Коротко

Новости

Подробно

Фото: Театр «Практика»

Разворачиваются процессы

"Дознание" в театре "Практика"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера театр

Театр "Практика" показал премьеру спектакля "Дознание" в постановке Руслана Маликова. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.


К знаменитой во всем мире пьесе Петера Вайса "Дознание", в которой на документальном материале говорили о фашистских концлагерях, сочинение современного автора Игоря Симонова (в свое время он был выдвинут на драматургическую работу основателем театра "Практика" Эдуардом Бояковым и как автор остался в театре при новом худруке Иване Вырыпаеве) никакого отношения не имеет. Впрочем, как сказать: материал отчасти тоже документальный, во всяком случае две из трех сплетенных в единый сюжет истории связаны с реальными историческими персонажами. Да и сам сюжет нового "Дознания", как и старого, из разряда "чтобы зритель задумался о важных проблемах".

Итак, три сюжета — век нынешний, век минувший и век XIV. Из каждого века взята встреча одного обвиняемого и одного следователя. Подследственный из Средневековья — магистр ордена тамплиеров Жак де Моле, как известно, сожженный после процесса по его делу на костре. Из прошлого века — Николай Бухарин, которого в результате "дознания", как тоже всем нам хорошо известно, расстреляли. Из нашего века, правда, не из текущей эпохи, а из находящегося в некотором отдалении будущего — некий крупный олигарх, обвиненный в поддержке терроризма.

Не знаю, как это сделано в пьесе, но в спектакле диалог между Егором Бариновым, играющим всех обвиняемых, и Агнией Кузнецовой, ответственной за всех следователей, свободно перепрыгивает из одной эпохи в другую, без перебивок. И о том, что прошло то ли 100, то ли 600 лет, зритель понимает по именам и обстоятельствам. Конечно, никакого быта, никаких деталей — и следователя играет женщина, чтобы отвлечься от конкретики взаимоотношений и сосредоточиться на проблеме. (Правда, со временем в действии вдруг проявляется женская тема, но как-то впроброс, без существенных последствий.)

Проблема здесь, однако, состоит не в том, что знаменитых людей во все времена обвиняли в чем-то, чего они не совершали, и за эти вымышленные преступления жестоко казнили. Проблема в том, что за всеми процессами стояли не только политические интересы, но и конкретные политики, личности, приносящие других в жертву своему властолюбию. Чтобы зритель осознал сию печальную закономерность мировой истории, в пьесу добавлена еще одна пара — это люди, стоящие за кулисами политических процессов: король Франции Филипп IV и папа Климент V в первом случае, Троцкий и Сталин — во втором и, наконец, в третьем — президент неизвестно какого государства и генеральный секретарь неизвестно чего. Из их диалогов, которые разыгрывают актеры Антон Федоров и Павел Михайлов, быстро становится ясно, что человеческая жизнь никогда ничего не стоила. И вряд ли разумно надеяться, что сильные мира сего в будущем поменяются.

Кстати, о кулисах. Лучшее в этом спектакле — работа художника Кати Джагаровой. С помощью мелькающих на кулисах символов (кресты, звезды и загадочные сферы соответственно каждой эпохе) и люминесцентных ламп, переходящих со сцены на потолок над головами зрителей, Джагарова создает в тесном и неудобном для обычного художника пространстве "Практики" не просто иллюзию какого-то необычного места. Эта бегущая световая дорожка напоминает и дешевый ночной клуб, и простой игровой автомат, и какой-то механизм перезагрузки, примитивный и неумолимый,— последнее весьма точно ложится на тематику пьесы и даже как-то приподнимает, усложняет происходящее.

Текст Игоря Симонова так гладко стелется, что из него очень трудно выделить что-то существенное и неожиданное. Ну, если не считать таковым размышления в духе "с XIV века в мире ничего не изменилось" или "абсолютная власть — это абсолютное одиночество". Доходчивость конструкции и выводов легко было бы принять за достоинство, если допустить, что спектакль задуман как небольшое пособие по гражданской озабоченности для тех, кто находится в гражданском забытьи, то есть, с горечью признаем, это для большинства театральной аудитории. Обидно тем не менее, что в работе пропущено самое интересное из того, чем можно было бы заняться, а именно: механизм самого дознания и психология признания. Но, конечно, в формат часа с небольшим такое исследование не втиснешь.

Комментарии
Профиль пользователя