Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Ответ США дадут в бюджете

России придется выбирать между мобилизацией и сменой экономического курса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Расширение санкционных списков США и реакция экономики на эти события потребуют от правительства коррекции приоритетов бюджетной политики, констатировал вчера премьер Дмитрий Медведев. Хотя возможное ослабление рубля решит часть бюджетных проблем, вероятность снижения суверенных рейтингов, усиления оттока капитала, падения инвестиций и роста кредитных ставок резко растет. Бюджет на 2015-2017 годы будет формироваться очень напряженно — ответом на санкции может быть как новое ужесточение бюджетной дисциплины, так и резкая смена экономического курса в РФ.


"Мы вынуждены перестраивать экономические модели развития в связи с этими решениями, переходить к импортозамещающим технологиям, в большей степени использовать внутренние источники роста, включая и финансовые ресурсы. Это нормально, а в чем-то это даже неплохо для нашей экономики, в чем-то это даже полезно. Но давление на Россию не может не отразиться на нашей бюджетной политике и ее приоритетах",— прокомментировал Дмитрий Медведев решение США о существенном расширении санкционных списков (см. стр. 2). Хотя, по сути, секторальные санкции США лишь продекларированы, а ЕС их вводить пока не намерен, происходящее уже не может игнорироваться российским Белым домом, как это де-факто было в апреле--мае. Впрочем, бюджетный ответ на санкции правительство только начало вырабатывать: Дмитрий Медведев заявил, что в бюджете 2015-2017 годов нужно будет "большее внимание уделить расходам на оборону и безопасность" при неснижении социальных обязательств.

Механизм воздействия июльских санкций на экономику РФ будет иным, чем прежних — речь идет не только об ухудшении ожиданий инвесторов и оттоке капитала из РФ, но и о практическом закрытии еще на несколько месяцев "кредитного окна" и в США, и в ЕС для российских заемщиков — как банковских, так и корпоративных.

Опрошенные "Ъ" аналитики не успели дать количественную оценку влиянию второй волны санкций на макроэкономические показатели РФ в обозримом будущем. Но Михаил Хромов из ИЭП им. Егора Гайдара напоминает: в ближайшие два года РФ нужно выплатить $200 млрд долга, "если начнут понижать рейтинги и закрывать лимиты, для российского рынка возникнут дополнительные негативные эффекты". Олег Солнцев из ЦМАКП убежден, что чистый отток капитала из РФ может превысить $110 млрд в 2014 году. Ранее ЦБ и Минэкономики исходили из того, что он не превысит $100 млрд.

Если оценки влияния первого раунда санкций на РФ были немного завышены, то теперь есть основания обсуждать наиболее пессимистичные прогнозы мая — они предполагали отток капитала до $150 млрд, умеренную рецессию в третьем-четвертом квартале 2014 года, новое ослабление реального курса рубля и рост запросов госсектора на бюджетную поддержку.

Из перечисленного лишь возможная девальвация решает часть текущих проблем Белого дома — напомним, ослабление рубля в феврале--марте 2014 года, по оценкам Минфина, дала бюджету до 1 трлн руб. внеплановых доходов. Но во многом это иллюзорный выигрыш, поскольку поддержка теперь, безусловно, требуется попавшему под санкции в США Внешэкономбанку — глава ВЭБа Владимир Дмитриев уже вчера сообщил о будущем пересмотре кредитной политики и более консервативному сценарию развития. ВЭБ в планах правительства с 2008 года играл важную роль в антикризисной поддержке промышленности и экономики и в финансировании Олимпиады в Сочи — "заморозить" его работу для правительства сейчас невозможно без тяжелых последствий. Проблемы негосударственного Газпромбанка, играющего важную роль в ТЭКе и нефтехимии России, в целом схожи.

В целом вне сценария снижения суверенных рейтингов России влияние санкций на банковскую систему вряд ли будет сильным: по крайней мере, первый раунд санкций банки, исходя из выступления на Санкт-Петербургской международной банковской конференции зампреда ЦБ Михаила Сухова, перенесли лучше прогнозов. Сейчас ЦБ ориентируется на прибыль российских банков в 2014 году в 850 млрд руб. (на 1 июля ЦБ прогнозировал 900 млрд руб.), годовой рост потребкредитования на 1 июля, по словам господина Сухова, превысил 20%, и ЦБ открыто говорит о принимаемых мерах по "охлаждению" сектора. По словам зампреда ЦБ, 30 крупнейших банков РФ в состоянии вынести потери до 1 трлн руб. без нарушения нормативов регулятора.

При этом спрос на кредиты российских банков должен вырасти из-за закрытия за рубежом "кредитного окна" для компаний из РФ. По оценке Barclays, пики напряженности с выплатами корпоративного долга придутся на сентябрь и (более существенно) на декабрь 2014 года. Очевидно, усилится спрос на господдержку со стороны компаний.

При верстке бюджета явно еще сильнее столкнутся позиции Минфина, требующего более жесткого ограничения госрасходов, и сторонников отмены "бюджетного правила", расходования ФНБ и пенсионных резервов. На первые санкции Кремль и Белый дом ответили, поддержав министра финансов Антона Силуанова, но в июле его оппонентов будет объективно больше. Так, Владимир Дмитриев вчера сообщил о переговорах с Минфином о возможности "совершенствования" работы ВЭБа как управляющей компании по пенсионным накоплениям (1,8 трлн руб.) и выкупе облигаций ВЭБа негосударственными пенсионными фондами. В Белом доме так или иначе усиливаются позиции сторонников стимулирования роста ВВП через бюджет. "Сокращать инвестрасходы или дорого занимать — политический выбор. Нужно иметь в виду, что более 20% капвложений в экономике РФ делается бюджетами всех уровней, а еще порядка 30% — госкомпаниями",— говорит Юлия Цепляева, глава Центра макроэкономических исследований Сбербанка.

Бизнес уже воспринимает санкции как повод для торговли с правительством по поводу предложений Минфина о досрочном повышении налоговых ставок (ранее власти обещали не трогать налоги до 2018 года). Глава РСПП Александр Шохин, находящийся в Сиднее, вчера заявил "РИА Новости", что бизнес рассчитывает на "неухудшение" условий работы, в том числе налоговых. Говорить о возможном ответе на потенциальные санкции США и ЕС "третьего уровня" вчера отказались практически все собеседники "Ъ". Очевидно, в рамки стандартных политико-экономических решений Кремля и Белого дома — например, роста займов в Азии, бюджетной консолидации, пересмотра госпрограмм — дальнейшее усиление санкций сейчас вписать невозможно.

Дмитрий Бутрин, Алексей Шаповалов, Петр Нетреба


Комментарии
Профиль пользователя