Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

 Приватизация социальной сферы


Будущие поколения узнают, что такое ясли

       Согласно действующему законодательству, при приватизации предприятий находящиеся на их балансе объекты социальной сферы также разрешено приватизировать, однако с условием сохранения их профиля. Нормативных актов, регулирующих эти вопросы, оказалось несколько, и в итоге возникли лазейки, позволяющие не соблюдать это требование. На своем последнем перед каникулами заседании Дума решила положить конец всем этим противоречиям и приняла в первом чтении подготовленный еще в июле законопроект "О моратории на изменение профиля деятельности организаций социального назначения".
       
       Может быть, этот вопрос сам по себе и не был бы столь интересен, если бы не стал весьма любопытной иллюстрацией к тому, как действующая нормативная база допускает противоречивые трактовки одного и того же вопроса. Это и позволяет нормативные акты попросту игнорировать. Напомним, что до 1992 года так называемые объекты здравоохранения, образования, культуры и спорта (говоря простым языком — поликлиники, школы, детские сады, санатории, дома культуры и стадионы) могли находится на балансе предприятий. Начиная с 1992 года все эти учреждения стали приватизироваться либо вместе с предприятием, либо отдельно. Однако присущая всей российской приватизации незавершенность привела к тому, что действующая нормативная база в виде указов президента и постановлений правительства, призванная регулировать порядок приватизации этих объектов, оказалась запутанной.
       Как обращает внимание председатель думского комитета по собственности Павел Бунич, президентский указ от 10 января 1993 года "Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий", например, гласит, что по решению трудовых коллективов приватизируемых предприятий в состав приватизируемого имущества могут быть включены находящиеся на балансе объекты социально-культурного назначения, но "с обязательным сохранением их профиля". При этом порядок приватизации объектов, которыми предприятия решили себя не обременять, установлен утвержденными президентским указом от 22 июля 1994 года "Основными положениями Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года". Там сказано, что такие объекты сохраняют свое назначение "в течение установленного договором купли-продажи срока".
       Порядок действий в случае, если у предприятия не хватало денег на содержание своих объектов социальной сферы, описан еще в одном документе — распоряжении Госкомимущества от 27 января 1993 года "Об упорядочении процесса разграничения прав собственности на объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий". Там по этому поводу говорится, что они подлежат передаче в муниципальную собственность или в "совместное пользование" приватизируемых предприятий и муниципальных образований. Наконец, порядок финансирования этих объектов независимо от их постприватизационного статуса регламентируется соответствующим постановлением правительства от 23 декабря 1993 года.
       Несмотря на многочисленность нормативных актов все они не могут быть реализованы по одной простой причине — ни предприятия, ни местные бюджеты не способны финансировать эти объекты. В итоге их профиль стали менять, преобразовывая во все, что может быть выгодно в коммерческом отношении. Самое примечательное то, что собственники этих объектов стали ссылаться в своих действиях не на все эти нормативные акты, а на имеющие над ними приоритет Гражданский кодекс и закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", где указано, что собственники имеют право свободно распоряжаться принадлежащим им имуществом.
       С правовой точки зрения, исправить сложившееся положение можно было только законом. Поэтому думский комитет по собственности разработал весьма незамысловатый законопроект, который содержит всего пять статей. В первой же статье говорится, что "в целях защиты здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации, сохранения социальной структуры и обеспечения государственных гарантий оказания социальных услуг..." устанавливается мораторий на изменение профиля, а также прекращение деятельности ряда организаций социальной сферы. В их число входят в том числе ясли, детские сады, все детские летние дачи, сады и лагеря, профилактории, госпитали и санатории для инвалидов, детей и престарелых, детские и подростковые клубы, центры творчества и досуга, а также спортивно-оздоровительные центры.
       Ст. 2 регламентирует условия, на основании которых профиль организации все же можно сменить. Например, если услуги такой организации не используются в полном объеме. Правда, в этом случае возможна лишь реорганизация. Полностью прекратить деятельность организации или сменить ее профиль можно, лишь если услугами организации не пользуются, если собственник создал другую организацию того же профиля или если в зданиях и сооружениях организации проводится капитальный ремонт. В последнем случае можно приостановить деятельность организации на срок не более 3 месяцев. Однако непонятно, что делать в том случае, если ремонт продлится дольше.
       В ст. 3 сказано, что собственники обязаны обеспечить приоритетное финансирование этих организаций, а правительство и органы исполнительной власти всех уровней — обеспечить порядок финансирования местных властей для этих целей. Ответственность за нарушение закона изложена в ст. 4. Виновные подвергаются штрафу от 100 до 1000 минимальных зарплат и обязаны в десятидневный срок восстановить профиль организации или создать новую, если деятельность прежней была вообще прекращена. Этим, собственно, и исчерпывается содержание законопроекта, который, как рассчитывает комитет по собственности и приватизации, будет принят Федеральным собранием до конца декабря.
       
       БОРИС Ъ-БОЙКО
       

Комментарии
Профиль пользователя