Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: РИА НОВОСТИ

Неизлечимый "Мечел"

Как компания Игоря Зюзина оказалась на грани банкротства

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 24

Как одна из крупнейших российских металлургических компаний оказалась на грани банкротства, кому могут достаться ее активы и кто расплатится по ее долгам, разбирался обозреватель "Денег" Евгений Сигал.


Вызов доктора


Широкой публике имя миллиардера Игоря Зюзина стало известно в июле 2008 года, когда на него и принадлежащий ему "Мечел" обрушился с критикой Владимир Путин. На заседании правительства, проходившем с участием владельцев ведущих металлургических предприятий, обсуждались проблемы отрасли, в том числе трансфертное ценообразование, позволяющее компаниям минимизировать налоги. Игорь Зюзин на заседание не явился. "Собственника и руководителя "Мечела" Игоря Владимировича Зюзина мы пригласили на совещание, но он вдруг заболел. А меж тем в первом квартале его компания продавала сырье за границу по ценам в два раза ниже рыночных. А маржа где, в виде налогов?" — задался вопросом Владимир Путин. И посоветовал Зюзину (сегодня уже можно утверждать, что эта фраза стала крылатой) "как можно быстрее поправиться, иначе к нему доктора придется послать и зачистить все эти проблемы". А также попросил обратить особое внимание на вопрос ценообразования в "Мечеле" ФАС, "а может быть, даже и Следственный комитет прокуратуры" (тогда СК входил в ее состав).

Столь жестко Путин публично высказался в адрес крупного бизнесмена впервые после дела ЮКОСа. Рынок отреагировал соответствующе — в тот день индекс РТС упал на 5,5%, а суммарная капитализация фондового рынка уменьшилась на $58 млрд.

Дела "Мечела" обстояли еще хуже: его акции подешевели более чем на 30%, капитализация компании разом уменьшилась на $5 млрд. И хотя спустя два года, в 2010-м, Владимир Путин заявил, что сожалеет о том, что его критика привела к такому падению, и что "Зюзин все исполнил, все сделал и ведет себя корректно", угроза прислать доктора оказалась для "Мечела" началом конца.

Если в 2008 году в списке богатейших россиян по версии Forbes Игорь Зюзин занимал 12-е место с состоянием $13 млрд, то к 2014-му он опустился на 194-е место с "жалкими" $450 млн. Капитализация "Мечела" за шесть лет упала в десятки раз и сейчас на "Московской бирже" составляет около $700 млн (на пике было $24 млрд). Долг "Мечела" за это время вырос до астрономической суммы — почти $10 млрд, и у компании не хватает средств не только на его выплату, но, похоже, и на обслуживание: EBITDA по итогам 2013 года составила $730 млн, а затраты на обслуживание долга — $742 млн.

Помимо корпоративного долга, на Зюзине висит долг личный. В 2005 году для выкупа доли своего партнера Владимира Йориха он привлекал внешнее финансирование под залог акций. По данным "Коммерсанта", объем сделки с долей партнера составил $1,5 млрд. И до сих пор 42% акций из принадлежащих Зюзину 67% не выкуплены — находятся в залоге у банков.

А на прошлой неделе кипрский суд по иску миноритарного акционера одной из "дочек" "Мечела" запретил трем офшорам, через которые Игорь Зюзин контролирует компанию, любое отчуждение и обременение активов. То есть фактически заморозил большую часть активов Зюзина. Заморозка ограничивает оборот активов, уменьшает ликвидность, в связи с чем падает их качество, и банки могут потребовать дополнительных залогов. Возможно, скоро мы будем наблюдать крупнейшее (опять же после дела ЮКОСа) олигархическое банкротство в России.

Хотя Игорь Зюзин (в центре) внял критике Владимира Путина, финансовое здоровье "Мечела" поправить так и не удалось

Фото: Максим Шеметов/Фото ИТАР-ТАСС

Тяжелый металл


Для металлургических компаний сейчас не лучшее время: все они отягощены долгами, а спрос и цены на металлы на мировых рынках, упавшие еще в 2008 году, так до сих пор и не восстановились. Сначала это объяснялось мировым финансовым кризисом, теперь — замедлением китайской экономики. "Русал", к примеру, уже несколько лет работает на грани рентабельности. Положение в черной металлургии немногим стабильнее. У "Северстали" и НЛМК дела чуть лучше, у ММК и "Евраза" — чуть хуже; так или иначе, компании отрасли пока справляются с трудностями, в критическом положении оказался только "Мечел".

Главная причина проблем "Мечела" — не столько в критике со стороны Путина, сколько в активной экспансии компании в середине нулевых годов, которая проводилась на заемные средства. Вот неполный список активов, которые "Мечел" скупил за четыре года: 2004-й — "Ижсталь", порт Посьет на Японском море; 2005-й — порт Камбарка; 2006-й — Московский коксогазовый завод, 2007-й — Южно-Кузбасская ГРЭС, "Кузбасэнергосбыт", Братский завод ферросплавов, порт Темрюк на Таманском побережье Азовского моря, Тихвинский ферросплавный завод, а также право на разработку Уватского месторождения кварцитовых руд. В том же году компания совершает свою главную покупку — контрольный пакет акций компании "Якутуголь", в состав которой входит Эльгинское месторождение угля, одно из крупнейших в мире (запасы — 2,2 млрд т). Затем "Мечел" начинает международную экспансию: приобретает в Казахстане Шевченковское никелевое месторождение и месторождение хромитовых руд Восход, а также договаривается о покупке американской угольной компании Bluestone Coal.

По рынку сразу поползли слухи, что деньги на покупку порта Ванино "Мечелу" дали китайцы, тем более что большая часть эльгинского угля все равно пойдет к ним

Игорь Зюзин строил вертикально-интегрированный холдинг с металлургическим, угольным и энергетическим дивизионами, а также с инфраструктурой для экспорта всего комплекса сырья для металлургического производства: железной руды, коксующегося угля, ферросплавов. Одна проблема — активы он покупал в кредит. "Зюзин сделал большие покупки и инвестиции в производство в сытые нулевые годы, но делалось это на заемные средства и под залог активов. А когда в 2008 году цены обрушились, он мог только рефинансировать задолженность, а долг тем временем продолжал расти,— говорит Айрат Халиков, старший аналитик по металлургии ИК "Велес Капитал".— Другие компании сектора тоже делали инвестиции, но не в таком объеме — все-таки их фокус был направлен не на расширение, а на рентабельность производства".

Как следствие, в кризис 2008-2009 годов по акциям "Мечела", как и ряда других компаний, случился margin call перед западными банками. Стоимость акций, находящихся у них в залоге, резко снизилась, и банки требовали дополнительных залогов или возвращения долгов, грозя в противном случае банкротством. "Мечел", как и другие компании, получил помощь от властей в лице госбанков. Топ-менеджер одного из них рассказал "Деньгам", что к тому времени Игорь Зюзин уже сделал все необходимые выводы из критики, иначе не видать ему было денег госбанков. Но один из бывших министров парировал: ""Мечел"-- системообразующее предприятие, в тот момент его необходимо было спасать все равно, невзирая на личность собственника".

Компания РЖД, возглавляемая Владимиром Якуниным (справа), могла бы выкупить принадлежащую Игорю Зюзину ветку железной дороги за $2 млрд, но и это не гарантирует "Мечелу" спасения

Фото: Игорь Кубединов/Фото ИТАР-ТАСС

Дальневосточный треугольник


Как оказалось, кризис не заставил Игоря Зюзина поменять стратегию. Он продолжает инвестировать: завершает сделку по покупке Bluestone Coal, строит новые цеха на заводах, осваивает новые месторождения, прежде всего Эльгинское — в 2011 году оно дает первый уголь, а в 2012-м там запускают первую линию по обогащению мощностью до 3 млн т. И главное, Игорь Зюзин начинает прокладывать железнодорожную ветку из Якутии, от Эльгинского месторождения, в Амурскую область, чтобы там соединить ее с Дальневосточной железной дорогой. Без этой дороги освоение Эльгинского месторождения теряет смысл. Но только начальные расходы по проекту составили $2,3 млрд. А общая сумма расходов, связанных с освоением месторождения, может дойти до $4,7 млрд.

Чтобы наладить экспорт угля в Китай и другие страны АТР, "Мечел" в декабре 2012 года через "дочку" "Мечел-транс" выкупает на аукционе 73% дальневосточного порта Ванино за 15,5 млрд руб., опередив структуры Олега Дерипаски. 27% Ванино, которые принадлежали En+ Дерипаски, после аукциона, в январе 2013 года, пришлось продать мажоритарию за $160 млн.

Вопрос, на который так и нет ответа: откуда "Мечел" взял деньги на эти покупки? Частично проясняет ситуацию череда сделок с Ванино, последовавшая сразу после аукциона. "Мечел-транс" перепродал акции порта Ванино трем кипрским офшорам и отказался раскрыть их бенефициаров. Примечательно, что произошло это через пару дней после того, как был взят курс на деофшоризацию экономики. Однако за цепочку сделок вокруг Ванино претензии Игорю Зюзину не высказывались. По версии, изложенной "Мечелом", компания просто "нуждалась в деньгах для возврата средств, потраченных на покупку", а за офшорами якобы стоит "консорциум инвесторов", передавших "Мечелу" управление портом. По рынку сразу поползли слухи, что деньги на покупку Ванино дали китайцы, тем более что большая часть угля все равно пойдет к ним. Но источники "Денег" и газеты "Коммерсантъ" утверждают, что конечный бенефициар этих офшоров — сам Зюзин. В августе 2013 года стало известно, что 24,99% акций Ванино выкупило ЗАО "Титан", аффилированное с РЖД. Как рассказал "Деньгам" один из бывших министров, "Якунин — один из немногих руководителей, с которым Зюзину удалось сохранить хорошие партнерские отношения".

На первый взгляд приобретение порта Ванино выглядит логично: его экспортные возможности составляют 8 млн т. "Эльгинское месторождение — хороший актив, там редкие марки коксующегося угля. Внутренний рынок сейчас перенасыщен, и для "Мечела" единственный способ наращивать отгрузку — покупка порта. Компания получает возможности для экспорта",— говорит Айрат Халиков.

С другой стороны, время выбрано не совсем удачное. "Цены на сырье на внутреннем рынке Китая идут вниз, а это значит, что рынок продолжит сжиматься во всем мире. Пока Россия руками "Мечела" и "Распадской" наращивала добычу, Китай занялся диверсификацией поставок из Австралии и Бразилии, а рост спроса оказался не таким высоким, как ожидали,— отмечает Халиков.— Экспорт коксующегося угля менее рентабелен, чем продажа на внутреннем рынке из-за более низких цен за рубежом и затрат на поставку. В результате маржа окажется ниже запланированной".

Строительство дальневосточного треугольника Эльга--железная дорога--Ванино, эффективность которого только еще предстоит доказать, удвоило долг "Мечела": если в 2008 году компания была должна $5,2 млрд, то к 2012-му году, по данным Bloomberg, долг вырос до рекордных $9,6 млрд. Сумма на конец 2013 года — $9,2 млрд. При этом неизменно падала EBITDA — с $2,4 млрд в 2011 году до $1,5 млрд в 2012-м и $750 млн в 2013-м.

За порт Ванино "Мечел-транс" заплатил 15,5 млрд руб., но владельцами порта в результате оказались кипрские офшоры

Фото: Интерпресс / PhotoXpress

Сталь специального назначения


Основные кредиторы "Мечела" — госбанки. Крупнейший — Газпромбанк, ему "Мечел" должен более $2,3 млрд. Долг перед ВТБ — $1,744 млрд, перед Сбербанком — $1,22 млрд. ВЭБ для освоения Эльгинского месторождения открыл для "Мечела" кредитную линию еще на $2,5 млрд, и, по словам источника, близкого к компании, часть этой суммы уже вычерпана. Но по словам представителя компании, пока еще не полностью выбрана линия в размере $150 млн. Еще более $1 млрд компания привлекала путем размещения облигаций, а также в частных банках.

Если госбанки до последнего времени сохраняли спокойствие (по крайней мере, его видимость), то у частных нервы не выдержали. 14 марта Альфа-банк потребовал у "Мечела" погасить $150 млн из долга в $420 млн, угрожая в противном случае инициировать банкротство компании. Такой суммы у бывшего миллиардера Зюзина сразу не нашлось. Расплатился "Мечел" только в конце апреля: компания заявляет, что собственными деньгами, и дополнительных залогов не потребовалось, но на рынке убеждены, что компании для этого снова пришлось привлекать финансирование.

А в конце мая стало известно, что и госбанки устали бесконечно реструктурировать задолженность "Мечела". "Мы работаем по реструктуризации кредитов, чтобы компания смогла выполнить обязательства. Есть и другой вариант, нынешний владелец лишается пакета акций, а банки-кредиторы продают его новому акционеру",— сказал "Ведомостям" президент ВТБ Андрей Костин. Топ-менеджер другого госбанка подтвердил "Деньгам", что "обсуждаются разные варианты выхода из долгового кризиса, но Зюзина от непосредственного управления, вероятно, пора отстранять. Он довел компанию почти до банкротства и вряд ли сможет ее реанимировать".

Понятно, что госбанки в этом случае — проводники высшей воли, решение о смене собственника принимается в других кабинетах. "Деньгам" известно, что за последние три недели в Кремле и Белом доме прошло несколько совещаний, посвященных "Мечелу". Вопрос решается при участии первого вице-премьера Игоря Шувалова, министра промышленности Дениса Мантурова и помощника президента Андрея Белоусова. Причем банкротство в списке возможных решений не значится: слишком большие убытки придется списать госбанкам.

Один из рассматриваемых вариантов — выкуп РЖД у "Мечела" дороги к Эльгинскому месторождению за $2 млрд. По мнению Айрата Халикова, именно в связи с этим на повестке дня оказалась смена менеджмента: "Если компания получит $2 млрд чистого кэша, то возникает вопрос: в чьи руки он попадет?" Против этого сценария выступают в правительстве: продажа железной дороги уменьшит долговую нагрузку на "Мечел", но не решит его фундаментальных проблем. И главное, потребует докапитализации РЖД на те же $2 млрд, так как у монополии денег на эту сделку нет. Что будет означать продолжение господдержки, просто из другого кармана.

Аналитики сходятся на том, что нет такого доктора, который вылечил бы "Мечел" целиком. И для реального оздоровления компании ее бизнес нужно разделить. Прежде всего обособить добывающую и металлургическую составляющие и продать активы.

Спрос и цены на металлы на мировых рынках, упавшие еще в 2008 году, так до сих пор и не восстановились. Сначала это объяснялось мировым финансовым кризисом, теперь — замедлением китайской экономики

Челябинский металлургический комбинат (ЧМК), где запущено производство 100-метровых рельсов, может заинтересовать "Евраз", который как раз имеет контракт с РЖД до 2017 года на поставку рельсов этого типа. Бизнесом по производству труб могла бы заинтересоваться Трубная металлургическая компания Дмитрия Пумпянского или Объединенная металлургическая компания Анатолия Седых. Ферросплавами — Челябинский электрометаллургический завод или мировые лидеры ENRC и Samancore. Энергоактивами — кто-то из монстров российской энергетики. А Эльгинское месторождение с завязкой на порты могло бы остаться самостоятельным бизнесом при участии китайских партнеров, которые и так идут на Дальний Восток после недавнего подписания соглашений между Россией и Китаем.

Другое дело, что в России не сложилось практики такой сложной и долгой реструктуризации крупных компаний. Как правило, их все равно выкупают целиком. При этом у соседей по отрасли — "Евраза", "Северстали" и НЛМК — нет возможности приобрести "Мечел", да и зачем принимать на себя его астрономические долги. Похоже, следует ожидать появления в скором времени претендента на покупку, который сможет найти общий язык с госбанками. В том числе добиться долгосрочного рефинансирования долга или допэмиссии с последующей конвертацией в акции "Мечела" и размыванием доли Игоря Зюзина.

Причем претендент на поверку может оказаться старым. Еще в 2007 году "Ведомости" и другие СМИ сообщали, что госкомпания "Рособоронэкспорт" (сейчас входит в состав госкорпорации "Ростех") после покупки волгоградского металлургического завода "Красный Октябрь" и создания холдинга "Русспецсталь" интересовалась мечеловским ЧМК, тоже одним из ведущих производителей спецстали в стране. Источники даже сообщали, что начались переговоры между руководством "Рособоронэкспорта" и Зюзиными, но успехом они не увенчались. Тогда долг "Мечела" был втрое меньше нынешнего — "всего" $3,3 млрд. Сейчас Игорь Зюзин может оказаться сговорчивей.

Комментарии
Профиль пользователя