Коротко

Новости

Подробно

Фото: Тимофей Изотов / Коммерсантъ

"Наша недоверчивость оттого, что нас в детстве недолюбили"

Мария Яковлева беседует с Феклой Толстой о ее новой радиопрограмме

Журнал "Огонёк" от , стр. 34

Радио "Серебряный дождь" недавно выпустило в эфир новый проект — "Отцы и дети". Гости программы вспоминают своих родителей, рассказывают о детстве, о том, как семья повлияла на выбор жизненного пути. Одна из ведущих программы — Фекла Толстая — рассказала "Огоньку", зачем создавался проект


— Расскажите, как возникла идея проекта "Отцы и дети"?

— С конца 2011 года нам с Мишей (Михаил Козырев, ведущий на радио "Серебряный дождь".— "О") пришлось много говорить о политике. Это было нелегко, и я стала думать о том, куда двигаться дальше. Становиться политическим журналистом означало участвовать в безрадостном марафоне. Хотелось найти проект, с одной стороны, интересный, с другой — не привязанный к ежедневным новостям. Тогда и появилась идея "Отцов и детей", ведь что может быть важнее разговоров о жизни и о семье с умными и симпатичными людьми.

— Чем вам были интересны эти разговоры о родителях?

— Отношения с родителями интересуют всех, и разговоры об этом всегда эмоциональные, независимо от возраста. Что еще важно: человек всегда говорит о своих родителях и детях с удовольствием! Из историй семей наших героев постепенно складывается портрет той эпохи, когда были молоды наши родители. Мы беседуем с яркими личностями, людьми культуры, и нам и нашим слушателям хочется понять, как они росли, какими они были в детстве, как они искали свой путь, что в них было заложено родителями, а к чему они пришли самостоятельно. Наконец, хочется понять, как вообще устроена семья, как поменялся уклад жизни за несколько десятков лет, принципы, по которым строятся отношения между отцами и детьми, мужьями и женами. Хоть и говорил Лев Николаевич Толстой, что "все счастливые семьи похожи друг на друга", но похожа ли счастливая семья XXI века на счастливую семью послевоенную? И каким бы ни казалось счастье "одинаковым", мне кажется, что наша коллекция воспоминаний о добрых, хороших семьях очень важна. Думаю, что многие наши проблемы, агрессия, недоверчивость, нетерпимость оттого, что в нас в детстве недолюбили. Трудно состояться в жизни, не чувствуя, что твоя семья тебя поддерживает и в тебя верит. Родители наших собеседников поддерживали своих детей и верили в них, и, надеюсь, что слушатели "Серебряного дождя" задумаются об этом и будут внимательнее относиться к своим детям.

— Вы вспомнили фразу Льва Толстого... Согласны ли вы с ней, если исходить из историй ваших героев?

— Счастье — это набор самых разных камушков, которые образуют мозаику, они для каждой семьи свои. Правил никаких нет, конечно.

— Возможно, вы заметили и что-то общее в рассказах ваших героев?

— Это, например, то, с какой нежностью наши герои вспоминают свои игрушки — игрушку, которую подарила мама или папа, вернувшийся с войны. Это рассказы о бедном коммунальном быте, соседях, дворах, друзьях детства. Кроме того, многие говорят, что не знают, как воспитывать внуков, у которых с детства есть iPad и все прочее. Но дело, конечно, не в iPad, а в совершенно другом, новом мировосприятии.

— Как вы выбираете героев? Пока это только деятели культуры.

--Понятно, почему мы начали наш проект встречами с людьми искусства: они яркие личности, они хорошо говорят, известны слушателям. Но мы будем рады поговорить и с учеными, и с философами, и просто с любым человеком, если у него есть желание и способность осмыслить свой жизненный опыт и рассказать о нем. Мы думаем, что нетрудно найти в нашей стране сто и одного яркого человека, достойного внимания наших слушателей. Радио "Серебряный дождь" — это 100,1 FM, и мы хотим создать книгу, где будет сто и одна семейная история.

— Сложно ли продвигать проект? Слишком уж он неэпатажный... Что по нынешним меркам не может быть гарантией медийного успеха.

— Скандальные новости — это не мое. После встреч в студии с нашими гостями в рамках проекта "Отцы и дети" у нас с Мишей бывает ощущение, что мы делаем что-то важное. То, о чем мы говорим,— это, как сейчас принято говорить, базовые, семейные ценности, важные для всех и всегда. Так пусть мудрые, талантливые люди рассказывают нам о своем жизненном опыте. Этот опыт не всегда радостный, в нем есть взлеты и падения, хорошее и плохое, ошибки и разочарования. Но он помогает слушателям понять что-то важное о себе и для себя.

— Чувствуете ли вы отклик аудитории?

--Я пока не смотрела на рейтинги, но мы знаем, как обычно реагируют люди. Есть средний уровень смс, который свидетельствует об уровне интереса к эфиру. Если, например, вбрасываешь провокационные темы и вопросы, подначиваешь аудиторию, то можешь получить мощный поток обратной связи — гневный или поддерживающий. И мы умеем нажимать на те кнопки, которые увеличат поток смс. Но бывают разговоры в студии, когда на ленте смс наступает затишье, когда аудитория "замирает". Раньше я думала: неужели нас вообще никто не слушает? На самом же деле люди как раз внимательно слушают и стараются не пропустить ни слова. И тогда в эфир программы "Отцы и дети" приходят такие отклики: "Уже доехал, сижу в машине, не могу выйти — слушаю вас".

Это неправда, что людям нужны только развлечения. Я верю, что людям необходим серьезный небанальный разговор. Вот недавний пример. Кроме радиостанции "Серебряный дождь" я работаю еще и в Государственном музее Льва Толстого. Мы делаем там большой проект по оцифровке 90-томника Толстого — "Весь Толстой в один клик". Для этой огромной работы мы привлекли волонтеров, каждый из которых должен был внимательно вычитать по 20 страниц сканированного текста. Мы рассчитывали, что вычитка десятков тысяч страниц займет несколько месяцев, даже лет, а к нам пришли 3 тысячи волонтеров и сделали все за 2 недели, мы даже пригласили их участвовать в следующем этапе проекта, который изначально собирались поручить профессионалам. Обычным людям было интересно и важно делать эту работу. Сидели по вечерам, по выходным, читали Толстого. Человек нуждается в серьезной душевной работе, он ищет ее.

— Но где искать эту "душевную работу"?

— Сейчас будет очень много культурных проектов, требующих вовлечения волонтеров. Дел у нас в стране гораздо больше, чем может сделать государство, особенно в сфере культуры. Нужна помощь людей: ведь если что-то можно сделать своими силами — сделай. Если бы мы не обратились к волонтерам и к компании ABBYY, то пришлось бы долго выбивать деньги у государства. Важно, чтобы людям "было до этого дело", а проектов у нас достаточно.

— Вы также отвечаете за развитие Государственного музея Л.Н. Толстого. Как собираетесь раскручивать его?

— Если раньше главной задачей музеев было сохранить культурное наследие, то сейчас нужно думать о том, как привлечь людей и познакомить их с тем, что есть в музее. Сегодня происходит очень интересный процесс — настоящее открытие музеев для публики. И нам, музейщикам, нужно научиться не просто демонстрировать то, что у нас есть, а постараться сделать музей местом, где люди общаются, где что-то происходит.

Осенью мы собираемся соединить несколько десятков точек по всему миру и одновременно на YouTube через все часовые пояса всем миром прочитать "Анну Каренину". Мне кажется, никогда такого не было, чтобы сразу в нескольких странах одновременно читали одну книгу.

— Работа с наследием Толстого — может быть, вы в символическом смысле "обязаны" этим заниматься, фамилия обязывает?..

— Есть семейная традиция: заниматься делами Толстого, заниматься музеем, но для меня это не повинность. Я всегда была неравнодушна к семейной истории, и мне она просто интересна.

— То есть заложником вы себя не чувствуете?

— Отнюдь. Я много лет занималась другими вещами, мой брат Владимир Толстой, многолетний директор музея "Ясная Поляна", предложил мне попробовать свои силы в музейном деле, я надеюсь, что мой журналистский опыт, опыт общения с широкой аудиторией может пригодиться. Я думаю, все зависит от человека, как к этому относиться: можно считать, что ты тянешь лямку, а можно находить для себя вещи, которые интересны. По-моему, второй путь лучше.

Беседовала Мария Яковлева


Комментарии
Профиль пользователя