Английский парк Горького

Борис Барабанов о фестивале "SVOY Субботник"

"SVOY Субботник" дебютировал в 2013 году. В рамках нового музыкального события в Москву впервые приехали Arctic Monkeys. Энергия британской группы, закрывавшей фестиваль, а также изобретательность их коллег из Foals компенсировали муки многочасового стояния на жаре, которые выпали на долю меломанов. Фестиваль проходит на асфальтовом пространстве сразу за центральным входом в парк Горького — и в связи с этим все же сильно зависит от погоды.

Kasabian

Фото: Александр Семенов, Коммерсантъ

Хедлайнер этого года — Placebo, группа, нынешним летом впервые решившаяся на тур по десяти городам России. Гастроли стали продолжением мирового турне в поддержку прошлогоднего диска Placebo "Loud Like Love". "Это настоящее путешествие в неизведанное,— говорит лидер Placebo Брайан Молко.— Мы согласились на него, потому что, когда мы выступали в Москве и Санкт-Петербурге, множество фанов приезжали из других городов. На этот раз мы решили отправиться к ним". В туре по России Placebo даже снимают настоящий гастрольный фильм, так что у гостей фестиваля есть шанс попасть в кадр.

Placebo — группа из разряда "русских народных артистов", их популярность здесь больше, чем слава многих героев чартов и любимцев британской прессы. А вот Kasabian — это имя, на котором интересы массовой отечественной публики сойдутся со вкусами тех, кто следит за хит-парадами и ценит локальных британских героев. На первые гастроли в Россию Kasabian собирались долго, и их дебют в Stadium Live случился только с третьего раза. Выступлению группы в парке Горького вроде бы ничто не должно помешать. К тому же у Kasabian только что вышел новый диск под названием "48:13".

Еще одна большая звезда фестиваля — Земфира Рамазанова, слушавшая тот самый первый концерт Kasabian из VIP-ложи. Правда, выступит она не сольно, а в качестве участницы группы The Uchpochmack, в которую также входят двое ее племянников. До недавних пор группа существовала в виртуальном Gorillaz-формате — музыкантов в медиа-пространстве заменяли мультипликационные герои, а фанаты делали вид, что не знают, кто за ними прячется. Прошедшей зимой все открылось, однако это не значит, что группа исполняет песни из регулярного репертуара Земфиры. Игра продолжается, песни совершенно другие.

Организаторы фестиваля — отпетые англофилы из агентства Pop Farm — не устают пропагандировать здесь творчество своих любимцев. На фестиваль везут Майлза Кейна, бывшего участника The Rascals и большого друга Алекса Тернера из Arctic Monkeys. Майлз Кейн, олицетворяющий стильную английскую молодежь, уже выступал в Москве сольно, а теперь везет песни с нового альбома "Don't Forget Who You Are".

По-настоящему интересным делает фестиваль список музыкантов, которые в Россию едут впервые. Возможно, наибольший интерес пытливых меломанов выпадет на долю группы Metronomy, уже целых 15 лет играющей электропоп под руководством авторитетного экспериментатора из Девона Джозефа Маунта. Начав с обычных танцевальных треков, Metronomy постепенно смещались к песенной форме и в конце концов выросли в большую живую группу с вокалом, которая тем не менее не упускает случая сделать дружеский ремикс для коллег-музыкантов. В России Metronomy выступят на маршруте турне в поддержку нового альбома "Love Letters".

И еще один важный гость — лондонский автор и продюсер Джейми Вун. Начало его карьеры отмечено сотрудничеством с отцом дабстепа Уильямом Бивеном, известным как Burial. Постдабстеп Джейми Вуна развивался параллельно с карьерой Джеймса Блейка, отчасти как ее облегченная версия, но в итоге музыкант сформировал свой уникальный саунд и на концертах работает в формате гораздо более близком традиционной группе с гитарами.



Брайан Молко: я говорю о том, как легко нас оказалось соблазнить и обмануть

Лидер группы Placebo ответил на вопросы Бориса Барабанова

Фото: Getty Images / Fotobank

Обсуждалась ли идея изменения маршрута турне или его переноса в связи с осложнившейся политической обстановкой?

Было бы ошибкой считать, что у музыкантов Placebo нет никаких политических убеждений. Но мы никогда не позволим им пойти вразрез с интересами наших поклонников. Мы никогда не поверим в то, что наши фаны хоть каким-то образом где бы то ни было виноваты в том, что происходит в политике. Почему же они должны страдать?

В нынешнем турне вы играете много песен с последнего альбома "Loud Like Love", а также песни с "Meds", но поклонники скучают и по песням с "Without You I'm Nothing" и с других ранних альбомов, а их меньше. Не было ли мысли немного изменить программу концертов для тура по России?

Тот сет-лист, который мы составили для нынешнего турне, работает очень-очень хорошо. Семь песен с "Loud Like Love" плюс наш самый популярный и коммерчески успешный материал. Мы стараемся достичь баланса. Нам важно, чтобы нам самим было интересно играть, а это касается в первую очередь более свежих песен. В то же время фаны, конечно, хотят слышать и более знакомые вещи. То есть нужно сделать как-то так, чтобы и мы были счастливы, и фаны были счастливы.

Самой обсуждаемой песней с альбома "Loud Like Love" была "Too Many Friends". Вы критикуете в ней социальные медиа, но при этом сами активно используете соцсети, продвигая свою новую музыку. Нет ли здесь противоречия?

Понимаете, я пишу песни о людях, а не о технологиях. Вообще-то я очарован технологиями. На мой век пришлись потрясающие технологические изменения. Я родился в 1972 году. Я рос в те времена, когда телефон был штукой, которая висит на стене. Я рос, когда не было персональных компьютеров. Я помню, как появился мобильник, как пришел интернет — и, наконец, я помню взрыв социальных сетей. Но мне неинтересно писать про них. Мне интересно, как с ними уживаются люди, составляющие современное общество. В песне "Too Many Friends" я не критикую технологии. Я говорю о том, как легко нас оказалось соблазнить и обмануть. В этой песне я призываю людей не быть столь наивными в том, что касается социальных сетей, и не позволять управлять собой. Компании говорят, что хотят улучшить мир, но на самом деле они просто зарабатывают деньги. Я хочу понять, как далеко это зашло. Способны ли мы еще к простому разговору в физическом мире или нам обязательно нужен медиум в виде технологий. "Too Many Friends" — песня об одиночестве. В 1980-е телефон висел на стене и в песнях об одиночестве рассказывалось о том, как кто-то ждет звонка от любимого человека, а телефон все не звонит. С тех пор мало что изменилось по сути. Только технологии. И мой вопрос: делают ли нас эти технологии менее одинокими или более одинокими?

Как писатель Брет Истон Эллис появился в клипе на "Too Many Friends"?

Вы знаете, я никогда не встречался с ним лично. У нас был всего лишь один разговор о том, каким должен быть клип. Само предложение режиссера Самана Кешаварца использовать Брета в качестве рассказчика в этой истории меня очень заинтересовало, я большой и давний поклонник его книг. Но важнее то, что Брет — очень активный пользователь соцсетей, так что все сошлось.


Парк Горького, 5 июля, 12.00

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...