Коротко


Подробно

Фото: Валентин Барановский / Коммерсантъ   |  купить фото

Зрителям устроили разминку

Молодые хореографы на фестивале "Мариинский"

Фестиваль балет

В Санкт-Петербурге завершился XIV фестиваль балета "Мариинский". Два мероприятия последнего воскресного дня — мастерскую молодых хореографов и финальный гала-концерт — посетила ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.


Количественные результаты фестиваля впечатляют: пять с половиной премьер за десять дней. К "Сильвии", "Инфре", "Граням" присоединились балеты, сочиненные творческой молодежью,— "Камера обскура" Юрия Смекалова, "Inside the Lines" Антона Пимонова. Опусы Владимира Варнавы, Ильи Живого, Ильи Петрова, Ксении Зверевой, Максима Севагина и Ирины Толчильщиковой составили отдельный акт проекта "Творческая мастерская молодых хореографов" и оптом могут быть зачтены как половина полнометражного спектакля.

Из всех представленных работ наиболее примечательной показалась "Камера обскура" — давно в Мариинском театре не было такого спектакля, в котором сочетается верноподданническое отношение к советскому драмбалету с навязчивым психологическим содержанием. Роман Владимира Набокова балетизируется по отработанным рецептам: сюжет концентрируется на главных сюжетных линиях с четырьмя главными героями, каждому выдано по монологу-вариации, тонкость душевных переживаний изливается в банальных дуэтах с прямолинейной хореографической лексикой, кордебалет топчется и качается, изображая понятийный ряд — дом, кинотеатр, квартира, калейдоскоп, смерть. Интеллектуалы легко разгадают ребус про кровавый подбой фрака злодея Горна. Литературоведы согласятся с финальной сентенцией автора (балета): "Слепота физическая становится подтверждением слепоты внутренней". "Камера обскура" подавила милый танцевальный экзерсис Антона Пимонова "Inside the Lines" на музыку Мориса Равеля, показанный на заключительном гала-концерте. Веселенький 25-минутный балетик на пять пар, решенный в спортивно-авангардистской тематике, где временами отражается то Алексей Ратманский, то Саша Вальц, то Форсайт, с забавными хореографическими приемами (например, обводка балерины, опирающейся на руку вместо ноги), неожиданными пластическими акцентами, способен увлечь театральный зал в качестве легкой закуски к длительному танцевальному пиршеству.

Действительно длительному: заключительный гала-концерт завершился в полном соответствии с мариинскими традициями — в двенадцатом часу ночи. После премьеры балета господина Пимонова последовал дивертисмент, почти весь составленный из хорошо знакомых номеров, но порой с неожиданными интерпретациями. Второй год подряд на заключительных гала фестиваля виртуозное классическое pas de deux на музыку Обера разрабатывает Тимур Аскеров, и явлены достойные результаты: приземления стали практически бесшумными, меньше прозаической ходьбы между танцевальными комбинациями, появилась лучезарная улыбка классического премьера. Можно было бы поставить "зачет с отличием", если бы перед господином Аскеровым не вышла в классическом pas de deux Баланчина на музыку Чайковского датская пара Джейм Крэндалл и Альбан Лендорф. Поэтичнейшая нюансировка привычных па превратили хрестоматийно известный дуэт в увлекательный университетский диспут, и стабильный хорошист господин Аскеров превратился в школьного зубрилку. Высший курс танцевальной академии прошла недавняя петербурженка Вероника Парт, работающая в Американском балетном театре. "Семь сонат" на музыку Доменико Скарлатти в постановке Алексея Ратманского, по-научному расчетливые и вдохновенно-взволнованные, станцованы ею и ее партнером Джаредом Мэтьюсом безупречно и с редкой стилистической откровенностью. Ульяна Лопаткина взяла для исполнения почти реликтовый дуэт Хозяйки Медной горы и Данилы из "Каменного цветка". Балерине чрезвычайно шел изумрудный костюм, ее партнером был Марат Шемиунов, наипервейший кавалер, способный носить балерину любой комплекции на одной руке на протяжении получаса, однако хореография Юрия Григоровича, сочиненная в острой и колкой манере, была растушевана задушевной мягкостью танца госпожи Лопаткиной.

Фестиваль завершала баланчинская "Симфония до мажор" на музыку Жоржа Бизе, тоже весьма редкий гость балетного репертуара. Впрочем, еще несколько месяцев отдыха для этого спектакля — и у Фонда Джорджа Баланчина будет серьезный повод проверить соответствие стандартам. Рассинхронизированный кордебалет еще не самая большая его проблема: интерпретация Баланчина как сочинителя комбинаций для ежедневного урока классики — это сильно огорчает видевших далекий премьерный показ в 1996 году. Изысканная эстетская хореография явно не в ладах с мироощущением современных солистов, упрощающих не столько технологию, но подход: шедевр стал рутиной, томительная печаль адажио — рваным сухим ритмом, блестящее брио — имитацией скорости, выразившейся в бурном размахивании руками. Пожалуй, наиболее безболезненно прошли испытание "Симфонией" Александр Сергеев (первая часть) — точный и ловкий, дебютант Ким Кимин (третья часть) — задорный и азартный, и, как ни странно, корифейки — особенно Светлана Иванова и Ксения Острейковская (вторая часть), их маленькие соло обрели полноту художественного выражения.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №65 от 16.04.2014, стр. 14

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение