Коротко

Новости

Подробно

Что у вас есть для Китая?

Прямая речь

"Guide Китай". Приложение от , стр. 4

Андрей Даниленко, председатель правления Национального союза производителей молока:

— Что полезного для российского бизнеса есть в Китае? Прежде всего рынок сбыта. 100 лет назад Россия была крупнейшим экспортером молока в мире, а сегодня мы крупнейший импортер. Китайский рынок жаждет получить молочную продукцию. Население развивающихся азиатских стран стремительно растет, и это главный вызов для российского молочного животноводства. Сегодня отрасль находится в кризисе, но если принять системные меры поддержки аграриев, то мы можем стать крупным поставщиком молока в Китай. Этот рынок сбыта был бы интересен предприятиям Дальнего Востока, который сейчас считается приоритетным регионом развития. Для этого нужно поддерживать модернизацию предприятий и обеспечивать получение дешевых кредитов для АПК. Китай продолжит развиваться и увеличивать уровень жизни, и мы способны его накормить.

Ильдар Салеев, директор Corum Underground mining:

— Китай для нас это большие возможности на рынке крупнейшего в мире производителя угля, ведь ежегодно здесь добывают порядка 4 млрд тонн черного золота. Что же полезного может предложить китайскому рынку компания с огромным опытом работы в условиях украинских шахт? Прежде всего многолетний опыт работы в одних из самых сложных в мире по горной геологии условиях. Сегодня для Поднебесной актуальна тема повышения механизации добычи. При этом требования по качеству угля там ужесточаются в связи увеличением производства, ростом энергопотребления и ухудшением экологии. Не будем забывать и о постановлении китайского правительства по обязательной отработке тонких угольных пластов. В этой логике качественные лавные комплексы приобретают в Китае высокий спрос. Мы этот спрос можем обеспечить. Corum уже около 125 лет производит технологичные продукты для разработки тонких и средних пластов, позволяющие повысить эффективность добычи полезных ископаемых за счет повышения энерговооруженности в минимальных габаритах, высокой производительности и надежности оборудования.

Владимир Полеванов, президент горнорудной компании "Апсакан", вице-президент национального фонда "Стратегические ресурсы России":

— Нам пора создавать собственные структуры по всем отраслям. Надо создать свое рейтинговое агентство, российскую структуру по правам человека. Сейчас на все эти структуры монополию имеют США. Нам надо совместно освобождаться от этой столетней экспансии доллара, банков и рейтинговых агентств. Надо создать несколько рейтинговых агентств, банковских и кредитных систем, работающих на международном рынке, но на разных направлениях. Например, совместно с Китаем и Индией создать Азиатское кредитное агентство. Со странами Латинской Америки — латиноамериканское агентство. С Европой никаких международных агентств создавать не стоит — Европа сильно зависит от США, поэтому на подобный шаг она даже не решится.

Сергей Чернин, президент ГК "Корпорация "Газэнергострой"":

— По лицензии крупных западных фирм китайцы производят много энергетического оборудования. Например, китайские трансформаторы по качеству уже практически сравнялись с европейскими, но при этом стоят значительно дешевле. В Китае созданы мощные предприятия по производству солнечных батарей. Во многом благодаря этому за последние 10-15 лет это оборудование настолько подешевело, что себестоимость производства электричества за счет солнечной энергии упала в разы. В Китае любят длинные инфраструктурные проекты, у них есть мощная поддержка производителей со стороны государства, уникально дешевые кредиты. Однако основная проблема китайских партнеров в том, что они стремятся использовать все китайское вплоть до рабочей силы, а это, как правило, вызывает некоторое отторжение.

Олег Прексин, исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей:

— В Китае для нас интересны, например, модернизация оборудования, работающего на целом ряде китайских предприятий энергетического сектора, работа над созданием широкофюзеляжного самолета, вертолетостроение и т. д. В Китае масса нашего оборудования. Пожалуй, из БРИКС Китай наиболее универсальный по своим возможностям партнер. Но как в любой стране, в Китае есть масса вещей, импорт которых был лишним. Так что если говорить о переориентации российской экономики на Китай, то я бы предпочел не говорить о выборе "или-или". Лучше говорить "и", выстраивать партнерские отношения и с Китаем, и с Западом. Тем более западноевропейский бизнес выступает за сохранение и развитие взаимоотношений с Россией.

Полина Винокурова, директор по маркетингу логистической компании "Молком":

— Многие китайские производители и ритейлеры в краткосрочной перспективе заинтересованы в выходе на российский рынок, в том числе с товарами собственных брендов — в этом мы видим большой потенциал для развития бизнеса отечественных логистических компаний. Уже сейчас логистические компании развивают регулярные линии поставок из этого региона различными видами транспорта (в основном авиа и ж/д). На фоне роста грузопотока товаров группы FMCG у китайских производителей появляется необходимость в дистрибуции не только в приграничных районах, но и в центральной части РФ. Поэтому спрос на услуги логистических компаний (складская логистика, дистрибуция в торговые точки) в главных центрах потребления России Москве и Санкт-Петербурге растет. Учитывая тот факт, что в 2013 году внешнеторговый оборот России и Китая составил $89,21 млрд, а экспорт достиг $49,59 млрд, можно с большой степенью вероятности говорить о значительном потенциале взаимодействия с КНР. Кроме того, общая политическая ситуация будет подталкивать игроков логистического рынка России к тому, чтобы задуматься о расширении сотрудничества с компаниями этого региона уже сегодня.

Галина Гельфанд, директор по стратегическому развитию 3PL-провайдера LogLab:

— Китай представляется весьма интересным регионом для логистических операторов. В ближайшее время результатом повышения цен на европейские товары станет увеличение объема грузоперевозок между Россией и Китаем. Мы прогнозируем прирост в размере 10-15%, но рынок может показать и лучшую динамику при условии увеличения пропускной способности транспортной сети и совершенствования логистических схем. Сейчас товарная номенклатура экспорта КНР составляет более 50 тыс. наименований, а к концу 2014 года в общем объеме товарооборота вырастет доля товаров FMCG, DIY, а также телекоммуникационного оборудования, электроники и комплектующих.

С точки зрения инвестора большой потенциал кроется в развитии таких сервисов в Китае, как LCL (перевозка груза в составе сборного контейнера) и кросс-докинг (комплекс складских операций, позволяющий отгрузить товар без размещения в зоне долговременного хранения).

Наталья Касперская, генеральный директор группы компаний InfoWatch:

— Во-первых, это огромная территория, которая довольно интересна, в частности, для наших высоких технологий. Китайцы хоть и имеют довольно развитую технологическую промышленность, но сами мало что изобретают. В основном они поглощают технологии Запада. И здесь есть огромные возможности поставок наших интеллектуальных систем и технологий на взаимовыгодных условиях. У Китая есть чему поучиться. Они здорово научились развиваться, экономически расти. Например, у них есть интересная концепция развития технопарков с нуля. Также у них есть огромное население, чего нет у нас. Хоть сейчас информационные технологии мы потребляем в основном из США, а технику и машины — из Германии, если отношения с Западом будут развиваться так, как развиваются сейчас, Россия просто переключится на китайские аналоги. Китайцы очень ловко умеют делать дешевые аналоги. Пусть и с незначительной потерей качества. Но китайцы быстро учатся. Посмотрите, что они делали 20 лет назад и что делают сейчас.

Николай Звонарев, директор технического департамента компании "Аркан":

— Китай является мировым лидером в области производства электроники. Общеизвестно, что подавляющее большинство ведущих мировых компаний, связанных с производством бытовых электронных приборов, например та же американская Apple, предпочитает размещать в Китае свои производственные мощности. Словом, сотрудничество с Китаем в области выпуска электроники имеет большие перспективы. В чем-то еще китайцы уступают российским и западным компаниями в области инжиниринга. Многие российские производители разрабатывают сами какое-то электронное изделие, а затем размещают его в Китае.

Ольга Ускова, президент НАИРИТ, президент группы компаний Cognitive Technologies:

— Китай — естественный партнер уже в силу общей границы и нашей нацеленности на ускоренное развитие дальневосточных регионов и Сибири. АТР быстро становится финансово-деловым и технологическим мировым центром силы, а Китай является одним из его системообразующих элементов. Впечатляющие темпы роста китайской экономики очевидно сделают его крупнейшей экономикой мира уже в этом году. Это лишь некоторые обстоятельства, которые важны при выборе и реализации нашей долгосрочной политики в отношениях с Китаем. Мне кажется, что Китай стал не только аккумулятором новейших технологических разработок, но и сам производит чрезвычайно важные, прорывные инновации. Для нас важно и то, что российско-китайское партнерство в сфере инноваций деполитизировано. Иными словами, оно не обставляется китайской стороной потенциальными политическими или идеологическими рамками. Мы приветствуем активное участие китайских компаний и китайского капитала в наших инфраструктурных проектах не только в районе Дальнего Востока, но и, например, в Санкт-Петербурге или Крыму. Мне кажется, что наши отношения ждут большое будущее и взаимная выгода.

Алексей Репик, председатель совета директоров ЗАО "Р Фарм", "Новосибхимфарм", фармацевтического комплекса ЗАО ОРТАТ:

— Это страна с очень большим внутренним рынком и потенциалом, и если есть апсайд, то надо туда идти. Пока мы сфокусированы на сотрудничестве в энергетической сфере, но предложений для китайского рынка много. В приоритете отрасли с более высокой добавленной стоимостью, индустрии с большим технологическим заделом: композиты, радиотехническое оборудование, фармацевтика, биотехнологии, навигация, транспорт, безопасность. Китай — потенциальный партнер, в том числе для соинвестирования: выходить можно будет не только на два рынка — российский и китайский, но и на более широкую аудиторию. И китайский рынок не то что в состоянии заменить европейского потребителя, он фактически открывает нам новые возможности, которых у нас никогда не было в Европе. Сейчас они, кстати, становятся все более весомыми потребителями наших продуктов энергоотрасли. Наш рынок для китайских производителей не менее интересен, потому что внешнеполитическая заминка европейских и американских компаний позволит разным секторам азиатской экономики, в том числе китайской, занять более активную позицию.

Комментарии
Профиль пользователя