стипендий для студентов, которые в Крыму останутся выше, чем в РФ. Но в основном социальные выплаты увеличились, поэтому общий социальный эффект от вхождения в Россию — колоссальный. Я сейчас провожу по шесть-семь встреч в день с людьми в регионах Крыма. Пенсионеры получили такие пенсии, о которых и не мечтали. Некоторые на этих встречах рассказывают, что не знают, куда эти деньги потратить. Когда обсуждали экономику до 16 марта, думали, что наш утвержденный бюджет будем до конца года исполнять. Но он уже увеличен российскими властями в два раза. Выросла заработная плата медицинских работников, учителей, военных, госслужащих и многих других. И это реальный прорыв, который людьми будет оценен.

— Севастополь и Крым — это действительно два отдельных субъекта федерации или же отношения между ними теснее, чем между двумя соседними регионами РФ? Возможно ли в будущем слияние двух субъектов в один?

— Объединение было бы логичным. Был вариант, по которому для Севастополя могли прописать особый статус в составе Республики Крым. С определенной экономической и политической независимостью. Но севастопольская политическая элита захотела иметь статус субъекта РФ, и эту идею поддержали в Москве. Ничего страшного в этом нет. У нас с Севастополем сохраняются хорошие отношения. Мы люди одной ментальности, с общей историей. Делить нам нечего.

Комментарии
Профиль пользователя