Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ъ

Не по-детски

Как Kidbook обратил на себя внимание рынка и привлек инвестиции

от

Сегодня стало известно, что интерактивное издательство и библиотека мультимедийного контента для детей Kidbook привлекла 10 млн руб. от группы бизнес-ангелов. Объем раунда невелик, но это, пожалуй, первая заметная сделка в сегменте детских мобильных приложений. По данным компании Data Insight, 90% пользователей Рунета готовы платить за цифровые товары уже сегодня, а аналитики J'son & Partners Consulting прогнозируют, что к концу 2016 года российский сегмент Digital goods достигнет $2,5 млрд. «Секрет фирмы» выяснил у основателя Kidbook Евгения Сафонова, как ему удалось растолкать десятки конкурентов и заставить инвесторов поверить именно в его проект.

На каждом мероприятии, посвященном ИТ/стартапам, я стабильно встречаю 1-5 предпринимателей, которые развивают (или пытаются) проекты, объединяющие в себе две темы — детей и мобильные разработки. Перспективность обеих тем не вызывает вопросов, а вот сами проекты вопросы вызывают. Чем KidBook качественно отличается от десятков других проектов, заполонивших ИТ-тусовки и AppStore?

Как известно, главное в любом проекте — это не идея, а ее реализация. Мы не случайные люди в этой сфере, у основателей и сотрудников KidBook был релевантный опыт в смежных сферах — создание мультфильмов, игр и мобильных приложений и digital-маркетинге. Мы хорошо представляем то, каким должен быть востребованный контент и как этого добиваться. На сегодня я могу с уверенностью сказать, что наши интерактивные книги одни из лучших в русскоязычном AppStore, и это подтверждается десятками писем, которые мы получаем от родителей наших маленьких пользователей. В Рунете очень любят оставлять негативные комментарии, так вот у нас таких комментариев — как на странице в AppStore, так и к книгам внутри приложения — практически не бывает. Это о чем-то да говорит.

Создавая свой проект, вы оглядывались на западный опыт или вас не интересовало, что происходит в этой сфере за пределами России? Что конкретно сподвигло вас на создание проекта KidBook в том виде, в каком он есть сейчас? Сколько человек сегодня трудится в компании? Сколько средств было вложено в проект с момента разработки и чьи они?

Сама идея пришла спонтанно. Мы сформулировали для себя два тезиса — «Дети любят iPad’ы» и «Интерактивные книги выглядят интересно». Эти тезисы в итоге развились в идею создания библиотеки интерактивных книг и, как очевидное дополнение, платформы для создания подобных книг. Уже когда мы начали разработку, я наткнулся на приложение PlayTales книги и издательство на Западе, которое в точности повторяло все, что мы к тому времени придумали. На сегодняшний день в компании постоянно трудится пять человек, включая двух разработчиков и меня. Весь контент мы создаем по продюсерскому принципу, привлекая под каждый придуманный нами проект наиболее подходящих исполнителей (художников, аниматоров, композиторов, звукорежиссеров). До привлечения инвестиций мы успели потратить около 4 млн руб. собственных средств на разработку платформы, мобильного приложения и порядка 15 книг.

Приложение KidBook для iPad появилось в AppStore в апреле 2013 года и за неделю вышло на первое место в своей категории. Однако, судя по статистике AppAnnie (с точки зрения загрузок), в конце мая текущего года приложение KidBook находилось где-то в районе 50 места в категории «Книги» и в пределах 150 места в категориях «Для детей» и «До 5 лет». Сдаете позиции или это затишье перед бурей, то есть перед каким-то новым крупным запуском?

Рейтинг бесплатных приложений отображает картину по набору аудитории за последние 24 часа. Держаться долгое время в топе без рекламной поддержки почти невозможно, а в мае ее не было — ждем нового апдейта для запуска очередной кампании. Загляните в этот рейтинг через пару недель, найдете нас в топе.

Опять же по статистике AppAnnie (теперь с точки зрения продаваемости) приложение KidBook стабильно держится в 30-ке самых доходных приложений во всех категориях, где оно размещено. Какие статьи доходов есть у проекта и какая из этих наиболее емкая сейчас? Насколько я понимаю, компании фактически за год удалось выйти на точку безубыточности, — за счет чего?

Вот этот рейтинг нам более интересен, поскольку он демонстрирует стабильную потребительскую активность наших пользователей. То есть продажи не падают пропорционально падению набора аудитории, так как их в большей степени формирует аудитория, набранная ранее, нежели только что установившие приложение пользователи. Статья доходов в приложении одна — продажи контента. Про безубыточность следует сделать оговорку. Да, мы уже можем содержать команду за счет нашей выручки, но в ближайшем будущем основные статьи расходов — это создание контента и привлечение пользователей, вот на их закрытие и требуются инвестиции. Это естественный этап развития такого бизнеса: сначала набираем аудиторию, потом длительное время ее монетизируем. У нас не было явного прорыва, развитие проекта шло и идет достаточно плавно.

Вы привлекли раунд в 10 млн руб. от группы частных инвесторов во главе с Владимиром Каниным (основатель проекта Pay-Me.— СФ). Сколько человек в этой самой «группе»? Скольких инвесторов вы прошли, прежде чем нашли нужных, и, кстати, где и как нашли? Как долго вы общались с инвесторами перед заключением сделки? В обмен на какую долю в компании вы привлекли средства?

В этой группе трое инвесторов, включая Владимира Канина. В определенный момент мы поняли, что запас собственных средств заканчивается, поэтому стали искать бизнес-ангела и обратились к Владимиру, который давно наблюдал за нашим проектом и наконец-то созрел стать его инвестором. К фондам мы сходили на несколько встреч, на каждой из которых нам говорили одно и то же: «Проект классный, но для нашего фонда вы пока маленькие, приходите позже». В общей сложности поиск инвестора занял около полугода. Размер доли, в обмен на которую мы получили инвестиции, раскрывать пока не можем. Но, разумеется, это миноритарная доля.

Насколько мне известно, инвестиции пойдут на запуск новых мультимедийных книг, а также маркетинг и разработку приложения на базе Android. Насколько вы планируете увеличить число контента своей библиотеки до конца года (с нынешних 17 книг)? Что конкретно подразумевается под грядущими вложениями в маркетинг? Собираетесь ли вы зарабатывать на приложении под Android или это, скорее, будет имиджевая история?

К концу года мы планируем иметь в библиотеке более 30 собственных книг и возможно несколько книг сторонних продюсеров. Почему-то принято в индустрии мобильных приложений называть это словом «маркетинг», хотя, конечно, речь идет о рекламе и PR-мероприятиях, направленных на рост аудитории пользователей. Многие разработчики зарабатывают в Play Маркете на модели in-app покупок, и мы думаем, что детский контент — это как раз то, на что готовы тратить деньги даже пользователи планшетов на Android, которых как бы принято считать «не платящей» аудиторией. Впрочем, посмотрим на результаты и сделаем выводы. В конце концов, планшетов на операционной системе от Google в России в два или три раза больше, чем iPad, этой аудиторией нельзя пренебрегать.

Когда вы планируете окупить инвестиции? На чем вы собираетесь сфокусироваться в ближайшее время и в каком направлении (собственный контент или мультимедийный конструктор) собираетесь развиваться?

Подобный проект скорее окупит инвестиции при «выходе», чем за счет собственной прибыли: сколько бы ни зарабатывал проект, правильнее будет реинвестировать всю прибыль в масштабирование проекта. Это наиболее вероятный путь для подобной бизнес-модели.

Вы делаете проект в России и для российского рынка. Есть ли у вас глобальные амбиции и мечта открыть офис где-нибудь в Сан-Франциско (поближе к самому сердцу мирового стартап-движения) или в Таиланде (поближе к океану и наиболее перспективным азиатским рынкам)?

Пока мы ориентируемся только на Россию, но, безусловно, глобальные амбиции по выходу на другие рынки у нас есть. Когда у нас будет достаточно контента, бизнес-модель отработана, а проект войдет в ту форму, которую мы для него задумали, можно будет начинать экспансию. Но с большой долей вероятности для такого рывка нам потребуются куда большие ресурсы, чем есть сейчас. Конкурировать на внутреннем рынке намного легче, чем на глобальном.

Каким вы себе видите проект KidBook через год? А каким через три?

Через год мы видим KidBook безоговорочным лидером сегмента на российском рынке. Через три года — это будет уже издательство детского контента на глобальном рынке. Впрочем, в этой сфере настолько быстро все меняется, что на три года вперед прогнозировать стоит аккуратно.

Полина Русяева


Комментарии
Профиль пользователя