Коротко

Новости

Подробно

Фото: Maxim Zmeyev / Reuters

"У украинской армии нет такого вооружения, которое позволяло бы сбить самолет на такой высоте"

заявил лидер фракции ВО "Батькивщина" Сергей Соболев в эфире "Коммерсантъ FM"

от

Представители стран ОБСЕ после пяти часов консультаций согласовали текст заявления по крушению пассажирского Boeing на Украине. Об этом сообщил представитель швейцарского председательства Роланд Блесс. Тезиса об "осуждении террористов, сбивших самолет" в документе нет. Лидер фракции ВО "Батькивщина" в Верховной раде Сергей Соболев обсудил ситуацию с ведущим "Коммерсантъ FM" Анатолием Кузичевым.


— Я не могу не процитировать Юлию Тимошенко, которая довольно быстро разобравшись в том, кто виноват, и кто по кому стрелял, сравнила с Аль-Каидой российских боевиков. Могу процитировать: "Российские боевики сегодня доказали, что они ничем не отличаются от Аль-Каиды, и мир должен поступить с ними, как с Аль-Каидой". Мне важно услышать ваш комментарий по поводу произошедшего и ваши соображения относительно того, на чьей все совести, и чья ответственность в произошедшем. Приведет это крушение самолета к эскалации напряженности на востоке Украины или позволит им развязать этот тяжелый узел?

— Давайте попробуем по порядку, относительно тех фактов, которые очень легко проверить. Давайте посмотрим на первые заявления, которые звучали со стороны так называемого Стрелкова — это человек, который на прямой связи с советниками Кремля, который постоянно дает комментарии по поводу крушения, трагедий, которые происходят, когда расстреливают очередные контингенты украинских войск. Ровно через несколько минут после крушения малазийского Boeing- 777 появился комментарий, который исчез ровно через полчаса, господина Стрелкова о том, что они сбили военно-транспортный самолет, проучили их, чтобы больше в небе над Донецком и Луганском ни один военно-транспортный самолет не появлялся.

— В "нашем небе", он написал, я помню.

— Такая же приблизительно ситуация прозвучала и в комментарии трех ведущих телеканалов российских. Абсолютно схожие заявления, но когда стало известно, что это никакой не военно-транспортный самолет, а обычный рейсовый самолет, который был сбит на высоте более 10 тыс. м, сразу же изменилась риторика: исчезли комментарии с электронных средств массовой информации, исчезли комментарии с соответствующих сайтов телеканалов, с личного сайта господина Стрелкова. И появилась новая версия, что непонятно кто расстрелял этот самолет.

Следующий достаточно очевидный факт, который сложно отрицать — это то, что четко зафиксировали, а это делается достаточно жестко в рамках военного времени, что ни одного выстрела со стороны украинской стороны не было.

— А кто это зафиксировал?

— Сразу же было зафиксировано нашим командованием, что в этот период ни одного выстрела с украинской стороны не было. Более того, есть еще один неопровержимый факт, что фактически такого оружия на вооружении украинской армии не существует, но оно было замечено в руках террористов и на сегодняшний день остается только выяснить точку, откуда все-таки произошел выстрел.

— Какого такого вооружения нет на руках украинской армии?

— У украинской армии в руках нет такого вооружения, которое позволяло бы сбить самолет на такой высоте.

— Нет такого вооружения у украинской армии?

— Да.

— У украинской армии нет "Буков"?

— У нас в этот момент, я еще раз говорю, ни одного выстрела не было, который бы проводился именно "Буком" или любым другим средством.

— Об этом заявляет ваше командование?

— Да. Следующий факт, который является очевидным, что фактически после того, как был сбит этот самолет, возникло несколько версий со стороны российской, включая версию о якобы покушении на господина Путина. Поэтому все факты говорят о том, что это попытки увести следствие, которое невозможно увести, от ключевой версии, которая становится очевидной. В связи с тем, что украинская авиация достаточно жестко давила на все точки, которые использовались террористами по расстрелу наших объектов, сразу же было принято решение об уничтожении нашей авиации, которая появляется в небе над Донецком и Луганском.

Сам факт уничтожения военно-транспортного самолета несколькими днями ранее говорит о том, что выполнялась команда об уничтожении любого военно-транспортного судна, которое появится в небе над Донецком и Луганском. В данной ситуации произошла не просто подмена, а крупнейшая трагедия.

— Трагедия, фатальная ошибка.

— В которую теперь втянут весь мир. Даже если сравнить по количеству жертв, то количество жертв этого выстрела гораздо больше, чем количество жертв, погибших в ходе этого конфликта, который длится уже четвертый месяц в результате вторжения российских наемников, в результате вторжения террористических групп на территорию Украины.

— Насчет количества жертв, которое превышает совокупное количество жертв за время конфликта, — это вы, конечно, махнули.

— Почему? Есть официальные цифры о том, что по состоянию на вчерашний день количество погибших военнослужащих, а я говорю о военнослужащих, не превышало 270 человек. Если не ошибаюсь, 268 человек — это последние данные по количеству погибших.

— Это официальные данные. Мы лучше не будем, не получится содержательная дискуссия, у меня есть просто большие сомнения, что это реальные цифры, они официальные, ладно, согласились с этим. У меня к вам вопрос, я понимаю, что вы за это не отвечаете, но ваши соображения были бы интересны: как можно допустить пролет гражданского самолета, даже на эшелоне 10 км, 11 км, над зоной боевых действий, зная, что у сепаратистов, ополченцев, повстанцев, называйте как угодно, есть " Буки"? Как можно было пустить гражданский самолет над этой территорией? Чья это зона ответственности? Это и есть преступление или преступная халатность, как минимум, а чья преступная халатность?

— Давайте несколько факторов учитывать: это фактически зона Евроконтроля, и все коридоры, которые проходят, в том числе, и через территорию Украины, как и через территорию Российской Федерации, утверждаются международной организацией, которая принимает решения об этих коридорах. Более того, всем абсолютно четко понятно, что эти коридоры никто не перекрывал, и необходимо по состоянию на сегодня констатировать, что количество самолетов, которые пролетали над этой территорией, исчисляется десятками.

— Это никак не снимает мой вопрос о халатности и безответственности.

— О какой халатности и безответственности? Халатность кого, господина Путина?

— Нет, конечно.

— Который разрешил передавать через кордон Украины в руки террористов оружие? Извините.

— Нет, ну, вы сейчас подменяете, Сергей. Ну, к чему патетика, когда мы с вами говорим о конкретных вещах? Патетика — у нас специально для этого есть рубрика, там мы этим займемся. Еще раз: есть зона боевых действий, есть гражданские самолеты, которым совершенно очевидно, как дважды два, небезопасно — и вчерашний день тому подтверждение — там летать. Я просто пытаюсь понять, в чьей зоне ответственности было разрешение пролета этого самолета над этой зоной? Вот и все.

— Я еще раз говорю: есть четкое понимание того, что происходит. Вы же чудесно понимаете, что такое оружие ни у каких, как вы говорите, "повстанцев", а мы говорим "террористов", не может быть, поскольку его приобрести невозможно просто на базаре.

— Можно отбить.

— Так вот оружие может поставлять исключительно только со стороны Российской Федерации по разрешению лично господина Путина. Вы представляете, чтобы "Буки" перевезли через территории, погранпостов и постов ФСБ Российской Федерации на чужую территорию?

— Нет, такого быть не может.

— Такое может быть без разрешения господина Путина? Не может быть.

— Но отбить "Буки" у украинских частей — вполне я себе представляю, учитывая состояние украинских частей. Может такое быть, правда?

— Извините, ни одного факта того, чтобы "Буки" были отбиты у украинских частей, нет. Если бы такой факт был, это стало бы достоянием сразу же непосредственно общественности, которая бы об этом трубила. Но в то же время мы зафиксировали десятки случаев поставок тяжелого вооружения через неконтролируемую часть границы. Включая танки, которые проходят через неконтролируемую часть границы Украины.

— Так это усугубляет, то есть вы знали. Хорошо, Путин привез им "Буки", сдал с руки на руки, благословил, поцеловал в лоб, сказал: "Пожалуйста, стреляйте!". То есть вы про это знали, и посылали самолеты через эту зону? Меня только это интересует сейчас.

— Не мы посылаем самолеты. Есть организация Евроконтроль, которая сотрудничает с мировой организацией, которая прокладывает непосредственно такие пролеты непосредственно через границу, в том числе, и Украины и Российской Федерации. Поэтому ничего удивительного нет в том, что до этого ни одного случая такого не было. И поэтому когда "Буки" начали использовать. И "Буки" ли? Давайте еще пускай пройдет расследование, были ли использованы "Буки", мы посмотрим.

— Конечно, конечно, это предположительно, военные эксперты полагают.

— А возможно это ракета, которая использована была с российского самолета, как это было относительно СУ, который был сбит за день до этого.

— Сергей, ну, вы еще скажите: "А за рулем был Путин, мы видели его в газетах фотографии, как он сидит в истребителе". Ну, вы чего?

— Ну, вы знаете, можно утрировать до чего угодно, но я еще раз говорю, ну, вот вы представляете себе, чтобы через границу Украины без господина Порошенко или Януковича в предыдущее время прошел бы без их разрешения танк, "Бук", "Зенитка", любое другое оборудование, ну, вы представляете себе такое? А тем более, чтобы это прошло через границу Российской Федерации?

— Сергей Владиславович, мы к вам с большим уважением относимся, а к украинскому народу просто с любовью искренней, но, честно говоря, такое представить, как через украинскую границу все, что угодно, включая, я не знаю, и танки, и самолеты, и все, что угодно…

— Знаете, мы это чувствуем, это уважение каждый день, когда рассказывают о разбитых и распятых детях, о том, как сами себя украинцы расстреливают, мы это уважение очень хорошо чувствуем.

— Сергей, видите, я с вами пытался говорить все-таки содержательно на конкретную тему.

— И я содержательно.

— А вы сбиваете все время на кровавых мальчиков.

— Почему я сбиваю? Ну, представляете себе, чтобы господин Порошенко или господин Янукович в предыдущее время разрешили бы использовать тяжелое оружие против наших братьев россиян, вот вы себе это можете представить? По факту это сегодня происходит.

— Большая трагедия наших двух стран — то, что не нужно разрешение господина Порошенко или Януковича, это просто в силу богатой, так сказать, традиции государственности Украины, ничего не нужно никакого разрешения, чтобы вести огонь из любых видов вооружения, это мое глубокое убеждение. Повторяю, я сейчас не измываюсь над вами, и, так сказать, не смеюсь, это трагедия реальная, и трагедия более широкая и глубокая, чем просто падение самолета, что тоже ужасно. Но вот такими подколочками мы проблему не решим, и слона мы не продадим, и ничего не купим, Сергей Владиславович.

— Если уж ответить окончательно на ваш вопрос, изменит ли ситуацию, на мой взгляд, изменит, несомненно.

— Каким образом?

— Теперь весь мир увидел ситуацию, когда уже гибнут не только украинские солдаты, не только наемники российские, не только террористы украинские, а гибнут, к сожалению, ни в чем неповинные, семьдесят детей, ни в чем неповинные граждане Нидерландов, Австралии, Канады и многих других стран. Вот о чем идет речь, то есть теперь весь мир увидел, чем это грозит. И я думаю, что просто так весь мир это не оставит.

— Весь мир увидел, я бы так сказал, чуть-чуть более примирительно, что чужих абстрактных войн не бывает. Это коснется рано или поздно всех, это весь мир увидел, а самые умные его представители и так это знали, это совершеннейшая правда. И, пожалуй, этот момент консенсуса, который позволит нам, по крайней мере, на этом этапе, этом крохотном клочке договориться, ладно?

— Добро.

Комментарии
Профиль пользователя