Коротко


Подробно

3

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Другая Америка

Что стоит за визитами российского президента на Кубу, в Никарагуа, Аргентину и Бразилию

Россия заметно активизировалась в Латинской Америке. Изменилась ли роль этого региона для России в условиях ее конфронтации с Западом, выяснял в Монтевидео корреспондент "Власти" Павел Тарасенко.


Визиты российского руководства в страны Латинской Америки совпали по времени с похолоданием в отношениях между Москвой и Западом из-за украинского кризиса. В большинстве своем латиноамериканские страны проявляют по отношению к российской позиции "благожелательный нейтралитет". В марте лишь три страны региона (Перу, Чили и Колумбия) поддержали резолюцию Генассамблеи ООН "О территориальной целостности Украины", признававшую крымский референдум незаконным. Венесуэла и Боливия проголосовали против, а семь стран — Бразилия, Аргентина, Эквадор, Уругвай, Парагвай, Суринам и Гайана — воздержались. "Безусловно, это достаточно мужественный поступок. Он отражает глубокое понимание происходящего теми, кто не присоединился к голосованию за", — заявил тогда глава МИД РФ Сергей Лавров. Спустя месяц он отправился в латиноамериканское турне, в ходе которого лично поблагодарил руководство Кубы и Никарагуа за поддержку, а также обсудил украинский кризис с властями Чили, заявив по итогам переговоров, что те его "явно услышали".

Эксперты, впрочем, сомневаются в том, что те страны, которые не голосовали за резолюцию, на самом деле разделяют взгляды Москвы. "Кубинцы, например, в неофициальных беседах говорят, что им просто не нравится давление на другие страны, в том числе и на Россию, со стороны США. А Аргентина буквально за день до голосования на Генассамблее поддержала раскритикованный Москвой проект резолюции Совбеза ООН",— заявил "Власти" латиноамериканист профессор Санкт-Петербургского государственного университета Виктор Хейфец. Впрочем, об Аргентине разговор отдельный: эта страна признала законность референдума в Крыму, пожалуй, лишь для того, чтобы "передать привет" Великобритании, которая ранее организовала признанное международным сообществом голосование о статусе оспариваемых Буэнос-Айресом Фолклендских (Мальвинских) островов.

Геополитические последствия украинского кризиса для отношений между Москвой и Латинской Америкой на прошлой неделе активно обсуждались в кулуарах конференции "Глобализация и новые центры влияния", проходившей в уругвайском Монтевидео. Как заявил "Власти" один из организаторов форума вице-президент Института Беринга--Беллингсгаузена (ИББА) Херардо Блейер, страны Латинской Америки "давно отказались от логики холодной войны и выступают против дальнейшей поляризации мира". С этим, по его словам, и связана сдержанная позиция большинства стран континента. "Даже сами украинцы пока не знают, в какую сторону им двигаться. В таких условиях принятие радикальной, идеологизированной позиции не послужит разрешению конфликта",— убежден собеседник "Власти".

Впрочем, несмотря на это популярность России среди латиноамериканцев после начала украинского кризиса заметно снизилась. Во всяком случае таковы результаты глобального опроса, проведенного недавно агентством Pew Research Center. Например, в Венесуэле число тех, кто любит и недолюбливает Россию, в прошлом году было примерно одинаково — 40% и 41%, а сейчас — 36% и 51% соответственно. В Бразилии же к нынешней России негативно относится 59% населения.

Переломить негативную тенденцию попытался президент Владимир Путин, который совершил масштабное турне по Латинской Америке. Свою поездку российский лидер начал с посещения традиционного союзника Москвы — Кубы. Для руководства острова был приготовлен щедрый подарок — списание 90% давнего долга, общая сумма которого составляла $35,2 млрд. Оставшиеся 10% было решено инвестировать в экономику Кубы. Кроме того, в ходе визита было сказано немало слов о сотрудничестве в сфере промышленности и высоких технологий, энергетики, гражданской авиации, мирном использовании космического пространства, медицины, биофармацевтики. Одним из масштабных проектов должна стать совместная модернизация морского порта на Кубе и строительство международного аэропорта с грузовым терминалом в Сан-Антонио-де-лос-Баньос.

Популярность России среди латиноамериканцев после начала украинского кризиса заметно снизилась

Затем Путин неожиданно изменил свою программу и буквально на полтора часа заскочил в Никарагуа. Впрочем, по сути, в этом визите не было ничего удивительного: по словам собеседников "Власти" в кулуарах уругвайской конференции, Никарагуа постепенно становится главным плацдармом России в Латинской Америке, особенно учитывая серьезность накопившихся проблем в Венесуэле, в борьбе с которыми президент Николас Мадуро, похоже, бессилен. Москва активно развивает военно-техническое сотрудничество с Никарагуа, возглавляемым старым революционером-сандинистом Даниэлем Ортегой.

Россия планирует сотрудничать с Кубой (слева — председатель государственного совета Рауль Кастро) в самых разнообразных сферах — от промышленности и энергетики до космоса

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Виктор Хейфец предупреждает: чрезмерное сближение с Никарагуа грозит осложнениями в отношениях с Колумбией — страной, потенциально куда более важной с точки зрения перспектив экономического сотрудничества. "У Никарагуа и Колумбии есть неурегулированные территориальные вопросы, так что в Боготе с тревогой смотрят на то, как мы продолжаем обучать никарагуанских пилотов",— пояснил эксперт.

Из Никарагуа Владимир Путин направился к другому стратегическому союзнику — президенту Аргентины Кристине Фернандес де Киршнер. В ходе встречи наверняка обсуждалась высказанная ранее аргентинским руководством идея о присоединении страны к БРИКС. Однако по итогам переговоров российский президент, похоже, несколько разочаровал Кристину Киршнер. Выступив в поддержку сближения между Буэнос-Айресом и объединением быстроразвивающихся экономик мира, он отметил: "В практическом плане расширение состава в настоящее время не рассматривается". Сразу после переговоров российский лидер направился в Бразилию, где посетил очередной саммит БРИКС.

По мнению главы Совета по внешней и оборонной политике Федора Лукьянова, вступление Аргентины в БРИКС маловероятно и не нужно. "Аргентине справиться с ее проблемами это не поможет, а значение БРИКС лишь принизит. Это объединение тем и сильно, что входящие в него страны солидны и самодостаточны",— заявил он "Власти". То, что у инициативы не много шансов на воплощение в жизнь, похоже, понимают и в Буэнос-Айресе. В Монтевидео источник "Власти" в аргентинском Сенате, отвечая на вопрос о перспективах расширения БРИКС, лишь пожал плечами и неуверенно сказал: "Дай Бог!"

С учетом всех последних попыток Запада показать, что из-за своей роли в украинском кризисе Москва находится в изоляции на международной арене, саммит БРИКС пришелся как нельзя кстати. В ходе переговоров Владимир Путин играл одну из ведущих ролей, а его слова о неэффективности "попыток построить модель международных отношений, в которой бы все решения принимались в рамках единственного полюса", и о необходимости "противодействовать попыткам отдельных государств навязать международному сообществу курс на смещение неугодных режимов и продвижение односторонних вариантов разрешения кризисных ситуаций" находили поддержку у остальных членов БРИКС — Бразилии, Индии, Китая и ЮАР. Такое же единодушие царило и в ходе состоявшихся на полях саммита встреч Владимира Путина с лидерами тех дружественных стран, куда в этот раз он не доехал,— Венесуэлы, Боливии и Уругвая.

Собеседники "Власти" в российском правительстве опровергают тезис о том, что активизация Москвы на латиноамериканском направлении как-то связана с санкциями со стороны США и Евросоюза. "Латинская Америка всегда была нашим важным партнером, с многими странами давно установлено стратегическое сотрудничество, созданы доверительные отношения",— заявила "Власти" директор департамента стран Европы и Америки Минэкономразвития Елена Данилова. "У западных компаний в последнее время возросли санкционные ожидания. Те, кто уже работает в России, не собираются сворачивать бизнес, но и расширять его не планируют. Выжидательную позицию заняли и компании, которые хотели бы выйти на наш рынок. Мы видим эту нестабильность и поэтому стараемся хеджировать риски — как финансовые, так и экономические. То есть стремление к диверсификации у нас было всегда, но теперь, в новых условиях, мы еще более внимательно, чем раньше, присматриваемся к Латинской Америке",— объяснила она.

В Минэкономразвития утверждают, что в отношениях с латиноамериканскими странами Москва всегда руководствовалась именно экономическими интересами. "Списание кубинского долга в конечном счете принесет пользу России, так как позволит Кубе оживить свою экономическую деятельность. В Венесуэле также все проекты взаимовыгодны,— заявила Данилова.— То, что мы иногда помогаем странам, которые, в частности, испытывают санкционное давление,— это абсолютно нормально.".

В 2013 году товарооборот России со странами Латинской Америки составил немногим более $16 млрд. Основными российскими партнерами являются Бразилия, Венесуэла и Аргентина. В целом же Россия находится в конце первой десятки рейтинга крупнейших торговых партнеров Латинской Америки. Первые три места занимают США, ЕС и Китай, причем последний ежегодно с огромной скоростью наращивает показатели.

Россия находится в конце первой десятки рейтинга крупнейших торговых партнеров Латинской Америки

В Монтевидео говорили о том, что конкурировать с Китаем России трудно, но вполне возможно: на ее стороне и общность христианской культуры, и исторические связи между народами. При этом участники дискуссий отмечали, что необходимо не только создавать двусторонние проекты, но и выходить на более высокие уровни: заниматься организацией многосторонних проектов (например, с участием европейцев) и создавать производственные цепочки, то есть производить один продукт на предприятиях, расположенных в нескольких странах. Также России явно не хватает какого-нибудь крупного амбициозного проекта, который стал бы локомотивом развития отношений. Таким проектом могло бы стать, например, строительство в Никарагуа Большого канала между Атлантическим и Тихим океанами, но этим уже поручено заниматься китайцам. Они же потом и будут управлять новой водной артерией.

Активное военно-техническое сотрудничество России и Никарагуа (на фото — президент Даниэль Ортега) развивается, несмотря на неудовольствие Колумбии

Фото: Reuters

Попытаться противопоставить что-то китайской мощи можно в том случае, если выступать не по-отдельности, а сообща, то есть развивать отношения на уровне интеграционных объединений. В первую очередь речь идет о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), который вступает в силу 1 января 2015 года, и МЕРКОСУР — Общем рынке стран Южной Америки. В ходе уругвайской конференции министр по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Татьяна Валовая заявила, что у этих проектов общие задачи и общие проблемы, так что им есть чему поучиться друг у друга. "Страны МЕРКОСУР успешнее решают вопросы товарной номенклатуры, медленнее, но лучше интегрируются друг с другом. Нам же, перед тем как заимствовать их опыт, необходимо достичь такой же степени взаимопроникновения экономик. Ведь, например, товарооборот между РФ и Белоруссией, а также РФ и Казахстаном высок, а вот между Казахстаном и Белоруссией — не очень",— считает Виктор Хейфец.

Впрочем, представители ЕАЭС утверждают, что никуда спешить не намерены и будут шаг за шагом идти по пути интеграции. Среди прочего это касается и вопроса введения общей валюты. "Сначала надо увеличить уровень использования национальных валют, создать необходимые финансовые условия, завершить формирование экономического союза и только потом, в отдаленной перспективе, начинать думать о единой валюте",— объяснила "Власти" Татьяна Валовая. В МЕРКОСУР с этой позицией, похоже, полностью солидарны: о возможности введения латиноамериканского аналога евро эксперты говорят давно, но дальше разговоров дело до сих пор не зашло.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение