Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

 В США арестован русский шпион


Шпиона пасли и ФБР, и его жена

       Очередной шпионский скандал разгорается в США. На этот раз в работе на российскую разведку обвинен сотрудник ФБР Эрл Эдвин Питтс. Пять лет он передавал секретную информацию в Россию и получил за это свыше $200 тысяч. Теперь ему по меньшей мере грозит пожизненное тюремное заключение. Рассказывает корреспондент Ъ ВЛАДИМИР Ъ-КОЗЛОВСКИЙ.
       
       Эрл Эдвин Питтс — всего лишь второй сотрудник ФБР, обвиненный в шпионаже. Первым был Ричард Миллер, арестованный еще в 1984 году в Лос-Анджелесе.
       Согласно документу, подготовленному следователем ФБР Дэвидом Ламбером, Питтс работал на КГБ, а позже и на внешнюю разведку России с 1987 по 1992 год. За это время он получил в общей сложности $224 тысячи. Следствие по делу Питтса длилось больше года. На протяжении почти всего этого времени со следователями активно сотрудничала жена подозреваемого Мэри, при этом не раз выражавшая опасения, что это обстоятельство может неблагоприятно сказаться на ее отношениях с супругом.
       Питтс, по утверждению ФБР, работал на Москву до октября 1992 года, а вся его дальнейшая шпионская деятельность полностью контролировалась ФБР, сотрудники которого выдавали себя за российских разведчиков. Питтс, впрочем, об этом не догадывался. Он даже предоставил "москвичам" служебный значок и ключи от академии ФБР, где в последнее время работал.
       Кроме того, Питтс передал им секретные военные документы и данные о своих коллегах, а также поделился соображениями насчет того, как лучше их вербовать. "Для Питтса не было ничего святого, — заявила на пресс-конференции прокурор Хелли Фейхи. — Он был готов предать свою страну, свою организацию и своих сослуживцев".
       Директор ФБР Луис Фри сообщил, что помимо $224 тысяч, полученных от россиян, Питтсу досталось около $65 тысяч, выплаченных американской контрразведкой.
       В августе прошлого года его жена Мэри сигнализировала начальству ФБР о том, что муж ведет себя как-то подозрительно. Но самое первое сообщение по этому поводу поступило не от нее, а от сотрудника российской миссии при ООН N, работавшего на американцев и получившего с тех пор вид на жительство в США (сам Питтс работал в контрразведывательном отделе ФБР и осуществлял наблюдение за миссией).
       Создается впечатление, что к шпионажу Питтс относился с увлечением. По крайней мере, он не прекратил свою деятельность даже после того, как обнаружил у себя в кабинете телекамеру.
       Как явствует из документов ФБР, Питтс предложил свои услуги КГБ в июле 1987 года. Он отправил письмо сотруднику советской миссии при ООН N, в котором продемонстрировал свою осведомленность, и попросил устроить ему встречу с кем-либо из советских разведчиков. Адресат встретился с Питтсом и вывел того на одного из сотрудников КГБ Александра Карпова. С их беседы в нью-йоркской публичной библиотеке и началось сотрудничество Питтса с советской разведкой. С тех пор Питтс предоставил данные о некоем агенте ФБР, поставлявшем информацию о деятельности советских спецслужб, а также так называемый советский административный список, в котором перечислялись все советские представители в США, приводились их биографические данные, указывалось, являются ли они разведчиками (на экспертный взгляд) и сообщалось, какое за ними ведется наружное наблюдение.
       В 1989 году Питтса перевели с повышением в штаб-квартиру ФБР в Вашингтон, где он имел доступ к информации о работе, которую ведут его коллеги. Три года спустя он стал заниматься проверкой сотрудников ФБР, в результате чего получил доступ к сведениям о том, у кого из них финансовые затруднения, кто злоупотребляет спиртным или пользуется наркотиками. Эти данные могли пригодиться для вербовочной работы.
       После перевода в Вашингтон Питтс девять раз на один день ездил в Нью-Йорк. После каждой поездки он клал на свои многочисленные банковские счета суммы, превышавшие тысячу долларов. В итоге, подсчитали фэбээровцы, на счета четы Питтс поступило $124 тысячи.
       По неизвестной пока причине в 1992 году связь между российской разведкой и ее агентом в ФБР прервалась. Ее возобновило в 1995 году само ФБР, поскольку сотрудник советской миссии в ООН N, к которому за помощью в свое время обратился Питтс, сам стал сотрудничать с американскими спецслужбами. Разумеется, он не мог умолчать и о "кроте" в системе ФБР. К тому времени руководство бюро расследований предприняло ряд попыток установить причины провала нескольких контрразведывательных операций в Нью-Йорке. Теперь же, опираясь на информацию ооновского перебежчика, сотрудники ФБР подослали к Питтсу своих агентов под видом российских разведчиков с целью выяснить, какие секреты он продал Москве в 1987-1992 гг.
       26 августа 1995 года домой к Питтсу пожаловал N, уже перевербованный ФБР, и сказал ему: "Тут у меня гость из Москвы. Он хочет с вами познакомиться. Он у меня в машине". Так Питтс стал вновь работать. "Москвич" попросил его разузнать из своих источников в ФБР про одного российского разведчика. Питтс получил инструкции, а также конверт с $15 тысячами старыми стодолларовыми купюрами.
       Мэри тут же заподозрила неладное и три дня спустя донесла руководству ФБР, что у мужа были странные гости. Ко всему прочему она нашла конверт с инструкциями. В этот же день Мэри позвонила своей подружке (телефон, естественно прослушивался) и посетовала: "Не надо было мне к нему ходить (в кабинет мужа. — Ъ). Как бы дело ни повернулось, браку моему, наверное, конец".
       Год и два месяца таким образом ФБР игралось с Питтсом. За это время он 22 раза оставлял в тайниках секретные материалы и аппаратуру, девять раз говорил по телефону с "москвичами" и дважды встречался с ними лично. Среди прочего Питтс передал пятистраничный документ с технической информацией о частотах и каналах, используемых сотрудниками ФБР, а также сообщил об одиноком отставном фэбээровце как хорошем объекте для вербовки.
       Теперь Питтсу грозит пожизненное заключение. Вряд ли к нему будет применена высшая мера наказания — смертная казнь: по его вине ведь никто не погиб.
       Как обычно бывает в подобных случаях, представители СВР России не стали комментировать суть обвинений, предъявляемых ее раскрытым агентам. Между тем российские разведчики видят в раздувании шпиономании в США вполне определенный подтекст. ФБР после получившего широкую огласку провала с арестом отставного полковника СВР Галкина необходимо реабилитироваться в глазах американской общественности. Кроме того, активный накат на СВР, предпринятый американскими спецслужбами в последнее время, говорит еще и том, что в Америке искусственно поднимают волну антироссийских настроений. "Как бы там ни было, наша разведка будет, как и прежде, активно работать в интересах безопасности России", — уверил корреспондента Ъ один из сотрудников СВР.
       

Комментарии
Профиль пользователя