Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Олег Никишин / Коммерсантъ   |  купить фото

Танк-рок жив

25 лет "Любэ" в "Олимпийском"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Концерт поп

Максимум эмоций от юбилейного концерта "Любэ" в СК "Олимпийский" мог получить только тот, кто пришел на концерт сразу после "Марша мира". Это был бы отличный шанс в течение одного дня увидеть и сравнить те самые "две России", о которых любят рассуждать социологи и политологи, считает БОРИС БАРАБАНОВ.


В последний раз "Любэ" играли в "Олимпийском" на свое десятилетие. За это время появилось много новых песен, а страна прожила даже не одну, а несколько эпох. "Любэ" предпочитали играть в Государственном Кремлевском дворце или Crocus City Hall. Но только на просторах "Олимпийского" можно оценить армию поклонников группы. Кресла здесь не такие мягкие, зато отчетливо видно, как продюсерский поп-проект, придуманный Игорем Матвиенко, в буквальном смысле объединяет народ.

В первой части концерта на сцене работали хор им. М. Е. Пятницкого и ансамбль песни и пляски Российской армии им. А. В. Александрова. Инфернальное величие этих батальных сцен задало серьезный патриотический градус всему более чем трехчасовому шоу.

В первой дюжине песен, сыгранных исключительно силами ВИА "Любэ", было слышно, что музыканты прекрасно чувствуют себя в целиком живом исполнении. Пижонский шестиструнный бас Павла Усанова был ярким подтверждением серьезных исполнительских амбиций участников группы. Самобытно звучали и гитарные партии Сергея Перегуды, который охотно вплетал в фольклорные по настроению мелодии "Любэ" вполне серфовые партии. Солист Николай Расторгуев также с удовольствием брал в руки электрогитару. Из "Тулупчика заячьего" у них получилось даже что-то вроде хард-роковой пьесы. Голос господина Расторгуева звучал отлично, а там, где 57-летний певец не был уверен в своих силах, его поддерживало мощное вокальное трио — одна из стилеобразующих деталей звука "Любэ".

Стоит отдельно отметить внешний вид музыкантов. Они давно не носят на сцене галифе и портупей. Практически любого персонажа ансамбля легко принять за бизнесмена средней руки или же председателя колхоза и немедленно нафантазировать яркое прошлое: Афган, кооперативы, тюрьма или что-то такое... Сложно сказать, стоит ли за этим работа стилистов или интуиция продюсера Матвиенко, но музыканты "Любэ" во главе с лидером группы в сером костюме выглядят так, как большинство мужчин нашей страны. В стрижке, в стойке, во взгляде каждого читается: митингующая оппозиция для них что-то вроде арифметической погрешности, назойливой мухи, от которой можно отмахнуться, а можно и прихлопнуть, если слишком достанет. "За нами Россия, Москва и Арбат" — и далее по текстам.

Если в конце 1980-х, когда Игорь Матвиенко придумывал "Любэ" вместе с поэтом Шагановым и певцом Расторгуевым, батька Махно и Глеб Жеглов были едким постмодерном, если военная форма в 1990-е была в первую очередь выпуклым сценическим антуражем, то сегодня эстетика "Любэ" и в первую очередь тексты группы проецируются на жизнь без особых поправок на "арт". Судя по тому, как резво вскакивали со своих мест мускулистые мужчины в партере, как охотно танцевали их женщины, "Любэ" — это и есть сама их жизнь, и каждая строчка отзывается чьей-то судьбой.

После блока гостей с участием "Города 312", Вики Дайнеко, "Фабрики", Гоши Куценко, офицеров группы "Альфа" и непременных теперь на любом патриотическом мероприятии "Ночных волков" музыканты группы "Любэ" снова взялись за гитары и фактически отыграли еще один мини-концерт. Его кульминацией стала "Америка" со строчкой "Отдавай-ка землицу Алясочку, отдавай-ка родимую взад". Публика, то одобрительно гудевшая в перерывах между песнями, то взрывавшаяся овациями, здесь просто сорвалась с цепи. Это, конечно, было в точку. Сомнений насчет того, каким видят место своей страны в мире поклонники "Любэ", не оставалось.

Ближе к финалу на сцену поднялся Игорь Матвиенко, позволивший себе неформальный жест — три полосы цветов российского флага на лысине. После беспроигрышной "Реки" группа сыграла свежий шлягер — "За тебя, Родина-мать!". Господин Матвиенко сообщил, что сочинял эту песню без привязок к каким-либо политическим событиям, но вот какой она оказалась актуальной. В какой-то момент его реплика могла показаться извинениями, мол, не хотели разжигать, так получилось. Но у публики, похоже, не было сомнений в том, нужны ли сейчас стране прямолинейные патриотические боевики со словами "Через тернии к звездам, через радость и слезы мы проложим дорогу, и за все слава Богу". К 25-летию "Любэ" хотелось применить определения вроде "народный сход" или "вече", раз уж эти понятия заново входят в оборот. Насчет силы этого события не было сомнений. Иногда танк — именно то, чем кажется.

Комментарии
Профиль пользователя