Коротко

Новости

Подробно

Фото: Владимир Черенков

Классика против акробатики

В Санкт-Петербурге завершился Dance Open

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Фестиваль балет

В Александринском театре прошел гала мировых звезд, традиционно венчающий фестиваль Dance Open. После него в Мраморном зале Этнографического музея международное жюри одарило полюбившихся артистов хрустальными ножками Анны Павловой. За событиями наблюдала ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Гала-концерт Dance Open проходил с аншлагом и большим воодушевлением. Заявленная звездность была оправданна: танцевали действительно лидеры и ведущие солисты мировых трупп. Провинциальностью сверкало разве что оформление: кулисы, замаскированные под пухлые золотые рамы, и меняющиеся картинки на заднике, наотмашь бьющие в глаз золотыми люстрами, греческими руинами, пухлыми колоннадами неведомых дворцов, дикими красками пейзажей и прочими красотами, среди которых терялись артисты. Похоже, в Петербурге до сих пор считают, что сам по себе танец не может развлечь зрителей. Программа же была составлена на все вкусы — от записной классики с непременными фуэте и прочими балетными фиоритурами до новейших опусов лидеров современной моды Уэйна Макгрегора и Дэвида Доусона.

В необъявленном сражении классики и современности победило старое доброе позапрошловековое, а из классических школ — русская, что и отразил вердикт мужского жюри, составленного из именитых худруков мировых трупп, разбавленных одной женщиной — завтруппой Большого театра Галиной Степаненко. Grand Prix достался Анне Цыганковой, экс-солистке Большого и действующей приме Национального балета Нидерландов: при поддержке Мэтью Голдинга она с безукоризненной чистотой исполнила бестолково поставленное классическое па-де-де из "Delibes Suite" Хосе Мартинеса. Этой наградой балерина явно обязана председателю жюри, голландцу Хансу ван Манену, поскольку примы других театров, среди которых была боготворимая петербуржцами Виктория Терешкина, танцевали ничуть не хуже, причем более вменяемую хореографию.

Впрочем, патриотизм хозяев судьи все же потешили, присудив приз "Мистер Выразительность" жизнерадостному премьеру Мариинки Владимиру Шклярову: в па-де-де Баланчина на музыку Чайковского тот безоблачно улыбался и задорно потряхивал головой, невзирая на то что партнерша Терешкина одаряла вниманием только публику, а его непреклонно игнорировала. "Мисс Выразительностью" оказалась Мисти Копланд из Американского балетного театра. Сексапильная мулатка исполнила номер своего коллеги Марсело Гомеса: на музыку Паганини она то принимала роскошные классические позы, то мельтешила в подобии чечетки, делая вид, что не контролирует свои вкусно вылепленные воспитанные ноги.

Призы под названием "Мистер и мисс Виртуозность" получили ведущие солисты Большого Кристина Кретова и Семен Чудин, а также отчасти худрук фестиваля Василий Медведев, хореографию которого (под грифом "Гран па-де-де "Электрик" из балета "Синяя борода" по Мариусу Петипа") они и танцевали. Надо признать, весьма впечатляюще: мало кто из российских балерин смог бы отделать семь итальянских фуэте в таком быстром темпе, и уж точно никто не обладает таким апломбом (в смысле умением стоять на пятачке пуанта без поддержки партнера), как Кристина Кретова, продержавшаяся в незыблемом равновесии секунд двадцать.

Однако кубинская (а ныне норвежская) прима Йоланда Кореа, завершившая свои фуэте невиданными девятью (!) пируэтами, уж точно побила все мыслимые рекорды (если, конечно, под "виртуозностью" понимать именно трюковые эффекты). Партнер и соотечественник рекордсменки Йоэль Кареньо, танцевавший с ней па-де-де Дианы и Актеона, тоже вертелся как бог, меняя во вращениях темп, позы, и количество поворотов, взятых с одного форса, зашкаливало за пределы разумного — хрустальную ножку ему присудили потрясенные зрители. Второй приз зрительских симпатий достался милейшему голландцу Реми Вортмейеру: он поставил себе шуточно-эстрадный номерок, в котором серии незатрепанных прыжковых комбинаций перемежались заигрыванием с публикой.

Без наград остались все исполнители современной хореографии, но даже корреспондент "Ъ" при всей любви ко всяческим новшествам не может упрекнуть жюри в предвзятости, поскольку авангардные хореографы на этом концерте выглядели бледновато. Дуэт из балета "Raven Girl" самого Уэйна Макгрегора исполнили бесподобно сложенный афроамериканец Эрик Андервуд из Ковент-Гардена с длинноногой, гибкой, запредельно растянутой Мелиссой Хэмилтон. Партнерша, изображая девушку-птицу, почему-то постоянно свивалась в кольцо, как женщина-змея; доставала ногами до головы в самых рискованных поддержках то на вытянутых руках партнера, то опершись собственными руками на его плечи — цирк отдыхает. Второй оплот современной хореографии англичанин Дэвид Доусон превратил выступление эффектной Игон де Йонг и ее партнера-носильщика Рафаэля Кум-Марке в подобие "Ледникового периода": вращение над полом прихваченной под мышками балерины с распростертыми в стороны ногами оказалось доминирующим средством выразительности. Если западные "современники" собираются и дальше развиваться в подобном акробатическом ключе, то им стоило бы пройти мастер-класс у классика советской хореографии Юрия Григоровича — уж он-то отсоветовал бы класть балерину на бедро в позе лягушки в качестве объяснения в любви.

Комментарии
Профиль пользователя