Коротко


Подробно

 Дискуссии о production sharing


Яну Флемингу и не снилось

       Проблема соглашений о разделе продукции (СРП) вновь реанимирована. На этот раз возмутителем спокойствия выступил зампредседателя Счетной палаты Юрий Болдырев, который, как известно, еще будучи депутатом Совета федерации сделал все, для того чтобы закон об СРП фактически не работал. Вчера он провел в Госдуме пресс-конференцию, посвященную результатам проведенной палатой финансовой экспертизы проекта закона "О перечне участков недр и месторождений, право пользования которыми может быть предоставлено на условиях раздела продукции". Законопроект предложено отклонить. Болдырев, похоже, ломится в открытые двери, так как этот законопроект Дума отклонила еще 19 июля. В то же время российские участники первых проектов, действующих в режиме production sharing, надеются на то, что депутаты все-таки образумятся.
       
Доктор "Нет"
       Как известно, более твердого противника "яблочного" проекта закона о СРП, чем Юрий Болдырев ("б" в "Яблоке", правда, выпавшее), кроме, пожалуй, Сергея Глазьева, среди депутатов Федерального собрания не было и, по-видимому, не будет. Именно стараниями этих уже бывших депутатов закон о production sharing, несмотря на то что он подписан президентом еще 30 декабря прошлого года, фактически не действует. Дело в том, что по инициативе Болдырева и Глазьева согласительная комиссия Думы и Совета федерации внесла в первоначальный текст закона поправку, согласно которой перечень месторождений, представляемых к разработке в режиме соглашений о разделе продукции, должен утверждаться федеральным законом.
       Первоначально Минтопэнерго и Комитету по недропользованию было поручено составить проект перечня в рекордно короткий срок — к 1 апреля 1996 года. Однако предложений с мест насчитывалось более тысячи. Согласование затянулось до июня. В июне проект федерального закона о перечне месторождений, в котором их осталось только 250 из 1000, поступил на рассмотрение в Думу. Надежды "яблочников"--разработчиков закона о СРП, сгруппировавшихся в думском комитет по природным ресурсам, на то, что законопроект благополучно минует Думу, были быстро развеяны опять теми же Болдыревым и Глазьевым. Сергей Глазьев распространил среди депутатов материал, в котором подчеркнул, что рассматриваемый перечень — распродажа родины. Болдырев же начал расследование в Счетной палате.
       Расследование привело к следующим результатам. Палата считает, что правительство не проработало до конца список месторождений, подпадающих под закон о production sharing. В частности, Министерство природных ресурсов не предоставило палате финансовое и технико-экономическое обоснование ни по одному из предполагаемых для включения в список месторождений. В результате депутатам рекомендовано отклонить закон о перечне месторождений. Обоснования следующие. Правительство в нарушение требований закона "О Счетной палате РФ" не обеспечило предоставление палате документов, обосновывающих целесообразность включения месторождений в проект закона о перечне месторождений, право пользования которыми может быть предоставлено на условиях раздела продукции; по ранее заключенным соглашениям о разделе продукции ТЭО на разработку месторождений не являются приложениями к соглашениям, что создает трудности в обеспечении контроля со стороны государства за реализацией этих соглашений; ряд месторождений включен правительством в перечень без согласования с представительными органами власти субъектов федерации.
       Разгромленный Болдыревым вчера в очередной раз законопроект отклонен Думой еще 19 июля. Непонятно, зачем махать кулаками после драки. Если же Болдырев хотел уподобиться академику Павлову и вызвать у депутатов стойкий отрицательный рефлекс к проекту перечня месторождений, то необходимо было критиковать не уже отвергнутый документ, а предъявить претензии к принципам составления нового, который сейчас находится на согласовании у Виктора Черномырдина.
       
Бриллианты навсегда
       Пока Болдырев говорит в Думе о необходимости отклонения перечня месторождений, которые могут разрабатываться в режиме production sharing, нефтяники уже заглядывают далеко вперед. У них нет сомнений, включать их нефтяные месторождения в перечень или нет. Конечно, включать. Более того, руководители компаний, в особенности гендиректор "Сахалинморнефтегаза" Сергей Богданчиков, настаивают на том, чтобы быстрее были приняты вытекающие из закона о СРП поправки в налоговое и таможенное законодательства. Дело в том, что закон о production sharing позволил без всяких перечней разрабатывать месторождения Сахалин-1 и 2. Такую реакцию можно было легко предсказать. Удивительнее другой поворот. Россия существенно меняет свой подход к привлечению иностранных инвестиций в наиболее лакомые для инвесторов сферы. Глашатаем перемен выступил Владимир Тумаркин, глава пресс-службы компании "Роснефть", которая уже назначена главным распорядителем нефти, причитающейся российскому государству по соглашениям о production sharing. Смысл нового подхода в том, что Россия не намерена мириться с тем, чтобы в проектах раздела продукции на российские компании приходилось менее 50% вложенного капитала. А как быть с теми иностранными компаниями, которые уже прошли конкурсы? А очень просто. Тумаркин предлагает весьма оригинальный ход. Компании — участники проектов Сахалин-3 и далее, а также Тимано-Печорского бассейна должны пройти еще одну обязательную процедуру: образовать консорциум и согласиться на суммарную долю менее 50%.
       Инициатива примечательна. Встанем на позицию иностранной нефтяной компании. С одной стороны, в России по-прежнему нет развернутой системы production sharing (вступивший в силу в 1995 году закон по существу только легализовал соглашения Сахалин-1 и Сахалин-2). С другой стороны, инвестору внятно говорят, что российская сторона не удовлетворится той долей продукции, которая останется в распоряжении федеральных и местных властей, даже если проект будет реализоваться при 100-процентном участии иностранного капитала. Вывод, который инвестор сделает, предсказать нетрудно. Предложения "Роснефти", пока официально не подкрепленные на правительственном уровне, вызывают странные ассоциации. Не хочется цитировать памятные строки: все это "политически выдержано и идеологически выверено". Скорее всего, "Роснефть" решила использовать одну из многочисленных методик раздувания российской доли в проектах, тем не менее отдавая себе отчет в том, что без современных и пока недоступных российским компаниям технологий не обойтись. Что ж, если это произойдет на фоне полнометражного запуска закона о СРП, включая выгодные инвесторам схемы платежей налогов, расчет может оправдаться. Если же закон--перечень объектов, открытых для production sharing, так и останется орудием внутренней политической борьбы, а не средством привлечения инвестиций, то наиболее вероятен очередной римейк сказки о золотой рыбке. С неизбежным разбитым корытом в конце.
       
       АНДРЕЙ Ъ-БАГРОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 01.11.1996, стр. 2
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение