Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Владимир Путин нашел выход из всех предложений

Как Совет федерации советовался с президентом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера президент России Владимир Путин в Ново-Огарево встретился с членами Совета федерации, которые поделились с президентом своей болью и практическими соображениями по поводу Крыма и возникшими в связи с ним пробелами в российском законодательстве — от несовершенства закона о некоммерческих организациях (НКО) до необходимости регистрации двойного гражданства в России. Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ был свидетелем того, как президент отверг большую часть предложений сенаторов, а с небольшой, но очень существенной, согласился.


Сенаторы в этот солнечный весенний день сидели на втором этаже резиденции в Ново-Огарево плечом друг к другу такой плотной темной массой, что было совершенно ясно: они готовы дать бой всем, кто не с ними, а значит, против них.

Президент России, которого они здесь ждали, к числу таких людей, конечно, не относился.

А те, кому они готовились дать бой, вряд ли могли появиться в нынешних обстоятельствах в резиденции в Ново-Огарево.

Владимир Путин предложил сенаторам начинать уже плотнее работать с жителями Крыма, "и в Совет законодателей их вводить, и нужно работать на уровне муниципалитетов", чтобы "они принимали уже участие в нашей совместной работе".

Жителям Крыма, таким образом, пора перестать наслаждаться обретенным воссоединением с Россией и пора начинать жить как гражданам России со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Президент предупредил, что хотел бы услышать от сенаторов не только про "яркие и уникальные", а также "привлекательные" темы (то есть про Крым и Севастополь, ибо разве могут, в самом деле, быть темы, более интересующие политика, который неравнодушен к своему будущему, чем эти, а ведь не все политики еще, в отличие от Владимира Путина, выговорились).

Главе Совета федерации Валентине Матвиенко, оказалось, еще есть о чем сказать (хотя она могла уже с полным основанием, кажется, относить себя к числу выговорившихся). Она рассказала, что после Олимпиады, "которая вошла в каждый российский дом", патриотический подъем страны уже нельзя было остановить. И эта волна патриотизма смыла Крым с политической карты Украины и прибила его к политической карте России.

Теперь надо принять меры для того, чтобы зафиксировать это событие. В Крым, по мнению Валентины Матвиенко, активно пойдет российский бизнес, "особенно если создать для него там свободную экономическую зону". Программе развития Крыма необходимо придать статус президентской.

По мнению Валентины Матвиенко, за последние годы так много натерпелся лагерь "Артек", который превратили "в центр для детей богатых родителей", что его необходимо сделать "президентским международным детским центром" (что превратит его, очевидно, к общему облегчению, опять в центр для детей бедных родителей).

Валентина Матвиенко отдельно остановилась на введении санкций по отношению к нескольким российским чиновникам, среди которых она имеет честь состоять. Она расценила это как нежелание США и ЕС вести диалог и, видимо, для того, чтобы поддержать этот диалог, предложила от лица членов Совета федерации внести их всех в санкционный список.

— Мы покажем, что на нас невозможно надавить,— констатировала Валентина Матвиенко.

Таким образом, очевидно, что никакие дополнительные санкции со стороны ЕС и США и не нужны: российские политики и чиновники готовы наказать себя сами и, если что, высекут себя, не дожидаясь никаких санкций. И из Совета Европы выйдут, и из ВТО. И от международных пластиковых карточек откажутся, не успев ничего предложить взамен, только бы такое решение не приняли раньше них на Западе. И много чего еще успеют сделать, прежде чем на это решится кто-нибудь другой,— только бы не решился.

До сих пор именно это и называлось — "назло мамке уши отморожу".

В какой-то момент мне показалось, что Валентина Матвиенко говорит о глобальных санкциях как о деле решенном (в конце концов, по отношению к ней дело это действительно решенное).

— Может быть, нет худа без добра,— заявила она.— Это, может быть, заставит нас мобилизоваться, провести структурные перемены в экономике... ускорить создание российской платежной системы... ускорить принятие закона о запрете размещения операционных центров платежных систем за пределами России...

Особое внимание сейчас надо, по ее словам, уделить отечественному бизнесу: "Возможно, нужны неординарные меры — амнистия капитала, например. Пусть они вернутся из офшорных зон! Почему нет?!"

Среди других первоочередных мер Валентина Матвиенко назвала создание собственного рейтингового агентства.

— Вашему слову отечественный бизнес поверит! — воскликнула Валентина Матвиенко, обратившись к Владимиру Путину.

Он, кажется, не был в этом так уверен.

В заключение Валентина Матвиенко подарила президенту путеводитель по Крыму столетней давности.

— Даже сколько стоит билет от Одессы до Севастополя есть — 2 рубля 80 копеек,— не удержавшись, сообщила она.

Да, это, пожалуй, именно то, что сейчас так нужно Владимиру Путину.

Создание своей платежной системы, похоже, действительно беспокоит Владимира Путина. Он, без сомнения, жалеет, что в свое время проект не только не развивался, а что про него вообще забыли (ну что ж, всех мелочей и в самом деле не предусмотришь).

— Центральный банк сейчас над этим активно работает вместе с правительством,— сообщил президент.— Это потребует определенного времени, но в таких странах, как Япония, Китай, эти системы работают, работают очень успешно. Японская система начиналась как национальная, а сейчас, по-моему, почти в двухстах странах действует! Поэтому почему нам этого не делать?

Теперь-то уж сделают: в конце концов, не в этот раз, так в следующий точно пригодится.

Идея с амнистией капитала не воодушевила Владимира Путина:

— Вы знаете, что мы уже проводили такие мероприятия, но есть там и проблемы... Если уж это и делать, это должно быть очень хорошо проработано, и должна быть обеспечена, совершенно уж точно, социальная справедливость, и законы РФ должны быть соблюдены... Спешить, мне кажется, пока не следует.

Про "Артек", которому следует придать статус президентского центра, и про президентскую программу развития Крыма он вообще ничего не сказал. По такой-то логике все в Крыму, чтобы оно развивалось, надо делать президентским.

А поистине президентской может быть, в конце концов, только резиденция в Мухолатке.

Зампред Совета федерации Ильяс Умаханов, у которого вчера был день рождения, признался, что его не покидает тревога за русских братьев на Украине:

— Безнаказанно попирают чувство их собственного достоинства... По сути, лишают жизни!

Ильяс Умаханов говорил так убежденно, что я не сомневался: он говорит совершенно искренне. Они там в Совете федерации, видимо, так друг друга целыми днями накручивают (Валентина Матвиенко сказала, что сенаторы перешли на работу в режиме нон-стоп), что Ильясу Умаханову приходилось, наверное, себя еще сдерживать, чтобы не сорваться.

Зампред Совета федерации Умаханов, который, по его словам, уже 12 лет представляет Россию в ПАСЕ, признался:

— Западные демагоги изрядно нам поднадоели!

То есть он понимал, что примерно такие ощущения испытывает сам Владимир Путин, и намерен был сейчас сказать лишний раз всю (его и Владимира Путина) правду, причем и в тех выражениях, которых тот не мог себе позволить (хотя, кажется, разве есть такие выражения?). Путь, по которому сейчас бежал впереди паровоза Ильяс Умаханов, был беспроигрышным.

— На Украине зреет раковая опухоль вражды и ненависти! — воскликнул он.

Господин Путин, надо признать, уткнулся в изучение каких-то бумаг. Оживился он, только когда услышал про то, что надо написать "Белую книгу" нарушений прав человека на Украине. Это ему понравилось.

— Пройдет время, уляжется пена, а Крым останется символом возрождения величия России,— заключил сенатор, озвучив (или даже выдав) мысли на этот раз и правда многих и многих.

Председатель комитета по конституционному законодательству и развитию гражданского общества и уже принудительно санкционированный Соединенными Штатами Америки (а не предложенный в жертву, как другие члены Совета федерации, Валентиной Матвиенко) Андрей Клишас показал себя очень предметным человеком. Все его предложения были по существу. Все, чего он, куратор гражданского общества по линии Совета федерации, не успел или не смог по каким-то причинам сделать до сих пор, он намерен был сделать прямо здесь и сейчас.

Так, в сложившихся условиях необходимо усовершенствовать закон об НКО. Только одна некоммерческая организация, по сообщению Андрея Клишаса, зарегистрировалась в качестве иностранного агента. Это произошло потому, что в законе был установлен заявительный характер регистрации. Господин Клишас предложил дать полномочия Министерству юстиции самому вносить НКО в список иностранных агентов.

— Это поможет работать более эффективно,— пояснил он.

Еще одно предложение состоит в том, чтобы россияне, которые получают иностранное гражданство (в том числе и второе), уведомляли бы об этом соответствующие российские ведомства.

А вот эта идея явно пришлась по душе Владимиру Путину: он кивнул и даже улыбнулся, может быть, подумав о том, какому количеству его бывших коллег такая постановка вопроса осложнила бы жизнь и какому еще осложнит.

В качестве аргумента Андрей Клишас процитировал клятву, которую, по его словам, дает получающий американский паспорт: "Я отказываюсь от верности любому государству, кроме США...".

И особо дорога Андрею Клишасу мысль о том, чтобы навести порядок в рядах российских демонстрантов, у которых "есть право мирно собираться", а осуществлению этого права мешают экстремисты, от которых мирных граждан нужно оградить не административной, а уголовной ответственностью.

И наконец, отключать социальные сети, как в Турции, наверное, не надо, а вот блокировать их нужно как можно больше.

В общем, все, чего Андрей Клишас не сделал, он и правда очень хотел сделать теперь, под шумок крымской волны.

Возможно, впрочем, роль Андрея Клишаса состояла именно в том, чтобы Владимир Путин остудил его пыл. Господин Путин похвалил ту часть гражданского общества, в которой "много порядочных людей, указывающих власти на ее ошибки", и продемонстрировал неготовность к силовым решениям в этой области.

Идея ужесточения ответственности за участие в уличных акциях тоже не произвела на него впечатления:

— Граждане должны понимать, что у них есть набор методов и средств, чтобы предъявить претензии власти: митинги, демонстрации, шествия...

— Мирные методы! — воскликнул Андрей Клишас, мягко настаивая на своем.

— Только! — поддержал его господин Путин.— Но мы должны и будем это анализировать.

И только идею о декларировании второго гражданства он безоговорочно одобрил.

— Мы должны знать, кто живет в России и чем занимается,— констатировал Владимир Путин.

Это, впрочем, уже примерно понятно.

Андрей Колесников


Комментарии
Профиль пользователя