Коротко


Подробно

Фото: Erik Tomasson

Американская балетная сборная

Гастроли Балета Сан-Франциско в Париже

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

К десятилетнему юбилею фестиваль танца Les etes de la danse в Париже сделал себе достойный подарок — гастроли Балета Сан-Франциско. Двухнедельный марафон старейшей американской компании на сцене театра Chatelet (18 балетов, из них 9 — французских премьер) открылся гала-концертом, который дал исчерпывающее представление о труппе, ее звездах и репертуаре. Рассказывает МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.


Фестиваль танец


Идея создания фестиваля танца Les etes de la danse, который бы утолял культурный голод туристов и балетоманов на летнем безрыбье, принадлежит бывшему танцовщику Парижской Оперы Валери Колану и бывшему вице-президенту AROP (Ассоциация друзей Парижской оперы) Марине де Брант. Он задействовал свои международные связи, она подтянула французских меценатов — и так за десять лет фестиваль стал не просто коммерчески успешной гастрольной антрепризой, но и авторитетным балетным смотром и статусным светским мероприятием, проходящим под патронажем Бернадетт Ширак. Американский театр танца Алвина Эйли, Национальный балет Кубы, Большой канадский балет из Монреаля, Новосибирский театр оперы и балета, Венский национальный балет, Михаил Барышников с Аной Лагуной, он же в спектакле Дмитрия Крымова — каждый год фестиваль поставляет в Париж балетный мировой продукт отборного качества.

Ставка программы гала (впрочем, как и всех гастролей) сделана на американскую классику (Джордж Баланчин и Джером Роббинс) и британскую современность (Кристофер Уилдон и Йохан Кобборг), то есть на репертуар, который у труппы отскакивает от зубов. Есть в их арсенале и авторы из России (Алексей Ратманский и Юрий Посохов), но оба больше работают в США, чем на родине, и если и представляют российскую хореографическую школу, то с явным американским акцентом. И своих, и иностранцев в Сан-Франциско танцуют лихо, с удовольствием и без лишнего пиетета: по-американски, just for fun. Там, где в па-де-де из "Агона" Баланчина иная парижская прима, томно растягиваясь в прямой вертикальный шпагат, лишь условно коснется рукой сцены, солистка труппы Софиан Сильви выстрелит в воздух мощной ногой и впечатает ладонь в пол так, что шлепок будет слышен на галерке. А в забойном финале из "Симфонии си" артисты, не щадя ног, будут бойко лупить заноски, отчаянно вышагивать вперед в "тирбушонах", резво размахивая руками, словно чирлидерши своими помпонами, и улыбаться в 32 белоснежных зуба. Все как одна — мощные, прыткие, грубоватые.

Но все же держится многонациональная труппа не на американцах, а на приглашенных солистах. Бессменный с 1985 года худрук труппы, экс-солист NYCB Хельги Томассон высматривает себе будущих звезд в лучших мировых театрах. Приметит, что какая-нибудь хорошенькая балерина Парижской оперы засиделась в "сюжетах", и заманит ее к себе на привилегированное положение и первые роли. Так произошло в прошлом году с Матильдой Фрусте: уезжая, она сомневалась — теперь даже и не думает возвращаться. С первых секунд па-де-де из Brahms-Schoenberg quartet Баланчина стало очевидно, что француженка не утратила утонченности форм, не растеряла изысканности и легкости, которыми так гордится парижская школа, но решительно набрала в технике, обрела уверенность в танце и с легкостью может дать фору новоиспеченным этуалям родной Opera de Paris.

Послом московской школы много лет выступает Мария Кочеткова, которая ради Сан-Франциско в 2007 году бросила Английский национальный балет. Виртуозной и смелой балерине не страшны ни темпы, ни хореографические изыски "Классической симфонии" Юрия Посохова. Пока ее маленькое тельце аппетитно вьется змейкой, вторя изгибам подвижной пачки-пружины, железные ноги работают как швейцарский часовой механизм, не имеющий права на ошибку.

И если француженка и россиянка изначально находились под пристальным вниманием публики, то китайская прима Тань Юаньюань в дуэте с Дэмианом Смитом в па-де-де "После дождя" Кристофера Уилдона стала откровением вечера. Это беспозвоночное, прозрачное создание способно наполнить рядовой "мостик" на вывернутых наружу кистях глубоким философским смыслом и превратить непримечательную хореографическую зарисовку в поэму нежности.

В истории фестиваля Балет Сан-Франциско занимает особое место, потому что именно американцы стали первыми гостями Валери Колана и их успех воодушевил начинающего импресарио продолжить рискованную затею. Успех им обеспечен и десять лет спустя: балетная машина под Хельги Томассона по-прежнему работает честно, на износ, без оглядки на авторитеты и не стесняясь превращать балет в качественное шоу.

Комментарии