Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

 Русская мафия в США


Cosa Nostra разобралась с русским самозванцем

       Ъ продолжает публикацию серии очерков о русской мафии в США. Напомним, что первая русская преступная группировка появилась в Нью-Йорке в конце 70-х годов. Руководил ею советский вор в законе Евсей Агрон. Его люди занимались рэкетом и грабежами, что приносило Агрону по $100 млн в год. Его более предприимчивые советники, среди которых выделялся Давид Богатин, придумали аферу с налогами на бензин, зарабатывая на этом ежегодно $1,5 млрд. Их прикрывала итальянская семья Коломбо. Когда Агрон попытался прибрать к рукам бензиновую аферу, он с согласия итальянцев был убит. В середине 80-х годов разрозненная банда советских иммигрантов превратилась в единую сплоченную организацию. Бандитов объединил вокруг себя новый крестный отец — Марат Балагула. Он сумел взять под контроль весь криминальный бизнес с нефтепродуктами, но для этого ему пришлось стать частью Cosa Nostra. Рассказывает ВЛАДИМИР Ъ-ИВАНИДЗЕ.
       
Новый хозяин
       Когда убили Агрона, полиция бросилась на поиски его телохранителя Бориса Найфельда. В день убийства именно он должен был проверить подъезд и ждать своего босса в машине. Однако телохранитель загадочным образом исчез за несколько минут до того, как Агрону прострелили голову.
       Появился он через несколько дней в клубе "Эль Кариб" на Брайтон Бич, где была штаб-квартира Агрона. Ничего вразумительного полицейским он не сообщил, дело повисло, и вскоре Найфельд вновь принялся за свою работу. Но теперь на заднем сидении хозяйского "Линкольна" восседал новый босс — Марат Балагула.
       Среди русских иммигрантов за ним закрепилось прозвище Грузин. Американцы звали его Big man, хотя слухи о внушительных размерах Балагулы были лишь слухами. Вскоре Big man перевернул представления американцев о русской мафии. Именно он заставил говорить о ней как о серьезной проблеме. Американские власти были потрясены грандиозными аферами с бензином, драгоценными камнями, золотом, фондами социальной помощи и медицинской страховкой, за которыми стояли люди Марата Балагулы.
       Агрон был не более чем кровавым чудовищем. По мнению полицейских, его команда насчитывала 500 человек. Это в два раза больше, чем, например, число действующих членов семьи Гамбино, но у старого вора советской закалки хватало ума только на то, чтобы терроризировать иммигрантов из СССР.
       Балагула играл совсем другую игру. Прекрасный актер, хитрый и расчетливый, он сумел в короткий срок сколотить из разрозненной банды рэкетиров мощное криминальное предприятие с многомиллиардными доходами. У Марата появились крепкие связи и свои люди в Восточной Европе, Африке, Юго-Восточной Азии. Воспользовавшись смертью Агрона и арестом Майкла Франчезе, он быстро захватил бутлегерский рынок нефтепродуктов, и боссы нью-йоркских криминальных семей признали его новым хозяином Маленькой Одессы.
       Итальянцы считали его безумцем, который швырял направо и налево алмазы, как они швыряют долларовые банкноты. В архиве полиции есть запись разговора Джо Галициа, солдата семьи Дженовезе, с его приятелем. Галициа рассказывает, как Балагула устраивает круизы вокруг Манхеттена на собственной яхте, во время которых устраиваются невероятные "сексуальные и наркотические оргии". В конце концов эти оргии едва не привели Балагулу к импотенции.
       Любовь бывшего одессита к буйным ночным пирушкам сохранилась, очевидно, еще с тех времен, когда он служил барменом на советском теплоходе "Иван Френкель", ходившем в заграничные круизы. В отличие от многих своих соратников Балагула практически не имел проблем с советскими правоохранительными органами, хотя, по его собственным признаниям, активно спекулировал контрабандным товаром. Клиентами его были жены местных номенклатурных начальников и даже партийных боссов.
       
Итальянские бандиты чуть не перессорились из-за русских
       Балагула и его люди был частью семьи Лючезе, которая делила свои прибыли с другими семьями. Правда, в какой-то момент между ними чуть не произошло столкновение из-за Балагулы. Люди Дженовезе охраняли интересы своей семьи на терминалах Балагулы в Вестчестере, а один из боссов семьи Лючезе по прозвищу Кристи Клещ расставил своих людей на русских бензоколонках в Бруклине, Куинсе и Стейтене Айленде. Незадолго до своего ареста мафиозный принц Майкл Франчезе попытался отнять Балагулу у этих двух семей, что едва не закончились большой стрельбой. Один из боевиков семьи Коломбо, все его звали Фрэнки Клоп, регулярно "тряс" еврейских бензиновых бутлегеров из империи Балагулы. Он требовал от них по $25 тысяч еженедельно. В противном случае угрожал переломать им ноги. Всего он натряс полмиллиона.
       Вот свидетельство одного из людей Дженовезе, тайно записанное агентами ФБР. "Однажды я появился в ресторане Марата и заметил, что рядом с Балагулой сидели двое от Франчезе. Я спросил Марата: 'Кто эти двое?' Он быстро ответил: 'Они не со мной'. Потом я как-то встретился с Майклом (Франчезе. — Ъ) и в разговоре с ним упомянул Марата. Его лицо прямо побелело..." Однако Балагула не успел предать семьи Дженовезе и Лючезе. После ареста младшего Франчезе все закончилось само собой.
       Став большим богатым боссом, Балагула, тем не менее, не спешил расставаться с хозяевами из Cosa Nostra. Среди его людей время от времени шли разговоры о том, что с итальянцами пора кончать, но Балагула всякий раз отказывался от войны. Он слишком боялся их и слишком многим был обязан семье Лючезе, которая ради него казнила Владимира Резникова, попытавшегося посягнуть на владения Балагулы.
       
Карьера кидалы
       Криминальная карьера Резникова началась еще в Киеве, где он отсидел небольшой срок за мошенничество. Уезжая в США, Резников написал, что советские власти преследовали его как еврея за религиозные убеждения, и "жертве преследований" беспрепятственно выдали въездную визу.
       Резников начал новую жизнь в Калифорнии как мошенник и кидала. В Лос-Анджелесе он обдирал доверчивых мясников. При виде кошерных лавок Резников тут же преображался. И через несколько мгновений перед мясниками представал "бедный советский моряк", у которого очень мало времени, но очень много контрабандных золотых монет и ему нужно поскорее их сбыть. Этот образ оправдывал удивительно низкие цены, за которые он готов был отдать монеты. Мясники просто не в силах были устоять. А когда "советский моряк" исчезал с деньгами, из лавок неслись вопли отчаяния: в сумках, которые Резников в последний момент оставлял покупателям, были только картошка и камни.
       В конце концов полиция поймала Резникова и отправила за решетку. Он провел около двух лет в калифорнийской тюрьме, а когда вышел, переехал в Нью-Йорк и в новогоднюю ночь 1981 года убил своего приятеля в одном из ресторанов на Брайтон Бич. Полиция нашла свидетелей, но Резников исчез. В 1983 году он все-таки предстал перед судом, но показания свидетелей неожиданно изменились, и убийцу отпустили.
       После этого Резников почувствовал себя увереннее и сколотил свою бригаду. Чем конкретно он занимался, не ясно до сих пор. Время от времени Резников и его люди появлялись в ресторанах Маленькой Одессы, но большого шума не производили. Узнав об аресте Богатина, Иорицо и Майкла Франчезе, он решил вторгнуться в опустевший, как ему показалось, бензиновый бизнес. Единственным препятствием на пути Резникова был Балагула.
       К тому времени Big man стал полноправным криминальным "бензиновым королем" Нью-Йорка. К 1986 году он контролировал семь топливных терминалов, владел целой армией грузовиков и сотней заправочных станций, которыми управляли его люди. По информации прокуратуры штата Нью-Йорк, штаб-квартира Балагулы в Нью-Рошель, по соседству со зданием ФБР, напоминала сцены из фильмов Стенли Кубрика. Русские секретарши, одетые в одинаковые полосатые платья, неотрывно работают на компьютерах. Видеокамеры отслеживают каждый сантиметр помещения.
       Но самое важное — Балагула был одним из главных источников дохода и для Cosa Nostra. Но даже если Резников и знал о связях Марата с итальянцами, его это не остановило.
       
Начало разборок
       3 февраля 1986 года в офисе компании по оптовой торговле бензином Platenum Energy, принадлежавшей Балагуле, собрались телохранители русского крестного отца — Алекс Зельтцер, Борис Найфельд и его брат Веньямин. Они играли в карты. В углу одиноко сидела секретарша. Время близилось к полудню, когда в офис вошел Михаил Вокс, управляющий расположенной в Нью-Джерси заправочной станцией MVB Energy Company.
       Вокс, иммигрировавший в США из СССР в 1976 году, на бензиновом рынке появился недавно и, по информации полицейских, был тесно связан с Резниковым. Но у него неожиданно возникли проблемы с налоговыми органами: лицензия на торговлю бензином, которую ему продал Балагула, оказалась фальшивой. Случайностей в таких делах не бывает. Скорее всего, Балагула хотел вывести из игры своих конкурентов самым простым и надежным способом, подсунув им фальшивую лицензию.
       То, что произошло в полдень во внутреннем помещении Platenum, до сих пор остается загадкой. Через несколько минут после прихода Вокса кто-то постучал в боковую дверь. Открывать пошел Алекс Зельтцер. В дверях стоял Резников с каким-то человеком. "Я слышал только крики на русском языке, — вспоминал потом один из обитателей дома, первый этаж которого занимала Platenum, — а потом все утонуло в грохоте автоматных очередей".
       В течение минуты убийцы, стоя в дверях, поливали огнем офис Platenum из автоматов Uzi. Когда все стихло, Зельтцер был мертв. Полицейские сказали, что он был буквально нашпигован свинцом. Бориса Найфельда пуля задела в большой палец правой руки, а его брат, как и залезшая под стол секретарша, не пострадали. Михаил Вокс исчез. Спустя несколько часов он был обнаружен полицией в госпитале Кони Айленд с пулевыми ранениями груди и руки.
       Согласно уголовному делу, ни Зельтцер, ни братья Найфельды не успели открыть ответный огонь. На месте были найдены два окровавленных револьвера с полным боезапасом. Но непонятно, кто же стрелял в Вокса. Третий пистолет, как и автомат, из которого убили Зельтцера, так и не нашли.
       Когда Вокс встал на ноги, его арестовали как соучастника расстрела. Его адвокат во всем обвинял Резникова, но полиция не нашла улик против него. Братья Найфельды и секретарша не сказали следствию ни слова. В итоге через три месяца суд присяжных признал его невиновным.
       Но это было только началом.
       В тот год на Брайтон Бич произошло еще несколько заказных убийств. Все они, включая и убийство Зельтцера, остались нераскрытыми. ФБР не имело ясного представления, участвовала ли Cosa Nostra в этой войне. Несколько лет назад один из руководителей ФБР Джим Муди сказал, что итальянцы и русские не стреляют друг в друга. Но это не так. Теперь Муди, наверное, уже знаком со свидетельскими показаниями одного из боссов семьи Лючезе — Энтони Кассо (Гаспиппе), который рассказал о кровавых разборках, происходивших на Брайтон Бич десять лет назад. Как и Майкл Франчезе, Кассо согласился выступить на последних слушаниях о русской мафии в Вашингтоне.
       
"Это была угроза всей семье!"
       
       Энтони Кассо попал в тюрьму в 1993 году. Он признал 72 пункта обвинений, предъявленных ему американскими властями, и согласился выступить свидетелем на предстоящих процессах по организованной преступности.
       
       "Русские владели сотнями заправочных станций, — рассказывал Кассо. — Они же контролировали бензохранилища и распределение топлива. Мы обеспечивали им защиту и помогали им создавать корпорации (цепочки компаний) для прокручивания махинации. Так выглядел 'картель'.
       Главным парнем из русских, который работал с нашей семьей, был Марат Балагула. Он сделал миллионы на бизнесе с налогами, и наша семья заработала с ним много денег.
       В 1986 году другой русский по имени Владимир, чью фамилию я тогда не знал, пришел к Марату в русский ресторан на Брайтон Бич. Среди русских ходили слухи, что он крутой парень. Владимир приставил к голове Марата пистолет и сказал, что теперь он его новый партнер и Марат должен заплатить ему $600 тыс.".
       Эта роковая встреча произошла в ресторане "Одесса", который принадлежал Балагуле. Он приобрел его в 1980 году, когда стал экономическим советником Евсея Агрона. Балагула полностью изменил его интерьер, украсил хромом, постелил паркет и нанял афро-американского певца, говорившего по-русски. Толпы русских иммигрантов приходили пообедать в ресторан, где подавали бефстроганов и икру, а на каждый стол ставили холодную бутылку "Смирновки". Молодые нью-йоркские яппи любили болтаться здесь ночами, чтобы поесть фасоли по-грузински и подышать воздухом организованной преступности. Когда режиссер Пол Мазурский снимал свой фильм "Москва на Гудзоне", он очень хотел снять сцену с русским кабаре в ресторане "Одесса". Но Балагула отказался, опасаясь привлечь к себе чрезмерное внимание. Мазурский снял эту сцену в ресторане "Националь", который принадлежал одному из врагов Балагулы, Александру Скольнику, по кличке Капустная голова.
       Утверждают, что по ночам в ресторане "Одесса" проходили "разборки". В полумраке за большим пустым столом, без закусок и выпивки, сидел Балагула со своими людьми и разбирал споры местных бизнесменов и бандитов. Рядом с Балагулой нередко был и Эмиль Пузыретский, отсидевший в СССР семь лет за убийство. Пузыретский был одним из телохранителей Балагулы и выполнял его заказы на убийство. Никто не смел перечить Балагуле. Поэтому, когда к Марату в его собственный ресторан пришел Резников, преспокойно ткнул ему дулом пистолета в голову и потребовал полмиллиона долларов, Марат жутко перепугался.
       "Балагула связался с нами и сообщил о случившемся, — продолжал Кассо. — Мы договорились встретиться на следующий день. Когда мы пришли к нему домой, он был страшно напуган. У него был сердечный приступ, но он наотрез отказывался ехать в больницу, хотя врачи настаивали на госпитализации. Человек Марата, сидевший рядом с ним, требовал, чтобы мы убили Владимира.
       Мы знали, что надо делать. С тех пор как Марат начал сотрудничать с нашей семьей и особенно с того времени, как он начал делать большие деньги для семьи, это была уже не просто угроза Марату. Это была угроза и семье Лючезе. Вик Амусо, управлявший семьей, и я согласились, что Владимир должен умереть. Наше решение мы передали главному боссу семьи Кристи Клещу, который тогда сидел в тюрьме. Он тоже дал согласие на убийство Владимира, и Вик отдал приказ человеку по имени Джоуи Теста. Мы попросили Марата и одного из его парней дать нам информацию о Владимире. Один из людей Марата достал нам фотографию Владимира и номер его автомобиля. По нашей просьбе Марат позвонил Владимиру и договорился пообедать с ним в том же ресторане на Брайтон Бич, где он угрожал Марату".
       Встреча состоялась. Резников вышел из ресторана сытый и довольный. Судя по всему, разговор с Балагулой разбередил его фантазию, и он уже воображал себе бумажные пакеты с сотнями тысяч долларов, которые раз в неделю будут приносить ему люди Марата. Он уже видел себя новым "бензиновым королем" Нью-Йорка. Теперь все знали, что он крутой. Даже Марат.
       Резников вразвалочку пересек залитую солнцем авеню Брайтон Бич и сел в новенький коричневый Nissan. Когда он завел двигатель и стал выворачивать руль, чтобы объехать стоявший впереди автомобиль, к дверце слева неожиданно приблизился человек. На глазах у десятков свидетелей он молча вытащил револьвер 38 калибра и начал стрелять. Киллер вогнал в тело жертвы шесть пуль, но Резников все еще был жив. Обливаясь кровью, он дотянулся до своего револьвера и попытался открыть дверцу машины. Ему это почти удалось, но убийца приставил дуло пистолета к голове Резникова и выстрелил в последний раз. Потом он прыгнул в зеленый Plymouth, который уже с визгом набирал скорость, и исчез.
       "Я услышал об убийстве по радио, — вспоминает Кассо. — Марат был очень благодарен нам за то, что мы решили его проблему. Мы не могли позволить, чтобы кто-то давил на человека, который делает такие деньги для семьи. После этого у Марата не было проблем ни с одним из других русских..."
       
       В завтрашнем номере Ъ расскажет о бегстве Марата Балагулы из США и его последующем аресте.
       

Комментарии
Профиль пользователя