Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: © Zuma Press/DIOMEDIA

Муха на стене

Борис Барабанов о концерте Бет Харт

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 32

Бет Харт родом из Калифорнии. Ей было 20 лет, когда приятель дал ей 50 долларов, чтобы она прошла прослушивание в телешоу "Star Search". Певица отнеслась к этому как к шутке. Это был точно не ее формат. Например, за год до Бет Харт в "Star Search" участвовали Бритни Спирс и Джастин Тимберлейк. Но молодой певице нужны были деньги и хоть какой-нибудь опыт работы на телевидении — без него в шоу-бизнесе никак. Бет Харт рассудила, что программа с низкими рейтингами, которая выходит в половине двенадцатого ночи в воскресенье, не слишком испортит ей карму. Позора минимум, зато практика перед камерами и отличная съемочная группа.

В конце 1990-х у Бет Харт уже была собственная аккомпанирующая команда, несколько сольных записей и даже один хит — песня "LA Song (Out Of This Town)" неожиданно поднялась на вершину чарта в Новой Зеландии. В этот же период ей предложили поработать в театре. Роль досталась сложная — Дженис Джоплин в мюзикле "Дженис". Бет Харт приходилось каждый вечер умирать. Многократные смены нарядов, диалоги вперемежку с песнями — все это не смущало девушку, не имевшую никакого актерского опыта. А вот смерть на сцене медленно подталкивала ее к депрессии. И она решила уйти. В этой же роли, кстати, прославилась еще одна яркая белая "блюзвумен" — Дана Фукс, известная как Сэди из фильма "Через Вселенную". У нее тоже не сказать чтобы сложилась блестящая карьера.

На смену первым успехам в музыкальной индустрии пришли мрачные времена. Бет Харт пришлось одновременно бороться с наркотической зависимостью и биполярным расстройством.

"Был период, когда я действительно ненавидела себя,— говорит Бет Харт, прикуривая сигарету в лобби московского отеля Radisson. Она только что отработала маленькую фотосессию для фанатов и готова рассказывать о своей жизни.— Моя сестра Шерон, тоже сонграйтер, выбраться не смогла, наркотики свели ее в могилу. Я была готова к тому, что могу пойти по ее стопам. Проблема была внутри меня, но я не сразу это поняла. Пришлось пройти курс лечения и работать в группах с людьми, которые страдали такими же психическими заболеваниями, были в плену таких же зависимостей. Я не смогла бы вернуться к нормальной жизни, если бы не мой муж. Причем тогда он был всего лишь моим менеджером и отношения у нас были еще на самой ранней стадии. Через все эти психбольницы и реабилитационные центры он прошел вместе со мной".

Бет Харт стала приходить в себя, появился новый контракт со звукозаписывающей компанией, начались гастроли по США, но большого камбэка не получилось. Как и в начале карьеры, надежду она по-настоящему обрела за пределами своей родины. На гастролях в Голландии она вдруг почувствовала, что все становится на свои места.

"Я была трезва, я вышла замуж, я снова стала сочинять музыку. Я стала более милосердна к самой себе,— говорит Бет Харт.— Не могу сказать, что эта борьба с собой осталась целиком в прошлом. Но я точно знаю, что никогда не вернусь к тяжелым наркотикам".

Бет Харт говорит, что ее вдохновляет музыка Этты Джеймс, Билли Холидей, Отиса Реддинга, Эми Уайнхаус — ей нравятся люди, которые так же, как и она, прошли через борьбу. Кто-то победил, кто-то проиграл. "Чирлидеры не вдохновляют меня. Мне интересны люди, которые имеют дело с серьезными вещами". За прошлогодний диск с Джо Бонамассой, она получила первую в своей жизни номинацию на Grammy. Но дуэты с гитаристами — не главное, что ее интересует. Она по-прежнему считает себя прежде всего автором и боготворит Тома Уэйтса, чью песню "Chocolate Jesus" записала вместе с Джо: "Я была бы счастлива стать мухой на стене в студии, где Том Уэйтс пишет песню".

"Главклуб", 3 апреля, 20.00


«В моей карьере диктаторы обычно — продюсеры»


Бет Харт рассказала Борису Барабанову о трех великих гитаристах, благодаря которым состоялась ее карьера.

Джефф Бек

Фото: Getty Images/Fotobank.com

Лет восемь назад меня пригласили поработать с Джеффом Беком в качестве сонграйтера. По большому счету я не представляла себе, кто он такой. И слава богу: меньше нервничала. Но мой муж и менеджер просто выпрыгивал из штанов от счастья. Когда мы начали работать с Джеффом Беком, у меня сложилось впечатление, что в душе он подросток. Очень заводной, легковоспламеняемый, полный вдохновения. И в конце концов он пригласил меня поработать певицей в его группе во время гастролей по США. Турне закончилось, и в следующий раз мы увиделись только спустя несколько лет. Мы сыграли вместе на вечере, посвященном Бадди Гаю, и это были незабываемые мгновения.

Слэш

Фото: Getty Images/Fotobank.com

Слэш позвонил мне, потому что видел меня в составе группы Джеффа Бека в "House Of Blues". Интересно, что Слэша я тоже заинтересовала в первую очередь как автор. Песня "Mother Maria", которую мы с ним сделали, вышла в iTunes-версии его альбома. Как бы я охарактеризовала Слэша? Очень профессиональный. Сосредоточенный. Спокойный. Застенчивый. Добрый. Совершенно не тот образ, к которому все привыкли по его диким годам в Guns N'Roses. Работать с ним было одно удовольствие. Он не диктатор. Как и Джефф Бек, и Джо Бонамасса. Вообще в моей карьере диктаторы обычно — продюсеры.

Джо Бонамасса

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

У Джо Бонамассы было свое радиошоу... Я вообще не понимаю, как он все успевает. Три или четыре музыкальных проекта одновременно, десять месяцев в туре в год... И вот радиошоу, о блюзе и роке, сейчас оно уже закрылось. Однажды он поставил в эфире мою песню c альбома "37 Days", кажется, это была "Sick" или "Face Forward". И стал играть ее каждую неделю. Он нашел меня, когда у меня были гастроли в Англии. Точнее, он обратился к моему мужу, сказал, что собирается записать альбом соул-стандартов и хочет пригласить меня. Я узнала об этом после концерта и подумала, что это было бы интересно, но, скорее всего, все так и останется на словах, как это часто бывает в шоу-бизнесе. В следующий раз мы с ним случайно столкнулись в отеле в Амстердаме. Он напомнил о своей идее. Я предложила свои варианты песен, он — свои, я все выучила и пришла к нему в студию, не зная ничего о том, как он обычно работает. Альбом "Don't Explain" (2011) мы сделали за четыре дня. Я никогда не записывалась такими темпами. Все игралось живьем, как на концерте. Мое композиторское начало на время ушло в тень. Я была счастлива прикоснуться к джазу, блюзу, ко всей этой классике. И когда студийные сессии закончились, я сказала своему менеджеру: "Я знаю, в каком направлении я хочу двигаться как автор. Я понимаю, что мне придется многому научиться, например совершенно новой для меня фразировке для фортепиано. Но я должна попытаться. И еще я хочу работать с Кевином Ширли, продюсером, который записывает альбомы Бонамассы". Мне было под сорок, поворот планировался довольно крутой, но я была готова начать все сначала, настолько меня вдохновил этот опыт.

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя