Коротко


Подробно

4

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

Губернаторы на старте

Дмитрий Орешкин разгадал секрет парада губернаторских отставок

Последние недели стали настоящим парадом добровольных губернаторских отставок, которые на самом деле не отставки вовсе, а мудреная заявка на тот же пост и досрочные выборы. Зачем это делается и почему, разбирался постоянный автор "Огонька"


Дмитрий Орешкин


В 2013 году через региональные выборы прошли восемь глав регионов. Включая, кто помнит, досрочные выборы московского мэра, который по совместительству и губернатор тоже, поскольку Москва и Питер у нас — субъекты Федерации.

В 2014 году их будет около 30. А может, и больше. При том что изначально планировалось лишь 11. Отчего такой прирост урожайности? Да оттого, что региональная политика, о которой у нас всегда было принято говорить как-то вскользь и на бегу, на самом деле остается краеугольным камнем общероссийской жизни. И, что характерно, именно в ней ярче всего проявляется традиционный российский разрыв между возвышенными представлениями о единой-могучей-неделимой Родине и приземленной политической практикой. Да мы ж ее, эту практику, шапками закидаем!

Если приглядеться, чему отдают большую часть времени начальники в больших московских министерствах, выяснится — постоянному диалогу, торгу, взаимным упрекам и поискам компромисса с регионами. Казалось бы, вертикаль: сверху прикрикнули, внизу откозыряли и кинулись исполнять. Ну да — если на бумаге. Но нас-то волнует реальная жизнь. А с ней все вдруг раз — и вот тебе братская Украина.

Руководство РФ весной 2012 года с вершины вертикали обещало народу социальные блага. Все обрадовались, поаплодировали и откозыряли. Но потом постепенно выяснилось, что за исполнение обещаний ответственность возложена на губернаторов. Что логично. Люди где живут? В регионах. Вот, значит, пусть региональные начальники обещанные блага и доводят до благодарного населения. Больше некому.

Оно бы и хорошо, но из 80 с лишним регионов у нас минимум 70 дотационные. Из какого места губернатор будет эти блага рожать, не очень понятно. В первую очередь самому губернатору. Но когда, набравшись духу, он с этим неприличным вопросом обращается к большим федеральным чиновникам (а к кому еще?), ему объясняют про искони присущую русскому (адыгейскому, алтайскому, башкирскому, бурятскому, дагестанскому — далее по алфавиту) народу природную смекалку, трудолюбие и прочие замечательные качества, которые надо раскрепостить, поддержать, направить в правильное русло и т.п. Выкручивайся, короче сам, в пределах выделенных ресурсов и делегированных полномочий.

За исключением, конечно, отдельных везунчиков, которым деньги дает непосредственно Аллах. Но везунчики потому так и называются, что их можно перечесть по пальцам одной руки беспалого инвалида. Губернаторы, впрочем, тоже разные бывают. Иной так умеет за глотку прихватить, что и кремлевские тоже плачут. Таких называют "региональными тяжеловесами". Чтобы извести их лихое племя, Москва потратила несколько лет с 2004 года, когда изящно ответила на теракт в Беслане асимметричным решением об отмене губернаторских выборов. Ибо тяжеловес на то и тяжеловес, чтобы всех на вверенной территории передавить и потом избираться столько раз, сколько душа просит. А душа у русского (точнее, российского) человека — ох, широка. Удержу не знает.

Назначенные губернаторы стали не в пример послушнее избранных. Но почти сразу обозначилась противоположная беда. Лояльность у них на высоте и отчетность тоже, однако с реальной управляемостью территорий (не говоря уже о благах для народонаселения) дело швах. Значит, давай региональные выборы возвращать. Из того здравого резона, что если он сквозь электоральное сито худо-бедно пролез, значит, умеет не только с Кремлем, но и с местными элитами (и даже с местным населением!) как-то договариваться. Давить, уговаривать, стращать, подкупать — его, в конце концов, дело. "Вам поручено,— как сказано в известном советском кино,— вот вы и решайте".

Так, в конечном счете повседневным незаметным бюрократическим трудом и обеспечивается политическая цельность любезного Отечества. Надо признать, это большой прогресс по сравнению с советскими временами, когда цельность обеспечивалась с помощью равномерного подавления всей и всяческой низовой жизни, в первую очередь экономической, и удержания территорий в состоянии беспробудного летаргического сна. Ибо любой, самый богатырский сон раньше или позже кончается. И тогда, как еще в позапрошлом веке подметил А.К. Толстой, может вдруг обнаружиться, что у богатыря за время благодатной неподвижности гадюки туловище отъели. Случаются, что греха таить, такие природные явления в наших широтах.

Сегодня, хвала создателю, полусон чередуется с полубодрствованием, что оставляет теоретическую надежду очнуться до того, как процесс стал необратимым. При ясном понимании, что ныне мы дружно проходим через фазу потребления традиционных отечественных успокоительных средств, среди которых и обушком в лоб, и руки за спину. Из самых лучших побуждений, само собой. Стабильность — она дорогого стоит.

Поскольку вся внутренняя политика России в конечном счете есть политика региональная (неустанный поиск и обеспечение текучего баланса "центр — регионы", то с заносом в региональную вольницу, то, напротив, в гиперцентрализованное замораживание), вопрос о губернаторских выборах при всей его внешней скуке и на самом деле имеет принципиальное значение.

Итак, наблюдаем, что губернаторский корпус хором пошел на условно-досрочное освобождение с благой целью получить от президента статус врио и таким образом подготовить собственные преждевременные (в хорошем смысле слова) выборы. Конечно, это не стихийный процесс, а плод напряженных творческих поисков и взаимовыгодных компромиссов. И слава богу, отметим про себя.

В чем интерес администрации, толково и откровенно было еще в 2012 году объяснено в докладе Института социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) под руководством близкого к Кремлю политолога Дмитрия Бадовского. Если вкратце, резоны следующие. В 2016-м, как известно, у нас выборы в Госдуму. В 2018-м — выборы президента. А в 2017-м, как на грех, между ними истекает срок сразу у 22 глав регионов. Для Кремля было бы удобней, если бы они прошли через выборы пораньше, до конца 2015 года. И вот почему.

1. Если назначенный губернатор вдруг окажется скверным менеджером (а кто может поручиться?), то совмещение его выборов с думской или тем паче с президентской кампанией, не дай бог, может отразиться и на электоральном рейтинге федерального руководства. Оно нам надо?

2. Если, бог даст, менеджером он окажется неплохим, то по закону своей рубашки, которая ближе к телу, при наложении избирательных кампаний он, растаковский сын, неизбежно станет тянуть одеяло на себя. Вместо того чтоб всей душой радеть о показателях любимого руководства. Оно нам, опять же, не надо.

3. Поскольку тяжеловесов в региональном корпусе после чистки, считай, не осталось, новые назначенные начальники опыта региональных кампаний зачастую не имеют. Не будет ли отчасти неловко запускать их сразу на организацию федерального избирательного цикла? Пусть уж лучше сначала на кошках (пардон, на себе, любимых) потренируются; чтобы потом, накачав мускулатуру, браться и за более серьезные вещи. То есть красиво, по нарастающей: 2014-2015 годы — региональные выборы. 2016 год — думские. И только в 2018 году — самые главные, президентские. Элегантно, правда?

4. Ну и еще некоторые косвенные соображения, типа того, что в 2016 году от регионов в Госдуму опять пойдет полк одномандатников, представляющих территории. Кстати, по той же ранее упомянутой причине: Госдума, избранная целиком на партийной основе, отличается отменной лояльностью, поскольку московское руководство думских партий охотно клюет зернышки с ладошки Кремля. Но, увы, при этом отрывается от земли, взлетает в столичные небеса и становится чисто центральным феноменом. Депутатам хорошо, но территориям плохо. Поэтому Кремль подумал и решил одномандатников все-таки вернуть: пусть за каждым не уследишь, но зато связь с регионами немного улучшится... Так вот, если от регионов в Думе образца 2016 года будет 225 новых территориальных депутатов, то почти неизбежно у кого-то из них широкая душа возжаждет продолжения электорального банкета. Логично: получив поддержку местных элит и избирателей, сформировав толковую избирательную команду и одержав победу, они очень даже могут в 2017 году, не теряя темпа и тонуса, попытаться с депутатской скамьи запрыгнуть в губернаторское кресло того самого региона, где так удачно выступили. Что чревато скандалами и тоже вовсе не нужно Кремлю в преддверии президентских выборов.

Короче, как вежливо сформулировали авторы доклада ИСЭПИ еще в 2012 году, "столь длительный федеральный цикл выборов, первый в российской истории, чреват ослаблением политической стабильности в этих (22 — Д.О.) субъектах и нарастанием усталости избирателей к ключевым, президентским, выборам". Ну, коли цикл чреват — тем хуже для цикла. Нехай укладываются до 2015-го! Кто не спрятался — я не виноват.

Теперь посмотрим с другой, губернаторской, стороны. Им, конечно, хотелось бы спокойно досидеть до положенного срока. Особенно если срок истекает аж в 2017 году. Но, по трезвому рассуждению, иногда бывает лучше раньше начать, чтобы попозже закончить.

Губернаторы люди неглупые и в отличие от избирателей отлично информированные. Им лучше, чем кому-либо известно, что экономика скребет килем по дну, обещанные социальные обязательства полностью выполнены не будут. Посему в 2015-м избраться будет трудней, чем в 2014-м, в 2016-м труднее, чем в 2015-м. И так далее. Так что лучше рискнуть на старте в сентябре текущего года, чем тянуть резину с вполне предсказуемым нарастанием рисков. Тем более и в самом Кремле подталкивают к этому решению из перечисленных ранее соображений. Еще один сильный аргумент — можно пристроиться в фарватер к президенту, набравшему популярность на фоне украинских событий. К осени 2014-го, полагают умные губернаторы, она еще не сдуется. Следовательно, договорившись в Кремле насчет ТВ-беседы с президентом и сопутствующей фотосессии, вполне можно презентовать себя избирателю как члена команды Собирателей Земель Русских. Что никому никогда не мешало с точки зрения предвыборного имиджа.

Следует отметить одну маленькую деталь. Читатель, вероятно, слышал, что по данным социологов уважаемого "Левада-центра", 80-82 процента граждан поддерживают действия президента в истории с Украиной. Но вряд ли он обратил внимание на указание экспертов этого же "Левада-центра" о том, что среди подгруппы управленцев уровень поддержки оказался втрое (!) ниже, чем по всей популяции. Управленцы — это такие люди, которые лучше других знают, что у каждого решения есть своя цена, которую приходится платить. Ну, еще управленцы имеют несколько больший опыт, кругозор и навык самостоятельно вырабатывать решения, взвешивая все плюсы и минусы. Так вот губернаторы — они как раз из племени управленцев.

И самое последнее, чисто технологическое соображение. Чем неожиданнее и скорее старт, тем значительнее организационное, финансовое и кадровое преимущество у действующего регионального администратора. Оппоненты пока еще раскачаются, соберут деньги, команду, напишут программу... А у врио губернатора вот оно — все уже лежит готовенькое.

Так что не удивительно, что 14 сентября мы досрочно и сверхпланово будем выбирать глав исполнительной власти как минимум в Калмыкии, Хакасии, Якутии, в Красноярском крае, а также в Волгоградской, Вологодской, Ивановской, Курской, Липецкой, Мурманской, Новосибирской, Оренбургской, Ставропольской, Челябинской областях. И еще на подходе специалисты по региональной политике ожидают неожиданных (так уж у нас принято!) обращений к президенту с просьбой об отставке для последующего (опять же неожиданного!) участия в собственных выборах со стороны глав Брянской, Нижегородской, Тверской, Тюменской областей и города Санкт-Петербурга. В сумме выходит как раз три десятка — если учесть 11 условно-плановых избирательных кампаний, часть которых тоже были связаны с досрочными отставками, только не столь стремительными.

Вроде все идеально просчитано, подогнано и согласовано. Но все равно какое-то неприятное чувство. У нас в Отечестве (впрочем, не только в нем) как раз когда все так уж слишком тщательно взвешено и умно разложено, и случаются провалы. Кажется, все схвачено — мышь не проскочит. И тут вдруг раз — целая свинья. Ну, не сработал у нее, допустим, двигатель третьей ступени! И что прикажете с ней делать?!

Ей-богу, не хотелось бы. А то все мерещится какой-то гул подземный, и конский топ, и людская молвь. А может, и нет ничего. Надеюсь, что нет. Но ведь все равно раньше или позже будет. Все по тому же свинскому правилу: где, казалось, сто раз проверено и полный контроль — там вдруг и рушится.

И вообще, что лучше: молчать, чтобы не накликать, или говорить, чтобы предупредить?..

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

Социальные сети

обсуждение