Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

«ЕС и Россия — взаимозависимые партнеры»

Посол ЕС в России рассказал “Ъ” о перспективах нормализации отношений

от

Евросоюз приветствовал предложение президента РФ Владимира Путина отменить постановление от 1 марта о предоставлении главе государства права на использование вооруженных сил РФ на Украине. О том, каким в ЕС видят решение украинского кризиса, корреспонденту “Ъ” ГАЛИНЕ ДУДИНОЙ рассказал глава представительства ЕС в Москве ВИГАУДАС УШАЦКАС.


— Сегодня Совет федерации отозвал согласие, данное ранее президенту Путину на использование вооруженных сил России на территории Украины. Как вы оцениваете это решение?

— Мы, безусловно, приветствуем этот шаг. Мы к этому уже давно призывали. Однако необходимы последовательные конкретные шаги по деэскалации ситуации в Украине. Бездействие повлечет за собой дополнительные меры со стороны ЕС.

— Может ли мирный план президента Украины Петра Порошенко дать старт реальному урегулированию?

— Европейский союз полностью поддерживает мирный план, предложенный президентом Украины. И мы положительно оцениваем первые шаги — и со стороны Киева, и с юго-востока Украины, где представители сепаратистских группировок дали позитивный отклик на предложенный президентом Порошенко мирный план.

Евросоюз всегда придерживался позиции, что кризис на Украине должен иметь политическое решение и достигаться через диалог с участием всех заинтересованных сторон. Не последнюю роль здесь играет Россия.

К сожалению, мы все уже долгое время являемся заложниками конфликта на Украине. Мы все глубоко переживаем из-за событий, которые происходят на Украине — близкой, братской стране и для России, и для Европейского союза,— из-за того, сколько крови там пролито.

Конечно, все это совершенно неприемлемо в XXI веке. Мы должны только мирным путем совместно решать встающие перед нами вопросы. Развивать наши отношения так, чтобы у нас было меньше разногласий и не было места ни конфликтам, ни незаконным действия, таким как неправомерная аннексия Крыма, которую Европейский союз не признает.

— Будет ли Евросоюз контролировать соблюдение «дорожной карты» урегулирования?

— Важно, чтобы пункты мирного плана Петра Порошенко выполнялись всеми сторонами. Важную роль в этом процессе играет специальная миссия ОБСЕ, которой Евросоюз полностью доверяет и которую поддерживает. Мы надеемся, что для сотрудников миссии будут созданы безопасные условия работы, чтобы они могли следить за выполнением этих условий.

— Возможен ли новый раунд политических трех- или четырехсторонних переговоров с участием ЕС, Украины, России и, возможно, США, по урегулированию кризиса — как это было в Женеве?

— Думаю, что у нас уже заданы основные направления урегулирования ситуации на Украине. Основные политические договоренности были достигнуты 17 апреля в Женеве и поддержаны и Украиной, и Россией, и США, и Евросоюзом. У нас также есть «дорожная карта» по урегулированию на Украине, предложенная председателем ОБСЕ Дидье Буркхальтером. Кроме того, последний документ по урегулированию — это, конечно, план президента Порошенко.

— Какие перспективы евроинтеграции дает Украине подписание соглашения об ассоциации с ЕС на предстоящем саммите Евросоюза?

— 27 июня Европейский союз подпишет полностью все документы, которые создадут новую базу для отношений между ЕС и Украиной, а также между ЕС и Молдавией, ЕС и Грузией. Подписание соглашений об ассоциации — это новый шаг в наших отношениях как в политическом, так и в экономическом плане. Это будет большой шаг к модернизации этих стран на основе соблюдения международных торговых правил, на основе верховенства закона и демократизации. Эти страны получат легкий доступ к самой большой экономике мира, которой является Евросоюз.

Мы поддерживаем такие устремления, поскольку мы, во-первых, верим в мирную силу торговли, которая способствует не только экономическому сотрудничеству и модернизации стран, но помогает сблизить наши страны.

Второе, что я хотел бы подчеркнуть,— это то, что отношения, которые мы строим с Украиной, Молдавией и Грузией, ни в коем случае в данный момент не означают, что эти страны имеют перспективу стать членами Евросоюза. Сами эти страны заинтересованы в том, чтобы развивать свою экономику и получить доступ к крупнейшему мировому рынку. Здесь геополитики нет, а есть естественные интересы национальных экономик.

В-третьих, Украина, Грузия и Молдавия заинтересованы в строительстве своей политической системы на основе демократии, прав человека, уважении и толерантности. Мы представляем демократический Европейский союз и верим, что после выборов у страны всегда появляется возможность обновить свою политическую систему и направления развития страны. Мы готовы способствовать модернизации этих стран и предлагать различные проекты по техническому сотрудничеству, чтобы помогать им развиваться по той модели, которая уже проверена в ЕС.

Кроме того, важно, что те отношения, которые мы строим с Украиной и другими странами, ни в коем случае не означают создания условий для вступления этих стран в НАТО. В данный момент эти страны не имеют перспективы вступления в НАТО. Кстати, Украина и не выражала такого желания.

Наконец, я хотел бы подчеркнуть, что любая страна может развивать торговые отношения не только с Евросоюзом, но и с другими экономическими державами, такими как Россия. Действующий договор о свободной торговле между Россией и Украиной совместим с соглашением об ассоциации между ЕС и Украиной — так же, как совместимы соглашения о свободной торговле находящейся в сердце Европы Швейцарии и с ЕС, и с Китаем.

Если мы желаем нашему общему соседу — Украине — процветания и выхода из экономического кризиса, то лучшее, что мы можем сделать,— это не высказывать претензии или вводить протекционистские меры, а открыть наш рынок — и российский, и европейский — украинским товарам, чтобы украинская промышленность могла восстанавливаться, а страна стала более самостоятельной.

Возможен ли после подписания соглашения с Украиной и с Грузией переход к безвизовому режиму Евросоюза с этими двумя странами?

— Хотя мы оценили прогресс, достигнутый украинской стороной по будущим переговорам по либерализации визового режима, это два параллельных процесса, которые проходят независимо друг от друга. То же касается и Грузии.

— Могут ли быть переговоры об облегчении и отмене визового режима возобновлены и с Россией?

— Да, мы надеемся, что возобновим переговоры с Россией по либерализации визового режима. Но это зависит от того, как нам удастся нормализовать ситуацию на Украине.

— Тем не менее лидеры ЕС не исключили расширения санкций. Какова вероятность принятия нового пакета экономических санкций?

— Мы всегда открыто признавали свою озабоченность ситуацией на Украине. Определенная работа по возможным дополнительным мерам и санкциям ведется Еврокомиссией. Но я надеюсь, что те обнадеживающие вести, которые приходят на этой неделе с Украины, и шаги, которые будет предпринимать российская сторона, не приведут к тому, что мы будем вынуждены принимать новые решения по санкциям.

— Учитывая, что у Италии, чье председательство в ЕС начнется 1 июля, традиционно были достаточно теплые отношения с Россией, можно ли ожидать стабилизации отношений России и ЕС?

— После вступления в силу Лиссабонского договора роль страны—председателя ЕС изменилась. И с 1 июля Италия будет играть более важную роль при согласовании приоритетов ЕС, особенно по внутренним вопросам. Однако вопросы внешней политики и безопасности сейчас находятся в общей компетенции 28 стран—участниц Евросоюза и реализуются внешнеполитической службой ЕС, Еврокомиссией и представительствами ЕС за рубежом — такими, как наше. Это означает преемственность и постоянство.

С другой стороны, все страны ЕС заинтересованы в позитивном развитии диалога с Россией. ЕС и Россия являются самыми взаимозависимыми партнерами как в сфере экономики, в том числе в энергетике, так и в международных вопросах: невозможно представить, чтобы международные конфликты могли бы решаться без участия России или ЕС.

— Что касается энергетики, как вы оцениваете перспективу создания единого газового рынка ЕС, учитывая что в Москве к этой идее отнеслись негативно?

— Евросоюз находится в постоянном развитии: мы начали с интеграции угольной промышленности семи стран и союза семи стран, а теперь уже речь идет о свободном передвижении товаров, услуг, капиталов и людей в 28 странах.

Очевидно, что ради наших потребителей мы требуем, чтобы и местные, и зарубежные поставщики играли по правилам нашего рынка. Мы заинтересованы в создании близких взаимозависимых отношений между странами ЕС и теперь движемся к созданию общего энергетического рынка. Это даст возможность выбора источников по лучшей цене, и здесь неизбежны перемены, которые дадут толчок к развитию открытого рынка.

При этом, хотя и Евросоюз, и Россия предпринимают шаги по диверсификации энергетики, очевидно, что наши отношения остаются взаимозависимыми.

— В России сейчас активно обсуждается вопрос пути дальнейшего развития страны и ориентации на Запад или Восток. Насколько, по-вашему, сегодня актуальна идея единого европейского пространства «от Лиссабона до Владивостока»?

— Я как представитель Евросоюза и как друг России с большим интересом слежу за теми дебатами, которые сейчас ведутся на эту тему в России. Они неизбежны — в силу того политического кризиса в отношениях России и ЕС, с которым мы столкнулись. Этот кризис дал нам толчок к осмыслению наших отношений: мы делаем свои выводы (как на основе сотрудничества с Россией, так и на основе кризисных моментов, включая неправомерную аннексию Крыма) и наблюдаем с интересом за дискуссиями в России.

В конце концов выбор будет зависеть от самих россиян — граждан России и лидеров страны. Будет ли принято решение о поиске какой-то своей уникальной роли в регионе и в мире, об ограждении — не только политически, но и экономически, культурно — от западного влияния, от Запада, от Евросоюза. Будут ли предприняты серьезные шаги для интеграции российской экономики и, возможно, политики со странами Азии.

Но очевидно, что на основе наших отношений с Россией и другими странами мы со своей стороны верим в силу открытости и уважения прав человека, конкурентной среды, толерантности, свободы СМИ. Мы заинтересованы в интеграции экономики от Тихого до Атлантического океана. Но это возможно, только если мы будем строить это совместное пространство на основе единых правил.

Слова, которые мы говорим, должны соответствовать действиям: соблюдению мировых правил торговли (тут, к сожалению, мы видим барьеры, введенные Россией), уважению соседей, таких как Украина, и готовности со стороны России к конкретным шагам по либерализации своей экономики и торговых отношений с ЕС. Когда наши действия будут совпадать с нашим видением, мы сможем работать над созданием общего пространства от Лиссабона до Владивостока. И надеюсь, что вместе с Россией мы в будущем вернемся к этому уникальному и многообещающему проекту.

Комментарии
Профиль пользователя