Коротко

Новости

Подробно

Фото: filmz.ru

В вагон и в воду

Русский характер в фильме "Скорый "Москва—Россия""

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера кино

Фильм Игоря Волошина "Скорый "Москва--Россия"" пытается встроиться в ту же нишу, что и неожиданно громко выстрелившее "Горько!", то есть, максимально приблизившись к народу, повеселить публику бесшабашностью русской натуры и под этим развлекательным соусом преподнести какие-то социологические обобщения. Набор банальностей о русском характере обнаружила в фильме ЛИДИЯ МАСЛОВА.


Авторы картины (над сценарием которой работали кроме Игоря Волошина также Денис Родимин и исполнитель главной роли Сергей Светлаков) принимаются шутить еще на титрах, сопровождая фамилию приглашенной звезды Майкла Мэдсена ремаркой "Очень старался", а Ивана Урганта — "Высокий такой". Сказать, что американский артист сильно надрывался, было бы неправдой, просто у него такое невинное хобби — без острой необходимости появляться в российских фильмах. Майкл Мэдсен играет агента знаменитой американской актрисы с русскими корнями: уроженка Ленинграда Маргарита Левиева в "Скором" тоже скорее занимается беззаботным и необременительным культурным туризмом, нежели покоряет новые карьерные вершины. В камео Ивана Урганта, ведущего свое вечернее шоу, надобности еще меньше, чем в Майкле Мэдсене, который трясет перед носом у любящей оторваться звезды пакетами с таблетками и порошком в затянутой преамбуле, неуклюже оправдывающей необходимость для актрисы, внезапно заболевшей страхом высоты, ехать на съемки из Москвы во Владивосток на поезде. В переполненном скором единственное купе на двоих героине приходится делить со светлаковским манагером Серегой, звездой YouTube. После вчерашней пятницы герой не помнит, как заключил на кабальных условиях пари, по которому обязался выложить в сеть владивостокский звездопад и свое изображение с живым амурским тигром. Отдельно драматургически продуктивным оказывается мелкое и самое легковыполнимое, сопутствующее условие спора — переспать с проводницей (Ингеборга Дапкунайте), создающей нечто вроде любовного треугольника с петербургским манагером и американской звездой.

В фильмографии разностороннего режиссера Игоря Волошина до железнодорожной комедии имеется и наркотическая "Нирвана", и совсем уже психопатологический "Я", и возмутивший либеральную интеллигенцию пропагандистский боевик об осетинском конфликте "Олимпиус Инферно", и спекулятивный онкологический "Бедуин". "Скорый "Москва--Россия"" как бы объединяет многие грани волошинского таланта — тут присутствует и бредово-галлюцинаторный компонент, и пропагандистский, и спекулятивный. Сюжет построен без особой логики, и закадровый рассказчик откровенно называет заглавный поезд "сказочным", хотя в такой же степени это поезд агитационный, пропагандирующий привлекательный, пусть брутальный и опасный, образ России, где живут лютые, непредсказуемые, иррациональные, но, в сущности, добрые и обаятельные люди. Спекуляция же становится очевидной, когда в лесах под Владивостоком обнаруживается семейный детский дом с девочкой в инвалидной коляске, рядом с которой фотографируется американская гостья, пока манагер добивается расположения амурского тигра Машки — течная тигрица проникается к герою так же легко, как кокетливая проводница.

Помимо того, что все это ни капельки не смешно, при желании на какие-то детали коллективного портрета России, мелькающего за окном скорого, можно и обидеться за некую двусмысленность. Русь-матушка — это и бабка (Ела Санько), бодяжащая водку стеклоочистителем, и остекленевшая продавщица семечек (Мария Шалаева), которая в ответ на внезапную воспитательную беседу Сереги ("Чего сидишь тут с такой большой головой, в институт бы поступила, менеджером стала") скептически цедит: "Да у меня здесь косарь денег, чо, лошара?", и кисейная барышня (Ольга Сутулова), которая, вдруг цыкнув фиксой, объясняет происхождение аристократической горбинки на носу: "Да это мне ломом захреначили".

Мужские образы получились пожиже: как замечают обитатели вампиризировавшейся русской деревни, куда попадают отставшие от поезда герои, мужиков вообще не осталось, все подались в "русалы" — стая мужских русалок под предводительством Павла Деревянко с красными глазами и упыриными клыками штурмует лодочку, на которой пытаются спастись от селян артистка и манагер. Из второстепенных мужских персонажей четкой жизненной позицией обладает только машинист (Юрий Стоянов) стратегического поезда, который возит руду на подступах к Владику, он учит младшего коллегу, что слабак, хватающийся за тормоз при виде человека на рельсах, никогда не станет настоящим профессиональным машинистом, а годится только в пассажиры плацкартного вагона. В принципе идеология "не умеешь давить людей, вставших у тебя на пути, останешься без премии" не специфически русская, а вполне интернациональная, общечеловеческая, и это один из немногих моментов, когда авторы перестают торговать экзотическим местным колоритом и на всех парах въезжают в мировую цивилизацию. Но в целом, в отличие от и "Горько!", представляющего взгляд на русскую жизнь изнутри, "Скорый "Москва--Россия"", скорее экспортный вариант: не в том смысле, что он чрезвычайно заинтересует иностранных дистрибуторов, а в том, что "загадочная русская душа", часто в нем упоминаемая, такой же кондовый пошлый сувенир, как арбатская матрешка или ушанка.

Комментарии
Профиль пользователя