Коротко

Новости

Подробно

«Крупному банку проще пережить трудную годину»

Управляющий филиалом ВТБ24 в Хабаровске Александр Пальцев об ажиотаже вокруг доллара, бережливости дальневосточников и VIP-клиентах

от

Банковский рынок Дальнего Востока в 2013 году избежал потрясений, вызванных отзывом лицензий или крахом банков, но изменения все же происходят — в русле общероссийских тенденций. Дальневосточники и так склонны к накоплениям и «честной игре» с банками при кредитовании, но с падением темпов роста банковской системы клиент будет искать надежность и все более тяготеть к крупным игрокам, полагает управляющий базовым для ВТБ24 в регионе филиалом Александр Пальцев. В борьбе за доли рынка на приоритетных для себя направлениях, говорит он, в банке готовы на «точечные» меры, даже если они просто «расширяют горизонты», а не «взрывают продажи».


«„Зачистки“ Центробанка я не вижу»

— Банкам предрекают непростой год, учитывая события предыдущего года и тенденции спада в экономике. Каким, на ваш взгляд, станет год для банковской системы?

— В 2014 году темпы роста банковской системы будут замедляться. Такие прогнозы звучали и в конце прошлого года, мы это закладывали при своем бизнес-планировании. Поменяется и поведение клиента: мы наблюдаем увеличение склонности к сбережению. Вкладчик просто пересматривает свое отношение к риску. И безусловно, когда речь идет о личных сбережениях, он отдает предпочтение не доходности, а сочетанию доходности и надежности. И в этом плане крупная федеральная структура вызывает больше доверия.

Параллельно мы наблюдаем адекватные рыночные предложения со стороны основных игроков, и депозитный портфель немного перераспределился в пользу крупных банков, если брать конец 2013 — начало 2014 года, это видно и по статистике ЦБ. В целом же я стараюсь не делать прогнозы, потому что прогнозировать изменения политической конъюнктуры практически невозможно, это генератор случайных чисел. Мы движемся в том коридоре, который прогнозировали аналитики, не выше 38 рублей за доллар. Применительно к ВТБ24, к его тактике, продуктовому предложению, ценовым параметрам, подходам к рискам 2014 год будет достаточно успешным.

— Вы говорите об успехе. За счет чего его планирует добиваться ВТБ24?

— Драйвером роста для нас по-прежнему будет ипотека. Она интересна и с точки зрения рисков, потому что это обеспеченный кредит, и с точки зрения доходности, так как более длинные кредиты требуют меньше операционных нагрузок. Ипотека вторая по доходности после потребительских кредитов. Кроме того, у нас достаточно амбициозные планы по малому бизнесу, в 2014 году будем наращивать объемы выдач. Мы переформатируем наш подход к работе предприятий малого бизнеса, что увеличит объемы, и рассчитываем забрать долю рынка у конкурентов, которые планируют работать по-старому или вообще прижимают это направление.

— Переход клиентов из небольших банков в крупные, который вы упомянули, — это постоянный процесс? Или он все-таки связан с ажиотажем вокруг последних отзывов банковских лицензий?

— В экономике все имеет определенную цикличность. Поведение вкладчиков точно так же от периода к периоду меняется. За последние десять лет были периоды, когда клиент имел большую склонность к риску, потому что ситуация в экономике говорила, что все нормально. Были периоды, когда клиенту важно было сохранить финансы, и поэтому он больше тяготел к крупным федеральным структурам. И здесь основное влияние оказывает не «зачистка» Центробанка, я ее не вижу: статистика последних трех лет говорит о том, что в год ЦБ отзывает примерно одинаковое количество лицензий. А лицензии отзывают у игроков, которые нарушают правила игры.

Крупному банку проще пережить трудную годину, ресурсы и запас прочности у него выше. Как в поговорке: «Пока толстый сохнет, худой сдохнет». Ряд игроков, которые предлагали высокие процентные ставки, были вынуждены работать на более рискованном рынке кредитования, чтобы сохранять свой бизнес доходным. Теперь они имеют больший уровень просрочки и вынуждены сжимать свои кредитные программы, пересматривать подход к рискам, замедлять темпы роста. Определяющим фактором здесь становится ситуация в экономике и в самих банках, а никак не отзыв лицензий. Около 500 банков с уставным капиталом до 1 млрд руб. замыкают на себе 2,5% активов банковской системы. А на рынке сбережений их и того меньше. Можно вспомнить 2012 год, год бурного роста, когда развивались монолайнеры — банки, специализирующиеся на узкой линейке банковских продуктов. Они выдавали беззалоговые кредиты и показывали хороший рост, хотя у них также отзывали лицензии. При этом вкладчик чаще отдавал предпочтение повышенной процентной ставке, чем сегодня.

— Наработки в области онлайн-банкинга — это важный фактор при выборе банка?

— Буду откровенным, это пока не фактор номер один. Он приоритетный для так называемой «продвинутой» категории клиентов. Эти люди ценят свое время, комфорт, степень свободы. Для основной категории клиентов это пока не так, но онлайн-банкинг активно развивается. На Дальнем Востоке за год число клиентов, подключенных к нашей системе «Телебанк», выросло с 54 тыс. до 75,5 тыс. человек, причем всего по Дальнему Востоку у нас 640 тыс. клиентов-«физиков». Но для нас важен именно активный пользователь — тот, кто регулярно совершает операции в системе. За 2013 год доля таких клиентов выросла с 21% до 36%. Есть еще один важный показатель: сегодня в «Телебанке» сконцентрировано 36% от объема депозитов всех наших вкладчиков и 46% от их количества. «Телебанк» позволяет практически все, что может сделать человек в отделении банка, кроме операций с наличными.

— На 11% клиентов ВТБ24 на Дальнем Востоке, пользующихся «Телебанком», приходится треть всех депозитов в регионе. Выходит, эти клиенты не только самые продвинутые, но и самые обеспеченные?

— «Среднюю температуру по больнице» нельзя посчитать. У нас есть несколько вкладчиков, которые держат вклады в «Телебанке», и это составляет несколько процентов всего нашего депозитного портфеля: на четырех вкладчиков приходится 2,5 млрд руб. Я помню, как несколько лет назад у них были опасения по поводу безопасности, надежности, потому что суммы сбережений немаленькие. Я рассказал им, как все работает, они своими руками попробовали выполнить операции. И уже несколько лет они наращивают объемы сбережений именно в этой системе.

— В середине марта на сайт ВТБ24 была совершена DDoS-атака. Стало ли это «звоночком» для банка о том, что стоит усилить безопасность онлайн-банкинга?

— Атака была произведена на сайте, а не на систему онлайн-банкинга. Сам по себе акт хакерской атаки для нас не новость, такое иногда происходит. Не так важно, что кто-то пытался перейти границу, главное — перешел он ее или нет, это говорит об эффективности системы безопасности. Не пострадал ни один вкладчик, не было потеряно ни одной копейки, это просто замедлило работу нашего сайта. В течение 40 минут работоспособность системы была восстановлена.

Если говорить о безопасности интернет-банкинга, то «Телебанк» не подвергался DDoS-атаке. У «Телебанка» есть несколько уровней безопасности. Сейчас кроме логина и пароля, которые дают возможность идентифицировать пользователя, для входа в систему нужен еще переменный код. Раньше он был только на скретч-картах, сейчас можно получать код и по SMS. Не зная этого пароля, даже с логином вы не войдете в систему. Каждый шаг — это потребность в новом переменном коде. В ближайшее время в наших отделениях появятся генераторы паролей, привязанных к конкретному пользователю: пароль генерируется, когда вставляешь карту. Не будет даже теоретической возможности его перехватить.

— Переход клиентов на онлайн-обслуживание сокращает издержки банка?

— Безусловно, для банка это выгодно. Клиент не приходит в отделение, не создает очередь с простыми операциями, которые в принципе может сделать и сам. Мы имеем возможность формировать трудовые ресурсы с учетом того, что часть операций будет проводиться клиентом самостоятельно. Благодаря этому мы не наращиваем дополнительную численность персонала, не увеличиваем площади, организуя более компактные точки продаж. По нашим нормативам у нас достаточно хорошие позиции в Хабаровске, восемь офисов и две точки продаж, полученных в рамках слияния с ТрансКредитБанком. Онлайн-обслуживание интересно и выгодно не только для банка, но и для клиента — он не тратит время на поездку в офис. Плюс ко всему мы прекрасно понимаем, что если какую-то часть работы клиент делает сам за себя, правильно создавать более комфортный тариф по этим операциям.

— Какие еще меры по оптимизации бизнес-процессов предпринимает банк?

— Каждое отделение банка снабжено банкоматами, которые не только выдают, но и принимают наличные. И банк системно выводил на работу с этой зоной клиентов, которые до этого создавали пустую нагрузку на наши кассы с простыми операциями. Сначала клиентам это было непривычно, но сейчас порядка 75% всех операций в ВТБ24 на Дальнем Востоке проводятся в зоне 7/24. Наша фронт-линия — это «универсальные солдаты», которые могут выдать кредит, оформить карту, провести операцию с переводом и так далее.

Большое значение имеют внутренние бизнес-процессы, все новые офисы уже логически правильно выстроены. Сейчас меняем нашу IT-платформу, и это также большой ресурс для снижения трудозатрат. ВТБ24 стал первым банком, который переформатировал свою сеть таким образом, в каждом из федеральных округов были созданы базовые филиалы, они на себе замкнули функционал бухгалтерии, бэк-офисного сопровождения и еще ряд процессов. Остальные регионы работают в формате региональных операционных офисов, нацеленных на решение только бизнес-задач. Сосредоточив весь этот объем работы в одном месте, мы можем экономить на трудозатратах.

— Тем не менее, ВТБ24 планирует открыть новые офисы в Хабаровске для состоятельных клиентов. Насколько востребованным будет этот формат?

— Открытие офисов, которые будут работать с VIP-клиентами, на сегодняшний день входит в стратегию развития ВТБ24, но сам по себе банк не мог принять такое решение. Мы не планируем сворачивать работу с нашим сегодняшним клиентом, но если есть другой запрос со стороны состоятельных клиентов, надо адекватно на него отвечать. Для Дальнего Востока в таком формате офисов заложен большой потенциал, емкость наших точек продаж с точки зрения обслуживания состоятельных клиентов уже исчерпана. Далее мы должны были или снижать пропускную способность для массового сегмента, или открывать новые точки. В Хабаровске мы планируем открыть два офиса. Один из них будет ориентирован на состоятельных людей, которые готовы платить адекватные деньги за особый сервис. Другой — работать с владельцами пакета «Прайм», это VIP среди VIP-клиентов. Это уже не просто банковское обслуживание, а еще и ведение семейных финансов и даже решение вопросов, которые не входят в круг привычных банковских услуг: подбор учебного заведения для детей, организация мероприятий, возможность провести переговоры с партнером на территории офиса и так далее. Через год-полтора этот офис будет обслуживать порядка 200-300 клиентов. Мы прогнозируем, что некоторые действующие клиенты перейдут на обслуживание туда. Есть и те, кто уже пользуются этим сервисом дистанционно, но пока без правильно оформленного офиса.

«Не надо оказывать клиентам медвежьих услуг»

— В топ-10 регионов по средней сумме выданных ВТБ24 потребительских кредитов первые места у Камчатки и Магадана, на седьмом и девятом месте — Сахалин и Якутия. Дальневосточники берут больше?

— Я когда увидел эту статистику, рядом написал столбец с региональными коэффициентами заработной платы. Разделил средние суммы кредитов в дальневосточных регионах на этот региональный коэффициент и вышел на обычный среднероссийский показатель. В этой десятке дальневосточники оказываются из-за высокой стоимости жизни. Если в одном месте килограмм помидоров стоит 50 рублей, а в другом 500 рублей, то и денег там нужно больше.

— Как вообще сейчас обстоит ситуация с кредитами?

— В периоды экономического роста, когда все смело смотрят в будущее, клиенты более оптимистичны в своих заимствованиях. Сейчас есть неопределенность. Хотя мы говорим не об уменьшении объемов выданных кредитов, а о замедлении роста. По нашим прогнозам он составит не 38%, как в 2012 году, а 20%. Это правильно и ответственно и с точки зрения банка, и с точки зрения клиента. Если я понимаю, что у меня будет меньше доходов, то более взвешенно отношусь к кредитованию.

Наш подход к рискам и закредитованности клиента всегда отличался от среднего по рынку. Есть группа монолайнеров, которые достаточно оптимистично смотрели на эту ситуацию, и то, что у их клиента норма кредитной нагрузки к ежемесячному доходу составляет уже 75%, их не волновало. Мы так никогда не делали. Лучше отказать такому клиенту, чтобы он не брал на себя непосильную нагрузку. Может, у кого-то это вызывало негативную реакцию, однако нужно оценивать: одобряя кредит, не окажем ли мы клиенту медвежью услугу? Мы этих медвежьих услуг никогда не оказывали. И сейчас ситуация с кредитной нагрузкой клиентов у ВТБ24 адекватная, а просрочка по Дальнему Востоку ниже, чем по банку в целом.

— С чем это связано?

— Очевидно, что влияние оказывает отношение команды к кредитным процедурам, существующим в банке. Я хорошо знаю подход каждого управляющего на Дальнем Востоке к рискам, и здесь он находится на образцово-показательном уровне. Надо также посмотреть на самого клиента. Для Дальнего Востока склонность к сбережению создает возможность досрочно рассчитываться со своими долгами. И еще отдельно я бы сказал об отношении дальневосточников к возврату долга. Мы даже с точки зрения мошенничества наблюдаем, что для Дальнего Востока эти проблемы менее характерны, чем для регионов в центральной части России. Я жил и работал в разных регионах и могу сказать, что подход везде отличается. Для дальневосточника не вернуть долг — это что-то из ряда вон выходящее.

— Ипотеку вы назвали драйвером роста для банка. Что сейчас происходит в этом сегменте, куда вы движетесь?

— Мы боремся за долю ипотечного рынка. Для этого в январе мы изменили систему процентных ставок. Теперь ставка по ипотеке не зависит от срока кредита, что крайне важно при долгосрочном ипотечном кредитном обязательстве. Это значительно повышает доступность ипотеки для всех категорий клиентов.

Иногда приходится биться и за сотые доли рынка. Их помогают выиграть специальные предложения. Например, ВТБ24 снизил минимальный размер первоначального взноса с 20% до 15% по ипотеке в рублях без дополнительного страхования ответственности заемщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по возврату кредита. Это создает дополнительную возможность для какой-то части наших клиентов, расширяет наши горизонты, но не взрывает наши продажи. Мы выдаем ипотеку и с первоначальным взносом в 10%, но в этом случае клиент чуть больше тратит на страхование. На мой взгляд, 20% стоимости жилья для первоначального взноса у клиента должно быть, потому что если он не смог даже этого скопить, надо задуматься, сможет ли он выполнять свои обязательства перед банком. Надо хотя бы полгода пожить в ситуации, когда предполагаемая сумма ипотечного кредита откладывается на первоначальный взнос.

— Со взносом понятно, а какова средняя сумма ипотечного кредита?

— В среднем порядка 2 млн руб. Максимальная сумма ипотечного кредита в Якутии и на Сахалине — 2,181 и 2,128 млн руб., минимальная в Камчатском крае — 1,9 млн руб. Но разница небольшая, в пределах статистической погрешности. В Воронеже, например, 1,2 млн руб., Краснодарский край — 1,6 млн руб., Москва — 3,5 млн руб., Московская область — 2,2 млн руб., Самарская область — 1,2 млн руб. То есть у нас чуть меньше, чем в Московской области.

— Возможно ли снижение или сокращение роста ставок по ипотеке?

— В ближайшее время снижения ставок ожидать не стоит. Мы снижали ставку с начала года, меняли систему ценообразования и подвязали ее к размеру первоначального взноса. Я думаю, что сейчас по рынку будет коррекция в сторону увеличения в пределах десятых или четверти процента. Это связано с тем, что меняется стоимость денег. Рынок недвижимости может косвенно влиять на процентную ставку, если со снижением стоимости метра мы выходим на новый рынок и за счет снижения ставки выигрываем на увеличении объемов продаж. В основном на ставку ипотеки влияет стоимость рубля, а также предполагаемая маржа и плата за риск.

— Будут ли у банка специальные программы для пострадавших от наводнения на Амуре при покупке нового жилья?

— Все наши заемщики, которые пострадали в результате подтопления, получили уникальную возможность по отсрочке выплаты основного долга, мы снизили им процентную ставку до 5,5%, это 2/3 ставки рефинансирования. Такой ставки не существует даже для корпоративного клиента. Но мы понимаем, что люди брали кредит, не зная, что окажутся в такой ситуации. Возможность реструктуризации действует до середины 2014 года. Сегодня специальной программы для новых кредитов мы не разрабатываем. Если они решили не взять готовый дом, а монетизировать эту компенсацию, мы готовы предложить им ипотечные решения на рыночных условиях.

— Амбициозным, как вы говорите, планам ВТБ24 в сфере работы с малым бизнесом, складывается такое ощущение, будет многое мешать. Страховые взносы и новые налоги основательно проредили этот сектор экономики, предприятия закрываются. Вы чувствуете, что малого бизнеса становится меньше?

— За 2013 год мы выдали по Дальнему Востоку 5,2 млрд руб. в рамках стандартных программ кредитования малого бизнеса и еще 4,8 млрд руб. по продуктам «Коммерсант» и «Бизнес-экспресс». Кредитный портфель на 1 января 2014 года составил 11,5 млрд рублей. Мы не то что не заметили снижения, а зафиксировали рост сделок и в количестве, и в объеме, и на начало 2014 года продолжаем идти теми же темпами. В первом квартале по Дальнему Востоку выдано 684 млн руб. только по продуктам «Бизнес-экспресс» и «Коммерсант». Этот рост сопряжен не только с тем, что число предпринимателей увеличилось. Благодаря продуктам «Коммерсант» и «Бизнес-экспресс» ВТБ24 заходит в другой сегмент рынка. Мы пока не видим предпосылок к снижению объемов кредитования по этому направлению. Работа с малым бизнесом — это не только кредитование, для нас важно комплексное обслуживание, установка терминалов оплаты, зарплатные проекты, банковские гарантии. Сегодня ВТБ24 двигается в этом направлении, и бизнес это ценит.

— Ваш приоритет — кредитование действующего бизнеса или финансирование стартапов?

— Через «Коммерсант» мы поддерживаем большое количество начинающих предпринимателей. Но надо понимать, что начинающий предприниматель — это не человек в ситуации «Я окончил институт, у меня есть гениальная идея, дайте денег!». Это не стартап, а авантюра. Люди должны иметь опыт в бизнесе, делать какие-то шаги, у них появляется интересная, адекватная идея, и часто они начинают без особых заимствований за счет собственных сбережений, иногда привлекая «бизнес-ангела», то есть инвестора. При этом стартап — это уникальное предложение на рынке, что делает его привлекательным. Много ли таких проектов в Хабаровске?

— В 2013 году прошла интеграция с ТрансКредитБанком. Интересен ли ВТБ24 с точки зрения покупки какой-нибудь из местных банков?

— На сегодняшний день как у управляющего базовым филиалом у меня нет информации о каких-то намерениях купить какой-то банк. Очевидной потребности в этом нет. Несмотря на то что ТрансКредитБанк прекратил свое существование и работает под брендом ВТБ24, нам еще предстоят огромнейшие объемы работы в рамках этой интеграции, которые очень трудозатратны и ответственны, этот процесс будет длиться до 2015 года.

— Недавние скачки курсов валют привели к ажиотажу вокруг покупки доллара и евро, в некоторых банках возникли очереди. Вы подобное в дальневосточных офисах ВТБ24 наблюдали?

— В марте мы не видели стабильной диспропорции по отношению к январю-февралю. В январе по Дальнему Востоку мы продали наличными $4 млн, в феврале — $3,7 млн, в марте — $3,664 млн. Все тогда хотели именно наличку, потому что с безналом проблем не было никаких. Но о каком ажиотаже может идти речь? Были дни всплеска активности, но после них мы наблюдали нулевую потребность в течение нескольких дней. Не было и очередей в кассах. Было несколько случаев, когда в конкретно взятом офисе клиент планово забирал большую сумму, а после другой клиент хотел неожиданно купить валюту, а налички не хватило, и мы просто направили его в другой офис. Но это рабочая ситуация, так как все валютно-обменные операции проводятся в каждом офисе в рамках установленного дневного лимита. Пропорции между объемами покупки и продажи примерно сохраняются, в феврале клиенты ВТБ24 на Дальнем Востоке продали долларов на 850 тыс. руб., а в марте на 795 тыс. руб.

— А стало ли на этом фоне больше долларовых депозитов?

— За год пропорции между рублевыми и валютными депозитами несущественно корректировались. Но привязывать это к ситуации с ослаблением рубля однозначно нельзя, потому что на начало года объем рублевых депозитов был 79% в общей структуре, а сейчас 77,5%. 1,5% за квартал — это немного. При этом надо учитывать, что у нас были операции крупных вкладчиков, которые одной своей сделкой могут вносить корректировки в 1-1,5%. Долларовые сбережения по-прежнему рассматриваются как альтернатива, но диспропорция в процентных ставках существенна: по долларовым вкладам 1,5-1,8%, по рублевым — 6-8%. Когда вкладчик начинает просчитывать, насколько больше он должен заработать за счет роста курса доллара, чтобы компенсировать низкие проценты по ставкам, он задумывается, а стоит ли. Нет уверенности, что через полтора года доллар будет столь же дорогим. До конца года он, скорее всего, сохранит свою привлекательность, но никто не гарантирует, что после не начнет дешеветь. Мы покупаем дорогую валюту, размещаем под маленький процент и на выходе получаем меньше, чем потратили. Где бизнес?

— Есть особенности депозитных размещений на Дальнем Востоке, учитывая его близость к АТР? Может, большая доля счетов в юанях, иенах?

— На западе таких размещений нет совсем, а здесь они есть, но их немного. Мы имеем возможность открывать для наших клиентов вклады в юанях, но когда изучали эту потребность со стороны клиентов, ярко выраженного желания размещать депозиты в юанях не зафиксировали. Есть несколько клиентов, которые активно ведут бизнес с Китаем и у них расчеты производятся в юанях, но это штучное, индивидуальное решение.

«Что делать с наличкой?»

— Какое количество пластиковых карт выпускается для клиентов Дальнего Востока?

— В прошлом году ВТБ24 выпустил по Дальнему Востоку чуть больше 100 тыс. пластиковых карт. При этом мы почти перестали выпускать только дебетовые карты. Практически ко всем картам можно привязать кредитный лимит. Либо клиент может внести на кредитную карту собственные средства и использовать их без процентов и комиссий. А кредитный лимит — это подушка безопасности на крайний случай.

Вообще мне странно, когда люди стремятся снимать наличку. Серьезно, что с нею делать? У меня в кармане если найдется полторы тысячи рублей, и то хорошо. Даже в продуктовых магазинах я рассчитываюсь картой. Только в такси или на рынке могут понадобиться наличные деньги. Люди, которые боятся кредитных карт, просто не понимают, что можно пользоваться кредитными средствами без процентов да еще и зарабатывать на том, что постоянно просто пользуешься картой. Чем активнее вы расплачиваетесь «пластиком», тем больше у вас копится бонусных миль авиакомпании или компании РЖД, тем больше cash-back или тем больше вы можете купить подарков в нашей бонусной программе «Коллекция». И все это — не заплатив за это ни копейки за проценты по кредиту: ведь грейс-период длится до 50 дней.

— А все-таки, какие процентные карты предлагаются?

— На сегодняшний день это 17-24%. Но при правильном использовании карта может быть не только бесплатной, на ней можно еще и зарабатывать за счет бонусов. Мне, честно говоря, даже не интересно, какая у меня ставка по кредитной карте, я никогда не выхожу из грейс-периода.

— Банк и авиакомпания «Якутия», ориентированная в основном на дальневосточный регион, запустили кобрендинговую карту с бонусной программой. Что ожидаете от такого сотрудничества?

— Это не первый опыт работы ВТБ24 с транспортными операторами. У нас пользуются популярностью наши кобрендинговые решения с «Трансаэро», есть карта, дающая возможность накапливать бонусы для пользователей железнодорожного транспорта. Да, действительно, если посмотреть на логистику авиакомпании «Якутия», она в большей степени ориентирована на Дальний Восток, хотя ее география шире. У нас хорошие ожидания от этого проекта.

Он не носит такой масштаб, как «Трансаэро», при этом мы уже наблюдаем заинтересованность и хорошие продажи, особенно в тех регионах, где «Якутия» является основным перевозчиком. Уже подано более 4000 обращений на выпуск карт. Почему бы не давать нашим клиентам возможность, активно используя наши пластиковые карты, параллельно накапливать бонусы, мили, чтобы частично или полностью компенсировать затраты. Бизнес-логика условий такая же, как у «Трансаэро»: чем больше я пользуюсь пластиковой картой, тем больше накапливаю миль, которые могут превратиться в авиабилет.

Беседовал Антон Иванов


Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя