Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Кому выгоден запрет на передачу персональных данных?

Перед уходом на каникулы Госдума приняла законопроект, обязывающий иностранные интернет-компании хранить персональные данные российских пользователей только на серверах в России. Граждан новшество напугало, зато для некоторых бизнесменов запрет открыл новые возможности.


Рубрику ведет группа "Прямая речь"


Наталья Касперская, генеральный директор InfoWatch:

— Это выгодно тем, кто занимается хранением данных. А нам с той точки зрения, что рынок безопасности будет расти, это только плюс. Но вопрос даже не в том, насколько данные в безопасности, а в том, насколько это проверяемо. Это скорее юридический вопрос, а не практический. С точки зрения юридической безопасности правильнее, когда субъекты подчиняются тебе. А если базы данных оказываются непонятно где, кто несет за это ответственность? В таком случае все контракты с хранителями этих данных за рубежом надо согласовывать с российским законодательством. Скорее всего, это почти невозможно. Выполняемость этого закона — отдельная история, но с юридической точки зрения он абсолютно логичен.

Евгений Гонтмахер, замдиректора Института мировой экономики и международных отношений:

— С точки зрения бизнеса, никому. Современное развитие часто происходит в сотрудничестве с зарубежными компаниями, подразумевающем трансграничный переток информации. Этот закон направлен на укрепление ложно понятой безопасности страны. Это чисто правоохранительный документ. Западный инвестор от этого закона не пострадает, а наша экономика, нуждающаяся в инвестициях, их не дождется. А тезис, будто при отсутствии западных компаний начнется рост на внутреннем рынке, не работал даже в Советском Союзе на последней стадии. Весь тогдашний hi-tech приходилось либо доставать шпионажем, либо покупать. А сегодня у нас уже не осталось по многим пунктам научных, технических и кадровых школ. Последний пример — чипы для кредитных карт. Минфин признал, что лучше использовать заграничные образцы.

Илья Переседов, исполнительный директор фонда "Разумный интернет":

— Интрига в том, что он вообще никому не выгоден. Здесь даже не получается заподозрить руку каких-то российских лоббистов. Ситуация с персональными данными примерно такая же, как с платежными системами: если вдруг на территории России перестанут работать международные платежные системы, то в первую очередь пострадают российские граждане, а только потом владельцы этих систем. Я вижу этот закон политическим и пропагандистским — это наш ответ на санкции. Наши депутаты технически неграмотные или делают вид, что технически неграмотные. Они представляют себе хранилище файлов какой-то картотекой с отдельным ящиком "Граждане РФ", и этот ящик стоит на территории Калифорнии, а теперь его можно взять и перевезти, допустим, в Калининградскую область. Но никакой единой базы данных по гражданам у компаний нет. Более того, разные компании осуществляют сортировку по-разному: имя может находиться на одном сервере, фамилия на другом, а все сходится на дате создания аккаунта. Как эти архивы структурированы — вообще коммерческая тайна. Даже если компании решат этот закон выполнить, им придется менять всю файловую систему и делать это публично. Требования эти невыполнимы, поэтому, скорее всего, придется менять закон. Либо до 2016 года наши отношения с американцами улучшатся, и тогда мы отменим этот закон, либо ухудшатся, и мы вообще закроем российский рынок для международного интернета. Ведь этот закон ориентирован не на события 2016 года, а на нынешнюю политическую повестку.

Иван Бегтин, директор НП "Информационная культура":

— Практически никому. Мы сами против себя вводим санкции. Можно было бы предположить, что за этим стоят владельцы компаний-хостингов, дата-центров в России, наши крупнейшие телекоммуникационные компании. Но монополисты могут выиграть только отчасти, потому что чем больше изоляция, тем меньше конкуренции и новых технологий. Ведь, по сути, закон изолирует нас от всего мира. Если многие страны сейчас стремятся к унификации законодательства и возможностей по хостингу, то мы создаем суверенный интернет. Помимо этого, даже если сайт находится в нашей юрисдикции, это не значит, что его базы данных тоже здесь. Они по VPN могут быть где угодно. Конечно, за каждым принятым законом Госдумы стоит определенный смысл, многие из них даже соответствуют мировым тенденциям. Например, защита персональных данных — один из приоритетов Германии, но они там договариваются с хостингами и провайдерами, владельцами крупнейших баз данных типа Facebook, и подгоняют их под свои законы. А у нас идеи здравые, а реализация происходит через одно место. Но если кто-то уйдет с нашего рынка, его место займут российские, китайские, арабские и другие компании, пустовать оно не будет.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение