Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Соло на "Рояле"

За что сел поставщик знаменитого спирта Александр Сабадаш

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 34

Почему бизнесмен, которого в 1990-х называли водочным королем России, а в 2000-х — главным российским рейдером, сейчас вдруг оказался за решеткой, разбирался обозреватель "Денег" Евгений Сигал.


Если вы относитесь к возрастной категории 40+, то, конечно, помните спирт Royal. За бутылку Royal в арктической экспедиции один мой знакомый организовал дополнительный полет на вертолете, другому сантехник приволок и установил чудо из чудес — импортный унитаз. Как-то на гастроли в Пермь приехал Московский симфонический оркестр, и в холле гостиницы к пианисту подошел мужчина: "Вы, наверное, разбираетесь. Посоветуйте, пожалуйста, какой рояль лучше брать — бельгийский или немецкий?" "Вот ведь культурный город,— подумал музыкант и посоветовал: — Лучше, конечно, немецкий". "Вот и я думаю! — был ответ.— У немецкого горлышко шире!"

В Москве считалось, что весь Royal делают в Польше, были еще версии про Голландию и США — на самом деле спирт продавался по стране в таких объемах, что большую часть ввозили в цистернах и разливали в любую тару, стеклянную и пластиковую. Анекдотов и былей об этом перестроечном артефакте много, но имя того, кто привез в Россию и спирт Royal, и водку Absolut, более 20 лет оставалось в тени. Бывший водочный король Александр Сабадаш оказался в центре общественного внимания только в мае этого года, после ареста и предъявления ему обвинения в мошенничестве в особо крупных размерах.

Заводы и пароходы


Владельца ликероводочного завода "Ливиз" и бывшего сенатора Александра Сабадаша задержали вечером 7 мая. По версии следствия, Сабадаш в 2010 году организовал преступную группу "с целью хищения денежных средств из бюджета". Архангельская фирма "ЭС-контрактстрой" заключила в том году с принадлежащей Сабадашу "Выборгской целлюлозой" договор на выполнение строительных работ на сумму 12 млрд руб. и отправила в налоговую инспекцию поддельные документы, подтверждающие выполнение работ, с целью получить из бюджета 1,87 млрд руб. в качестве возмещения НДС.

Примечательно, что документы были отправлены в знаменитую инспекцию N28, возглавляла которую в то время Ольга Степанова — фигурантка "списка Магнитского". Напомним, что Сергей Магнитский как раз и вскрыл факты незаконного возмещения НДС в размере 5,5 млрд руб. Он умер в СИЗО "Матросская Тишина" в ноябре 2009 года, а в апреле 2010-го американский Сенат составил первый "список Магнитского", в котором оказалось и имя Степановой. "ЭС-контрактстрою" налоговая в возмещении отказала. Более того, дело стало поворачиваться неожиданной стороной. Была проведена проверка, которая показала, что работы выполнял не "ЭС-контрактстрой", а сотрудники "Выборгской целлюлозы" и нелегальные мигранты. И весной 2011 года по результатам проверки СКР завел уголовное дело.

По данным газеты "Коммерсантъ", в СКР убеждены, что Степанова играла активную роль в неудавшейся афере и действовала в интересах Сабадаша, а сама Степанова призналась следователям, что действовала под давлением руководства. Тогда же, в 2011 году, ФСБ провела обыски и выемки документов в инспекции N28, Московском управлении ФНС и дома у заместителя руководителя управления Ольги Черничук. Обыски прошли и на "Выборгской целлюлозе", и в "ЭС-контрактстрое". Были задержаны гендиректор "ЭС-контрактстроя" Роман Темкин и финдиректор Елена Бевза, подписавшие документы для налоговой.

Три года после того дело не двигалось. Однако в мае Сабадаша неожиданно арестовали, и Басманный суд отказался выпустить его под подписку о невыезде. "Куда же я денусь от своих заводов?" — пробовал шутить Сабадаш. Не помогло, до настоящего времени он находится в СИЗО.

Водочный король


Родился будущий водочный король в 1965 году в Ленинграде, в семье крупного работника советской торговли. После окончания школы поступил в Высшее военно-морское училище подводного плавания, но в 1985 году, еще до того как Горбачев первый раз произнес слово "перестройка", ушел в бизнес.

Рассказывают, что Сабадаш мыл машины на станции техобслуживания, торговал шашлыками в Петропавловской крепости и русской водкой на финской границе прямо из багажника "Жигулей". А потом организовал швейное производство: шили пользовавшиеся тогда бешеным спросом куртки-аляски и джинсы Levi's. Так Сабадаш заработал первоначальный капитал, а главный успех к нему пришел в конце 1980-х, когда он стал представителем в России шведской компании V&S, производителя водки Absolut. Водка была польского разлива, но на фоне полусухого закона, тотального дефицита алкоголя и низкого качества советской продукции стала быстро занимать рынок. Вслед за ней Сабадаш стал возить спирт Royal. Со временем появились и другие поставщики спирта, но он был одним из крупнейших: речь шла о десятках миллионов литров и норме прибыли в сотни процентов с каждой партии. С того времени к Сабадашу прикрепилось прозвище "водочный король" — если и не России, то северо-запада.

Поворотным стал 1997 год — приватизация петербургского завода "Ливиз". С "Ливизом" Сабадаш стал уже не продавцом, а крупнейшим на тот момент производителем алкоголя на северо-западе и вторым в стране. "К 1997 году Сабадаш был настоящей акулой алкогольного бизнеса. Он подмял под себя "Ливиз", завод номер два в стране, и занимал половину рынка алкоголя северо-запада,— говорит директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз.— Сколько было конфликтов вокруг московского завода "Кристалл", он десять раз переходил из рук в руки. Значение "Ливиза" было лишь немногим меньше, а Сабадаш взял его в 1990-х практически без войн и до сих пор удерживает".

В 1998-м у Сабадаша появились политические проблемы. Илья Клебанов, бывший тогда вице-губернатором Санкт-Петербурга, обвинил бизнесмена в незаконной минимизации налогов. Якобы на "Ливизе" водку только разливали, а производили в Калмыкии, в которой действовал режим льготного налогообложения. Конфликт сопровождался характерными для 1990-х инцидентами. Сначала квартиру одного из ключевых менеджеров Сабадаша обстреляли из гранатомета, а затем прокуратура по обвинению в вымогательстве взятки $10 тыс. арестовала совладельца ликеро-водочной группы "Ладога" Вениамина Грабара, работавшего тогда помощником Клебанова.

Устоять Сабадашу, вероятно, помогли высокие покровители. К таковым СМИ относили братьев Михаила и Льва Черных, а также президента Национальной федерации спорта Шамиля Тарпищева. Однако на рынке "Ливизу" пришлось потесниться: раньше структуры Сабадаша контролировали половину петербургского рынка, а после прихода "Ладоги" — не более четверти.

Суды и войны


В начале 2000-х годов у Сабадаша случилась история, которая сослужила ему славу чуть ли не главного рейдера России, хотя действовал он на вполне законных основаниях. В 1998 году Сабадаш вместе с бизнесменом Михаилом Шлоссбергом купил Выборгский ЦБК. Однако из-за сопротивления рабочих собственники почти два года не могли получить контроль над комбинатом. 15 октября 1999 года Сабадаш при поддержке бойцов спецподразделения Минюста пошел на штурм ЦБК, но рабочие отбились и захватили бизнесмена в плен. Комбинат покорился только в январе 2000 года: Сабадаш подкупил рабочих, выплатив каждому по 1 тыс. руб. Выборгский ЦБК был преобразован в "Выборгскую целлюлозу".

Этот бой за ЦБК оказался для Сабадаша не последним. Он контролировал только 50% акций, другие 50% принадлежали Шлоссбергу и Алексею Шмаргуненко, партнеру по Волховскому и Волгоградскому алюминиевым заводам, пикалевскому "Глинозему" и Сясьскому ЦБК. Как рассказывают источники в отрасли, партнеры пытались переписать все акции Выборгского ЦБК на свои структуры, но Сабадаш через суд добился отмены этих сделок, отстранения Шмаргуненко с поста гендиректора и получил контроль над ЦБК. А часть активов, принадлежащих Шлоссбергу и Шмаргуненко, перешла потом в "Русал" Олега Дерипаски, который готовился к "целлюлозным войнам" с "Илим Палпом".

Рассказывают, что Сабадаш в течение нескольких лет предпринимал безуспешные попытки приватизировать петербургскую гостиницу "Астория". Ему же приписывают попытку захватить крупнейшего на тот момент производителя минеральных удобрений "Фосфорит". В 2000-2001 годах структуры, которые на рынке связывали с Сабадашем, скупали все долговые обязательства "Фосфорита". Кредиторам даже удалось на какое-то время назначить своего управляющего на предприятие. После двухлетнего противостояния стороны договорились: "Фосфорит" остался за группой МДМ Андрея Мельниченко, а кредиторы получили деньги.

Приписывали Сабадашу и другие попытки рейдерских захватов, в том числе Балтийского банка, а также захватов брендов. В 2002 году бывший гендиректор ФГУП "Росспиртпром" Сергей Зивенко выкупил у "Кристалла" права на бренд "Гжелка" и начал разливать водку на своем заводе под Калугой. В 2003-м Сабадаш купил ООО "Гжелка", которому принадлежали права на изображение птицы Гжель, основного элемента этикетки. После многолетних судов Зивенко продолжил выпуск "Гжелки" без птицы, а "Ливиз" запустил водку "Гжель", но с птицей.

В 2000-х годах Сабадаш пошел в политику. В 2003-м стал членом Совета федерации от Ненецкого автономного округа. Назначение объясняют его дружбой с тогдашним губернатором округа Владимиром Бутовым. Однако надолго в политике Сабадаш не задержался: он настроил против себя политических тяжеловесов. В 2005 году по многим городам России прокатились акции протеста против монетизации льгот. В Санкт-Петербурге они шли два месяца, и местные СМИ приписывали их финансирование Сабадашу, который якобы таким образом мстил губернатору Валентине Матвиенко за внеочередную проверку своих заводов.

Вскоре на Сабадаша ополчился тогдашний спикер Совфеда Сергей Миронов, обвинив бизнесмена в прогуле заседаний, ведении бизнеса, наличии американского гражданства и имущества за рубежом. Поддержал Сабадаша новый ненецкий губернатор Алексей Баринов, отказавшийся отзывать его из Совфеда, но Баринов был быстро отстранен от должности и арестован по обвинению в финансовых махинациях на сумму 20 млн руб. В тот же день Сабадаш по собственному желанию покинул верхнюю палату.

И сразу оказался в центре нового конфликта — с бизнесменом Рустамом Тарико. С 1999 года его водка "Русский стандарт" разливалась на "Ливизе". В 2006 году Тарико открыл свой завод в Санкт-Петербурге, и отношения партнеров испортились. Сабадаш судился за права на бренд "Русский стандарт", а Тарико обвинял его в выводе активов с "Ливиза".

В феврале 2008 года "Ливиз" подал заявление о банкротстве. Выяснилось, что основные его кредиторы (700 млн руб.) — три аффилированные с ним компании. Однако "Русский стандарт", который тоже был среди кредиторов, заявил, что банкротство преднамеренное, и потребовал выплаты долга 160 млн руб. После пяти лет судов стороны договорились: "Ливиз" выплатил "Русскому стандарту" долг с дисконтом 50%. А "Ливиз", пройдя оздоровление, продолжил работу. По итогам 2013 года он выпустил 712 тыс. дал водки, или 0,8% объема российского производства.

Водочные короли начала 90-х поставляли товар десятками миллионов литров, а их прибыли исчислялась сотнями процентов с каждой партии

Фото: Time & Life Pictures/Getty Images/Fotobank

Возвращение легенды


Старожилы алкогольного рынка отмечают, что Сабадаш даже для них всегда был закрытой фигурой. Бизнесмен Олег Тиньков в своей книге вспоминает о встрече с Сабадашем: "При всем том, что о нем пишут в прессе — мол, рейдер, плохой человек,— он очень умный и интуитивный бизнесмен. У него звериное чутье".

По мнению некоторых, он "никогда не был настоящим тяжеловесом", другие считают, что был. Последнее больше похоже на правду. В 2012 году владелец Coalco Василий Анисимов рассказал, что еще в 2010-м продал Сабадашу все принадлежащие ему акции бывших предприятий "Росспиртпрома", в том числе контрольные пакеты акций в московском "Кристалле", Астраханском, Ярославском, Череповецком и Смоленском ликеро-водочных заводах. Сумму сделки так и не разгласили, но Анисимов купил акции в 2009 году у ВТБ, который взыскал их с "Росспиртпрома" в счет погашения долга 5 млрд руб.

Так или иначе, Сабадаш неожиданно оказался крупнейшим игроком на рынке, его заводы производят 14% всей водки в стране. Возвращение серьезного бизнесмена с такой репутацией и опытом работы не могло не всполошить конкурентов. Тем более что рынок за минувшие десятилетия сильно изменился: теперь он поделен между несколькими крупными игроками, связанными с мировым бизнесом или государством. И здесь больше нет места для водочных королей из 1990-х.

Комментарии
Профиль пользователя