Что с референдумом не так?

Прямая речь

Михаил Маркелов, первый зампред комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций:

— Это еще раз показывает, что Россия предлагает варианты для урегулирования кризиса мирным путем. Это попытка подтолкнуть к диалогу киевские власти. Если народная власть юго-востока Украины согласится с предложением, то это будет шаг навстречу Киеву. А Киев должен будет ответить тем же. И можно уже будет сесть за один стол, обсудить дату референдума и саму ситуацию. Необходимо снять напряжение, отвести войска. В условиях, когда идут боевые действия, гибнет мирное население и продолжается карательная операция, проводить какие-либо легитимные процедуры сложно. Хотя бы из соображений безопасности. Избирательные участки — это скопление людей. Малейшая провокация, и опять будет кровь.

Георгий Сатаров, политолог:

— Скорее всего, Запад дал заверения, что не будет вмешиваться во взаимоотношения России и Украины по поводу Крыма. Ведь вопрос не в том, когда будет референдум. Референдум — одна из акций, направленных на обрушение президентских выборов 25 мая. Ведь сам по себе он не имеет никакой юридической силы. Другое дело, что и в Крыму референдум не имел юридической силы. Но для Запада референдум на юго-востоке и референдум в Крыму — две большие разницы. И если по поводу Крыма могли договориться, то во все остальное, связанное с территориями, они вмешиваться будут. И для Путина это стало последним рубежом.

Сергей Миронов, лидер партии "Справедливая Россия":

— Похоже, сегодня впервые, видя бесперспективность силового подавления восстания на юго-востоке Украины, Киев задумался о необходимости сесть за стол переговоров с представителями этих областей. Уверен, что Владимир Путин обладает полной и достоверной информацией о ситуации на юго-востоке Украины и к его совету о переносе срока референдума стоит прислушаться. Референдум проводить надо, это очевидно, может быть, даже до 25 мая. Но сейчас, когда идут самые настоящие боевые действия, которые Киев называет "антитеррористической операцией", многие люди просто побоятся принять участие в референдуме. А поскольку киевская "власть" будет стремиться сорвать референдум, его легитимность в конечном итоге может быть поставлена под сомнение.

Александр Проханов, главный редактор газеты "Завтра":

— Будут ждать более подходящего момента. Насколько я осведомлен, юго-восток медленно, но верно проходит стадии брожения, он революционизируется. Там возникает множество полевых командиров и антикиевских структур, а сам Киев своей так называемой антитеррористической операцией только стимулирует этот процесс. Он идет не слишком быстро, но к осени юго-восток совершенно созреет, чтобы выйти из-под контроля Киева. Созреет и идея федерализации. Поэтому, думаю, Путин хотел бы дождаться момента созревания. Не уверен, что им двигает только этот мотив. Очевидно, что никто не собирается вводить на Украину войска, но и отдавать процессы на Украине на откуп стихии или Евросоюзу с Америкой тоже никто не будет.

Станислав Белковский, директор Института национальной стратегии:

— Это тактические уловки. Позиция Путина не меняется. Он, безусловно, хочет, чтобы юго-восток Украины, от России до Приднестровья, перешел под его контроль и превратился в систему буферных государств типа Донецкой, Одесской республик. Но приходится маневрировать в заданных обстоятельствах. Возможно, пришлось идти на компромисс после встречи с председателем ОБСЕ Дидье Буркхальтером, который сейчас является самым высокопоставленным переговорщиком от лица Запада. Кроме того, Путин понимает, что референдум к 11 мая не подготовлен, его можно перенести. Одновременно с этим он потребовал отвода украинских войск. Так что все его инициативы идут в пакете, свою стратегию он не корректировал. Сейчас он идет на срыв выборов 25 мая, это очевидно.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...