Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

 Итоги работы миссии МВФ


Хоригучи улетел, тучи остались

       Официальный срок работы в Москве миссии МВФ истек вчера. Решение, судя по высказываниям Владимира Потанина, Александра Лившица и Евгения Ясина, принято соломоново. В изложении Лившица оно звучит так: "Работа миссии фонда в Москве полезна для России, и уже в первой половине декабря будет положительно решен вопрос о выделении очередного транша расширенного кредитования (EFF)". Хэппи-энд? Возможно, но интрига взаимоотношений Москвы и МВФ далеко не окончена. И она не сводится к простому подсчету траншей, которые дойдут до России в 1996 году.
       
$340 млн и $1 млрд
       Ноябрьские переговоры принципиально отличались от своих предшественников. Прежде всего Москва отрыла новый, фонтанирующий, как считает Александр Лившиц, источник внешнего финансирования федерального бюджета — еврооблигации (получившие название ливров). Дебют превзошел все ожидания: вместо планируемых $500 млн объем выпуска еврооблигаций достигнет отметки в $1 млрд, параллельно снизилась и цена, которую предстоит уплатить за их привлечение: вместо предполагавшейся доходности в 11% годовых еврооблигации принесут их владельцам "всего" 9,325% (ставка купонного дохода по ливрам составит 9,25% годовых, а цена их размещения будет равна 99,567% от номинала).
       Закрадывается крамольная мысль, а стоит ли терпеть унижение экономического суверенитета, ежемесячно отчитываясь перед МВФ за каждый сделанный, а лучше бы (с точки зрения МВФ) даже только задуманный шаг? Искушение действительно может возникнуть, особенно если сравнить условия размещения еврооблигаций с условиями внутреннего заимствования, но поддаваться ему и идти на заведомое обострение отношений с МВФ явно не стоит. Первая причина откровенно земная. $1 млрд — бесспорно, хорошо, но и прибавка в $340 млн ежемесячно стоит того, чтобы за ней нагнуться.
       Вторая причина более развернутая. Легкость, с которой были получены деньги на рынке еврооблигаций (что не ставит под сомнение значимость предварительной работы и прежде всего обретения Россией кредитного рейтинга), имеет свою оборотную сторону. Если сначала впасть в ливроэйфорию, а потом закономерно обрести зависимость от все новых еврозаймов, может сложиться достаточно известная в мировой экономической практике история болезни. Она выражается в том, что наслаиваясь друг на друга, различные выпуски еврооблигаций приводят к значительному ослаблению национальной валюты. Дело в том, что обслуживание этих займов с большой вероятностью может привести к тому, что во внутреннее кредитование вернутся расчеты через доллар. Вывод прост: если ЦБ, как ему и положено, будет стоять на страже интересов рубля, то между ним и Минфином, главным лоббистом еврооблигаций, видящем в них заплаты на бюджете, вполне могут возникнуть заметные трения.
       Есть и третья причина. К МВФ и его требованиям можно относиться по-разному, но рамки, которые задают российской экономической политике договоренности с МВФ, не стоит рисовать черной краской. Наличие международного авторитетного арбитра играет и позитивную роль, не давая бьющим через край российским политическим страстям существенно корректировать экономический курс.
       
Переоценка ценностей
       И тем не менее, отношения России с МВФ очевидно выходят на новый уровень. Есть в этом повороте и след, оставленный еврооблигациями, но это не значит, что МВФ сделал свое дело и теперь может уходить. Главное в том, что меняется характер диалога между Москвой и МВФ. Конечно, в рамках согласованной с фондом программы российской экономической политики МВФ с полным основанием продолжает настаивать на том, чтобы всякого рода новации предварительно согласовывались с его экспертами. По словам Владимира Потанина, это в первую очередь относится к планам квотирования ввоза спирта и водки, которые стали одним из главных камней преткновения на проваленных октябрьских переговорах с миссией МВФ. Согласование — это, однако, не робкое испрашивание разрешения на то или иное действие, прямо не предусмотренное согласованной программой. Владимир Потанин говорит об этом так: "Я бы не боялся ставить любые вопросы перед МВФ".
       С тем, что программа действий, согласованная с МВФ, не догма, солидарен и Евгений Ясин. Он идет еще дальше и считает необходимой "переоценку событий в российской экономике и учет новых реалий". Именно под этим углом зрения министр экономики намерен в ближайшее время провести переговоры с первым заместителем директора-распорядителя МВФ Стэнли Фишером. Таким образом российские бюрократы намерены переубедить своих международных коллег, причем в весьма важном, хотя и щекотливом вопросе: какой должна быть методика оценки кредитно-финансовой политики России. Что же, даже если попытка не увенчается успехом, она будет свидетельством перехода России на новую орбиту международных финансов.
       
       НИКОЛАЙ Ъ-ВАРДУЛЬ
       

Комментарии
Профиль пользователя