Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

 Изменения в списке андеррайтеров


НРБ проиграл раунд в борьбе с конкурентами

       Итак, 21 ноября 1996 года Россия начала размещение на мировом рынке крупного выпуска еврооблигаций. Непосредственно продажей российских бумаг инвесторам будет заниматься специально созданный для этой цели синдикат банков-андеррайтеров. В синдикат вошли несколько известных западных банков, а также три российских коммерческих банка. Вот как раз вокруг "российской составляющей" синдиката и развернулись в последние дни события загадочные.
       
НРБ "уволили" быстро и без объяснений
       В пятницу по каналам информагентств прошло сообщение о том, что с российской стороны в синдикат вошли три банка — МФК, Альфа-банк и Уникомбанк. На первый взгляд, в сообщении нет ничего примечательного, но это только на первый взгляд.
       Дело в том, что сначала список отечественных банков, которые планировалось привлечь в размещению еврооблигаций, выглядел несколько иначе. По сведениям Ъ, в него предполагалось включить два банка, а именно МФК и Национальный резервный банк (НРБ). По крайней мере председатель правления НРБ Александр Лебедев на пресс-конференции 6 ноября говорил об этом, как о деле решенном. И вдруг такой "реприманд" неожиданный.
       Каким же образом Альфа-банк и Уникомбанк смогли в последний момент вскочить в уходящий поезд, столкнув при этом с подножки НРБ? В самом НРБ на этот вопрос ответить нам не смогли. Впечатление такое, что руководство банка находится в нокдауне. По словам первого зампреда банка Юрия Кудимова, в банке до последнего дня были уверены, что он является членом синдиката. "Еще 20 ноября на терминалах дилеров значились лишь два участника размещения от России — МФК и НРБ", сообщил нам г-н Кудимов. И вдруг на последней встрече с инвесторами российская сторона огласила другой список. Похоже, это стало неожиданностью даже для западных lead-manager'ов еврооблигационного займа.
       Юрий Кудимов охарактеризовал реакцию НРБ на неожиданное изменение списка как недоумение. По его словам, никаких объяснений или просто уведомлений от Минфина банку не поступало. По сведениям Ъ, в пятницу Александр Лебедев срочно встретился по этому поводу с министром финансов Александром Лившицем, но никаких вразумительных объяснений от него получить так и не смог. Министр лишь пообещал разобраться в ситуации.
       
Андрей Вавилов ситуации не прояснил
       А ситуация действительно приобрела налет скандальности. Помимо того, что НРБ выкинули из списка в последний момент без всяких объяснений, новый выбор Минфина также вызывает вопросы. Если появление в списке Альфа-банка можно объяснить — банк это достаточно крупный и известный, к тому же давно интересующийся рынком внешних российских долгов, — то появление среди членов синдиката Уникомбанка повергло многих в изумление. Во-первых, этот банк прежде не занимался активно международными операциями и пока совершенно неизвестен западным инвесторам. Даже на рынке валютных облигаций Минфина он ничем особенным не выделялся. Во-вторых, всего полгода назад банк этот едва не обанкротился, и включение его в состав синдиката выглядит странно. В самом Уникомбанке нам дали следующий комментарий: "Мы стали участниками синдиката, потому что мы полугосударственный банк, и за нами стоит администрация Московской области". Объяснение было бы уместным, если бы размещались еврооблигации Московской области, а это не так.
       Возможно, ситуация с Уникомбанком несколько прояснится, если вспомнить, что сейчас он фактически контролируется другим крупным российским банком — Московским национальным банком (МНБ). Известно, что шеф МНБ Ашот Егиазарян хорошо знаком с заместителем министра финансов Андреем Вавиловым и пользуется расположением Минфина (МНБ — один из уполномоченных банков по обслуживанию счетов федерального казначейства). Кроме того, как раз в последнее время до нас стали доходить сообщения о том, что МНБ интересуется рынком внешних долгов России, а Уникомбанк активизировал работу по развитию международного направления в своей деятельности. Впрочем, все это обстоятельства могут помочь объяснить, как Уникомбанк попал в состав синдиката по размещению российских еврооблигаций, но не отменяют того факта, что банк этот не имеет опыта подобных операций.
       Естественно, что в этой ситуации все вопросы должны были быть адресованы Минфину. Нам удалось связаться с ключевой, на наш взгляд, фигурой — Андреем Вавиловым. Г-н Вавилов сообщил, что список членов синдиката андеррайтеров по размещению российских еврооблигаций постепенно менялся в течение всего срока подготовки проекта. Замминистра признал, что в последний день перед размещением действительно произошли серьезные изменения в его составе. Эти изменения касались не только российских участников — помимо НРБ синдикат покинули два французских банка. Из российских участников остались МФК, Уникомбанк и Альфа-банк, поскольку они, по словам Вавилова, приняли все условия, предложенные Минфином. Г-н Вавилов не уточнил, однако, о каких условиях идет речь. В целом же Андрей Вавилов отвечал на наши вопросы довольно уклончиво и полностью ситуации не прояснил.
       
Пришла беда — отворяй ворота
       Судя по всему, членство в синдикате стало своеобразным козырем в сложной закулисной борьбе, которую ведут коммерческие банки за доступ к государственным ресурсам. Причем подобные истории интересны не только сами по себе, порой они могут служить сигналом о том, какие банки сейчас в фаворе, а какие выходят из доверия. Попадание в список синдиката — несомненный успех для Альфа-банка и Уникомбанка. Для НРБ же это быть может тревожный сигнал. Как раз накануне размещения российских облигаций за рубежом в некоторых СМИ муссировались слухи о том, что отношения между Андреем Вавиловым и Минфином, с одной стороны, и Александром Лебедевым, с другой, далеки от идеальных. Похоже, эти слухи не лишены некоторых оснований. НРБ, еще недавно осыпаемому милостями, за последнее время трижды "наступили на ногу". Сначала каким-то образом (скорее всего через тот же Минфин) в руки банка МФК утекла почти половина украинских облигаций, рынком которых до этого практически безраздельно владел НРБ.
       Затем 18 ноября Минфин посчитал необходимым распространить пресс-релиз, в котором сообщил, что "коммерческие банки, которые будут выполнять функции платежных агентов по урегулированию коммерческой задолженности бывшего СССР перед иностранными кредиторами, до настоящего времени еще не определены". А между тем, еще в сентябре было подписано четырехстороннее соглашение между Минфином, МВЭС, ВЭБом и НРБ, по которому платежным агентом должен был стать последний. В связи с этим незадолго до появления пресс-релиза Минфина председатель правления НРБ Александр Лебедев и сообщил, что его банк рассчитывает на получение этого статуса.
       И наконец, третий звонок — внезапное исключение НРБ из членов синдиката андеррайтеров российских еврооблигаций. Есть о чем задуматься — случайные это неудачи или, как говорят англичане, "luck ran out" — "удача кончилась"?
       Эксперты Ъ в связи с этим могут выдвинуть одну версию. Похоже, неприятности посыпались на НРБ после того, как правая рука Александра Лебедева — Андрей Костин — стал председателем Внешэкономбанка. Возможно, в Минфине посчитали, что связка "Дубинин (председатель ЦБ) — Костин (ВЭБ) — Лебедев (НРБ)" слишком сильна. Действительно, при таком раскладе сил ВЭБ и НРБ могли бы установить практически полный контроль над стратегическим рынком российских внешних долгов и долгов бывшего СССР. Это не могло не вызвать беспокойства и у Минфина, и у банков-конкурентов. И было принято решение слегка притормозить НРБ. Удастся ли оттеснить НРБ с занятых им высот или нет, покажет время. К настоящему времени "Нацрезерв" успел превратиться в мощную и достаточно влиятельную структуру, способную наносить ответные удары. Так что борьба скорее всего не окончена.
       
       ИГОРЬ Ъ-ТРОСНИКОВ, ГЛЕБ Ъ-БАРАНОВ, МИХАИЛ Ъ-ЛОГИНОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя