Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

 Пресс-конференция Терри Адамса


Каспийский нефтяной консорциум: все как в ООН

       Интенсивные консультации участников каспийского нефтяного консорциума свидетельствуют, что принятие окончательного решения о путях транспортировки нефти каспийского шельфа не за горами. В ходе недавнего визита в Тбилиси глава операционного комитета консорциума Терри Адамс на брифинге для узкого круга журналистов, среди которых был и корреспондент Ъ, выступил с подробным коммерческим обоснованием вариантов транспортировки нефти. Между тем чистой коммерцией проблемы, стоящие на пути "проекта века", не ограничиваются.
       
       "Проектом века" план разработки нефтяных запасов каспийского шельфа впервые назвал президент Азербайджана Гейдар Алиев два года назад. Тогда это казалось претенциозным. Но сейчас, по словам Адамса, уже очевидно, что проект действительно превращается в самый крупный проект века. "Меня не покидает чувство, что я управляю по меньшей мере ООН", — сказал руководитель консорциума. Два года назад, сказал Адамс, все выглядело иначе: "Нам поручили создать относительно простой проект и заключить все необходимые контракты в течение двух с половиной лет". Бюджет планировали в размере $600 млн. Теперь все изменилось. По словам Адамса, участники консорциума сначала не планировали напрямую финансировать строительство северного (через Россию) и западного (через Грузию) нефтепроводов. Сейчас вложения превышают $1,2 млрд.
       Программа финансирования, рассчитанная до 1998 года, предусматривает затраты: на создание инфраструктуры — $220 млн, на строительство платформы терминала Сангачал — $630 млн, на реабилитацию северного нефтепровода — $40 млн, на строительство западного нефтепровода и терминала Супса (Аджария, близ Батуми) — $300 млн, эксплуатационные затраты — 60 млн, подготовительные работы для строительства второй платформы — $26 млн. Проект обеспечивает доступ к новым нефтяным запасам в регионе минимального геологического риска, где, по словам Адамса, расположены месторождения "супергигантских масштабов". Доказанные запасы нефти составляют 17,5 млрд баррелей. Эти объемы равны всем запасам Северного моря. Запасы же, которые еще не доказаны, но основываются на солидных геолого-разведочных расчетах, вдвое превышают объемы запасов Северного моря.
       Как напомнил Адамс, протяженность северного маршрута — 1400 км, из них 167 км приходится на территорию Азербайджана. Остальное — по территории России, в том числе и Чечни, до Новороссийска. Сенсацией можно считать заявление Адамса о том, что, несмотря на недавнюю войну в Чечне и сохраняющуюся напряженность в регионе, российская часть нефтепровода "полностью реабилитирована". Из трубы вытеснены вода и грязь, проведены испытания нового узла учета на российской границе. Азербайджанская сторона заявила, что первые поставки нефти можно будет начать в конце первого квартала 1997 года. Пропускная способность нефтепровода — 5 млн тонн в год, что покроет всю добычу с первой платформы.
       Общая протяженность западного маршрута (до Батуми, где строится терминал Супса) — 930 км. Через два месяца будет получено подтверждение на все финансовые затраты. Реабилитация начнется во втором квартале 1997 года. Предстоит осуществить большой объем ремонтных работ на территории Азербайджана и Грузии, построить новый участок нефтепровода от Акстафы (Азербайджан) до Тбилиси. Объявлен тендер, участники которого к 6 января 1997 года обязаны представить конкретные предложения по реконструкции трубопровода Баку--Батуми. Участвовать в осуществлении проекта изъявили желание 53 компании. Более 40 отсеялось. Первая нефть по западному маршруту должна пройти в конце 1998 года. Речь идет в данном контексте о так называемой малой нефти.
       По словам Адамса, ответ на вопрос, по какому маршруту пройдет большая нефть Каспия, будет дан в середине будущего года. При выборе маршрута будут учитываться технические и коммерческие факторы. Рассматриваются все те же два основных варианта. Первый — существующий северный маршрут от Баку до Новороссийска. Второй — западный, через Грузию в Восточную Турцию до средиземноморского порта Джейхан. Есть и другие варианты, связанные с доставкой нефти в Супсу и Новороссийск с дальнейшей перевозкой танкерами через Босфор и Дарданеллы или же в обход — по трубе через Болгарию и Грецию, — если Турция закроет проливы.
       Адамс не скрывает, что при выборе маршрута решающим может оказаться именно политический фактор. В Грузии, например, огромный резонанс вызвало заявление президента самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики Роберта Кочаряна о том, что деятельность консорциума в Азербайджане наносит ущерб интересам безопасности Карабаха, поскольку осуществление "проекта века" приведет к значительному росту экономического, а значит, и военного потенциала Азербайджана. Военные эксперты не исключают в этой связи, что вооруженные формирования Карабаха могут попытаться "перерезать" западный нефтепровод, продвинувшись в сторону Гянджа, второго по величине города Азербайджана. Неурегулированный армяно-азербайджанский конфликт вполне может вспыхнуть с новой силой. О чем свидетельствуют, например, слова Гейдара Алиева на недавней пресс-конференции в Баку, посвященной итогам Лиссабонского саммита ОБСЕ, — президент Азербайджана называл власти Карабаха не иначе как оккупантами.
       Ситуация осложняется противоречиями между государствами, компании которых участвуют в консорциуме. Отношения Москвы и Баку пока трудно назвать партнерскими. Тут и подозрения о поддержке Азербайджаном чеченских сепаратистов, и ответные упреки в адрес Москвы в укрывательстве лиц, обвиняемых властями Азербайджана в государственной измене. В Баку не скрывают, что главным партнером хотели бы видеть Турцию, а не Россию, и осуждают присутствие российских войск в Закавказье.
       Не решена и проблема проливов. Турция (в нарушение конвенции Монтре) ограничивает проход нефтетанкеров через Босфор и Дарданеллы. В ответ в Москве недвусмысленно намекают, что проект трубопровода Баку--Тбилиси--Супса--Джейхан осуществить будет невозможно, ибо он пройдет по территории турецкого Курдистана, где вот уже 12 лет отряды Курдской рабочей партии ведут партизанскую войну с турецкими войсками. Отвечая на вопрос корреспондента Ъ об отношении курдского руководства к этому проекту, представитель Фронта национального освобождения Курдистана в странах СНГ и Восточной Европы Махир Валат заявил, что для того, чтобы трубопровод прошел через территорию, контролируемую КРП, нужно полностью истребить КРП, а это при наличии у нее 30-тысячной армии сделать будет непросто.
       С другой стороны, прекращение военных действий в Чечне увеличивает шансы северного маршрута — если, конечно, чеченские лидеры не будут слишком торопиться использовать этот козырь для оформления своей независимости де-юре.
       Весь этот клубок противоречий может быть мирным путем разрешен только в результате согласия между всеми силами, действующими в регионе, — в первую очередь между Москвой, Вашингтоном и Анкарой. Что маловероятно, поскольку их интересы расходятся. Это как раз тот случай, когда противостояние обязательно должно выявить побежденного, который в результате будет вынужден сойти с арены.
       
       ГЕОРГИЙ Ъ-ДВАЛИ, АНДРЕЙ Ъ-СМИРНОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя