Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

"Уплата налогов, создание рабочих мест и достойных условий труда — основа КСО"

Социальная ответственность прежде всего не законодательно определенное требование, а дело самих предпринимателей. О том, как постепенно совершенствуется этот механизм, мы беседуем с ДАВИДОМ ЯКОБАШВИЛИ — создателем нескольких компаний, которые с полным правом могут именоваться социально ответственными, и главой Комитета по корпоративной социальной ответственности (КСО) и демографической политике РСПП.


— Является ли деятельность в русле КСО неким обременением для предпринимателей или же она приносит им какие-то дивиденды?

— Корпоративная социальная ответственность — это характеристика качества управления. Когда социальные и экологические вопросы входят в число тех, которые находятся в центре внимания менеджмента, компания обеспечивает себе более высокий уровень устойчивости и в долгосрочной перспективе рост стоимости. Уже сегодня инвесторы более позитивно оценивают перспективы таких компаний. Есть и краткосрочные выгоды: управление рисками, которые мы называем нефинансовыми (такие как экологические риски, риски кадрового обеспечения), дает вполне ощутимый финансовый результат, например исключение штрафов, расходов на ликвидацию последствий аварий, возможность выбирать наиболее квалифицированных сотрудников, меньше тратить времени на их поиск. Есть и репутационная составляющая.

Ответственным компаниям более охотно дают займы. В пример можно привести "Сахалин Энерджи". Компания последовательно выстраивала систему эффективного управления экологической и промышленной безопасностью , отношениями с местным сообществом, в том числе коренными малочисленными народами Севера. Благодаря этому компания получила на выгодных условиях долгосрочные кредиты от иностранных инвесторов в рамках проектного финансирования, что позволило реализовать стратегически важные программы развития компании, в частности построить и запустить первый в России завод по производству сжиженного газа.

— Можно ли считать КСО неким неформальным налогом, который произвольно устанавливают местные власти и таким образом стараются залатать те дыры, на которые у них не хватило бюджетных средств?

— Наша позиция заключается в том, что сотрудничество бизнеса и власти в решении задач социально-экономического развития необходимо для устойчивого развития страны и устойчивого развития бизнеса. И повестка дня этого сотрудничества намного шире, чем обозначенная в вопросе. Речь ведь не только о том, что бизнес направляет какие-то суммы на те или иные проекты. На повестке дня этого сотрудничества и вопросы повышения производительности, конкурентоспособности российских компаний, вопросы подготовки кадров, социального и экологического благополучия регионов. В решение этих вопросов вклад бизнеса значителен. С другой стороны, и бизнесу здесь часто нужна поддержка государства. Выстраивание партнерских отношений требует от обеих сторон ответственности, понимания того, как сегодняшние решения отразятся на будущем. Что же касается поддержки бизнесом конкретных проектов, то дело акционеров — решать, на что направить прибыль. Если они считают, что эти затраты стратегически оправданны и не нарушат баланса отношений с заинтересованными сторонами, партнерами, я не вижу здесь проблемы.

Случаи давления на бизнес со стороны представителей органов власти в попытке часть проблем в зоне своей ответственности решать за счет средств компаний существуют, конечно, особенно на местном и региональном уровнях. Выход из такой ситуации — повышение ответственности в налаживании взаимодействия всех участвующих сторон, понимание взаимной выгоды от нахождения баланса интересов с учетом имеющихся возможностей, ограничений и приоритетов.

— Давайте поставим вопрос по-другому. Предприниматель ведь имеет право сказать: "Я плачу налоги и исполняю законы, больше я никому ничего не должен"?

— Уплата налогов, создание рабочих мест и достойных условий труда — это основа, базовый уровень КСО. Если компания эти задачи эффективно решает, то уже нельзя говорить, что она отвергает КСО. Вопрос заключается в том, является ли выполнение необходимых условий достаточным. Это зависит от многих обстоятельств.

Кроме того, если говорить об одном из элементов КСО, связанных с социальной деятельностью, и еще более узко — о благотворительных программах и пожертвованиях, то дискуссии о том, в какой степени могут и должны этим заниматься компании или это личное дело состоятельных людей, идут уже сто лет. Здесь выработаны определенные подходы, сложилась успешная практика компаний, в том числе в России, которая может служить примером. Но мы сегодня говорим о КСО как об управлении системой отношений с обществом, о сбалансированности экономических целей и целей социальных, интересов бизнеса и общества. Вряд ли кто-то ставит под сомнение то, что этим надо серьезно заниматься, если компания хочет устойчиво развиваться. В этом же контексте компании должны решать вопросы, связанные с социальными инвестициями, развитием корпоративной благотворительности, рассматривая их как части стратегии бизнеса. При этом направления, приоритеты, масштабы деятельности в сфере КСО каждая компания определяет самостоятельно, базируясь при этом на исполнении законов и развивая добровольные дополнительные инициативы с учетом решаемых задач, возможностей, ожиданий заинтересованных сторон и условий ведения бизнеса.

— Начиная с какого уровня уже неприлично обходиться без КСО? От владельца цветочной палатки никто этого не ждет?

— Всякий бизнес зависит от отношений с обществом. И у маленького магазинчика "шаговой доступности" есть своя повестка дня в отношениях с окружающей социальной средой, если, конечно, хозяева и менеджеры этого бизнеса рассчитывают быть на рынке не один-два дня. Они работают на определенной территории, где взаимодействуют с местной властью и зависят от нее, участвуют в районных мероприятиях, завоевывая их лояльность. Гражданам, живущим рядом, важно качество потребляемой продукции, предоставляемых услуг, нужно зарабатывать доверие покупателей. Многое зависит от условий для ведения бизнеса, что в значительной степени зависит от государства как главного регулятора. Чем эти условия благоприятнее, тем в большей степени можно ожидать ответственного поведения от предпринимателя. Масштаб, конечно, важен: чем больше компания, тем заметнее ее роль в обществе. Здесь тоже многое зависит и от отраслевой принадлежности — например, к добывающим компаниям всюду в мире особая требовательность из-за беспокойства общества об ограниченности ресурсов, о безопасности работ и об экологических рисках. Когда речь идет о производстве продовольственных товаров, то здесь в центре внимания всегда будет качество и безопасность продукции, правдивое информирование покупателя о ее составе и свойствах. Есть и такой фактор, как глобальные рынки. Бизнес любого масштаба, будучи включен в международную цепочку создания стоимости, неизбежно столкнется с необходимостью соответствовать международным стандартам и в этой области.

— Насколько в системе КСО в России использован зарубежный опыт? Какой и каких стран?

— Опыт разных стран в сфере КСО сегодня обобщен в международных сводах принципов и стандартов. В их числе — Глобальный договор ООН, стандарты отчетности в этой области, такие как GRI — Глобальная инициатива по отчетности в области устойчивого развития, стандарты Международной организации по стандартизации (ISO) в области экологии, качества и безопасности и пр., в том числе стандарт-руководство по социальной ответственности ISO 26000. Эти принципы и стандарты признаны и используются и у нас. Так, в Социальной хартии российского бизнеса отражены и получили развитие принципы Глобального договора. Многие стандарты ISO утверждаются как российские ГОСТы. Например, стандарт ISO 26000 существует теперь и как российский государственный стандарт: ГОСТ-Р ИСО 26000:2012.

Но мы не только стараемся воспринять лучший мировой опыт. Наши компании активно участвуют в выработке норм и стандартов в этой области, участвуя в международных инициативах, таких как сеть Глобального договора, или группах по выработке стандартов GRI, IIRC (интегрированной отчетности). Активны наши компании и в рамках отраслевых ассоциаций, таких как Всемирная ассоциация производителей стали или Ассоциация компаний химической отрасли.

— Как можно охарактеризовать динамику КСО за последние 10-15 лет? А перспективы какие?

— КСО — это все-таки прежде всего принципы и направления ответственной деловой практики, а не набор мероприятий. Поэтому, говоря о динамике, имеет смысл посмотреть, как этот принцип внедряется в реальную работу компаний. И здесь, хотя количественные оценки не всегда возможны, мы видим, что по сравнению с ситуацией даже пятилетней давности компании намного более осознанно управляют комплексом своих взаимоотношений с обществом, воздействием своей деятельности на местные сообщества и природу.

Сегодня у большинства крупных компаний есть корпоративные политики в сфере КСО и устойчивого развития, которые регулируют вопросы работы с персоналом, качества продукции, производственной безопасности и охраны окружающей среды, социальных инвестиций, норм деловой этики, публичной отчетности. Вопросы КСО все чаще включаются в повестку дня заседаний советов директоров, что говорит о понимании стратегического значения этих вопросов. У менеджеров есть такое правило: хорошо управляется то, что можно измерить. Компании сегодня все чаще включают показатели, которые отражают результаты в этих областях в годовые отчеты, публикуют отчеты в сфере КСО и устойчивого развития. В Национальном регистре таких отчетов, который ведет РСПП, сегодня их около 500. Еще пять лет назад цифра была на порядок меньше.

О том, что компании уделяют все больше внимания КСО, говорит и рост интереса к оценке эффективности управления в этой области. В ответ на многочисленные запросы компаний мы в РСПП разрабатываем методические инструменты в этой области. Можно назвать здесь инструмент самооценки компаний, построенный на принципах международного стандарта ISO 26000 — "Руководство по социальной ответственности". Рекомендации по самооценке были подготовлены в рамках работы Комитета РСПП по корпоративной социальной ответственности и демографической политике и Центра РСПП по КСО. Компании активно его тестируют и используют — можно здесь назвать, например, такие компании, как "Сахалин Энерджи", "Северсталь", "Газпром нефть". Сейчас мы в партнерстве с Европейским университетом в Санкт-Петербурге работаем над проблемами сравнительной оценки деятельности компаний в сфере КСО. Результатом этой работы станет создание индекса "Ответственность и открытость". Нужно сказать, что различных рейтингов КСО уже немало, но, чтобы всерьез говорить об оценке социального вклада бизнеса, еще предстоит поработать и над качеством информации, раскрываемой в публичной корпоративной отчетности, и над критериями ее оценки.

Беседовала Дарья Фоменко


Тэги:

Обсудить: (0)

"Социальный капитал. Ответственность и открытость". Приложение от 03.06.2014, стр. 14
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение