Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

Мечты о доходном Крыме

Каких перемен ждут жители полуострова

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 18

Национализация "Массандры" и "Черноморнефтегаза", вера в рост зарплат, пенсий и неверие в рост цен. В Крыму корреспондент "Денег" Алексей Боярский оценил, какими экономическими ожиданиями живет полуостров в эпоху политических перемен.


Флаг на флаг


10 марта, проезжая вдоль побережья, мы увязались за колонной автомобилей с российскими флагами. Это жители Гурзуфа устроили автопробег "За присоединение к России", завершившийся водружением триколора на здание исполкома Гурзуфского поселкового совета. Один из участников пробега, обернувшись к находящемуся тут же на постаменте бронзовому Ленину, заметил: "Надо здесь трем клоунам из Киева памятник поставить: благодаря им мы в Россию вернулись".

В Крыму в отличие от Москвы, как мне показалось, почти все воспринимали присоединение как свершившийся факт еще до референдума. "23 года местные олигархи только гробили Крым: вырубили все, что можно, и застроили всяким безобразием",— заявляет гурзуфская активистка. Я робко замечаю, что российские олигархи тоже вырубают и застраивают. Взять, к примеру, Подмосковье или, что понятнее, Сочи. "Ничего, у них денег больше и вкус лучше. Хуже уже не будет!" — сила веры у женщин исключает сомнения.

Выгоду от присоединения видят многие, и каждый свою. Например, наш водитель, в прошлом украинский военнослужащий, хотел бы получить российское гражданство и служить в нашей армии: во-первых, зарплата вдвое выше, во-вторых, он не сомневается, что за выслугой лет получит квартиру. Не говоря о том, что еще до "во-первых" он уверен: в армию его сразу возьмут.

"Сразу после присоединения зарплаты бюджетников будут российские — вырастут в 2,5-4 раза",— заявил журналистам председатель Верховного совета Крыма Владимир Константинов по возвращении с переговоров в Москве. "У нас теперь пенсионный возраст у женщин 60, а у мужчин — 62 года, а хотят еще повысить. И эти в Киеве сейчас отменили кучу пособий, в том числе на рождение ребенка",— высказали претензии женщины с георгиевскими ленточками, которых я встретил на пророссийском митинге в Симферополе.

"У меня сейчас минимальная пенсия, это 1049 гривен (гривна — около 4 руб.— "Деньги"), а у мужа, скажем так, средняя — 2 тыс. гривен. Интересно, а какую нам теперь Россия назначит?" — ловит меня в фойе отеля горничная. Рассказываю, что в России пенсии в разных регионах разные, но в любом случае выше: минимальная — около 6 тыс. руб., средняя — около 12 тыс. руб. Задаю встречный вопрос: понимает ли она, что с приходом российских пенсий и зарплат, скорее всего, придут и российские цены? (Сейчас продукты на полуострове, как правило, в 1,5-2 раза дешевле, чем в Москве.) Вижу, что это соображение для горничной неожиданно и особого доверия не вызывает.

В какую сумму присоединение республики обойдется России, никто не знает, как и неизвестно, какие тарифы выставит полуострову Украина за все ресурсы, поступающие с ее территории, включая пресную воду. В Минфине РФ уже говорят об изменении годового бюджета и перечислении Крыму 30 млрд руб.

Активных противников присоединения в Крыму немного, но все же больше, чем кажется из Москвы

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

Массовое одобрение новой политической реальности впечатляет. На набережной в Севастополе гуляют двое пьяных парней, завернувшиеся в российский флаг. "Корефан, только не снимай, нас же за это посадят",— просят они фотографа "Денег". Это украинские военные моряки. По их словам, около половины этнических украинцев из "незалежного" флота — за Россию.

А вот флагов Украины уже просто так не встретить, их нет даже на госучреждениях. Однако это не означает, что противников выхода полуострова из состава Украины вовсе нет. 8 марта перед кинотеатром "Симферополь" в столице Крыма прошел митинг под жовто-блакитными флагами и шариками таких же цветов с лозунгами вроде ""Братья" — вон из Крыма".

"Дело не только в том, что я вырос в Тернополе, хотя родился на Урале и украинец лишь наполовину,— объясняет мне свою позицию молодой парень, держащий флаг Украины.— Сейчас я работаю в местном филиале киевской компании. Если Крым станет российским, то филиал с высокой вероятностью закроется, лишусь работы". Подобные мотивы и у другого парня: "По образованию я филолог, работаю в Институте культуры. Институт ориентирован на украинскую культуру, украинский язык. В российском Крыму этот институт уже никто финансировать не будет". Звучат и более фундаментальные обоснования. "Присоединение к России — возврат в Советский Союз",— говорит третий, совсем юный, паренек.

Еще с начала марта на полуострове практически перестали встречаться украинские флаги

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

Кубанские казаки и пророссийские дружинники из народного ополчения, охраняющие митинг, вежливы. Но и они не выдерживают, когда жовто-блакитные начинают скандировать "Крым — Украина!", и орут в ответ: "Крым — Россия!" Какая-то третья сила пытается перекрыть все голоса криком "С 8 Марта!".

Возвращение в неизвестность


На подъезде к Симферополю на пустыре у дороги, огороженном колышками,— огромный плакат: "Земля под мечеть. Не продается". "Этот участок нам глава района выделил под мечеть, а потом она понравилась кому-то из "донецких" и у нас ее уже было отобрали. А сейчас, пока новая власть вопрос не решила, мы плакат выставили",— пояснили мне Мустафа и Ибрагим из расположенного неподалеку поселка, как это здесь называется, "компактного проживания крымско-татарского народа". При всех претензиях к украинской власти, при том, что, так же, как и русские, крымские татары ругают и Януковича, и Кличко, и Яценюка, не забывая ушедшего Ющенко и вернувшуюся Тимошенко, в общей массе они против присоединения к России. Мне рассказывают о благодарности к Украине, которая позволила вернуться из депортации и которую неприлично бросать в трудную минуту. "Россия как правопреемник СССР до сих пор не провела реабилитацию крымско-татарского народа",— говорит Галим, хозяин маленького кафе почти на самой вершине горы Ай-Петри. Конечно, повторную депортацию Галим не предрекает, но многие татары уверены, что возродить в Крыму народ, изгнанный отсюда в 1944 году, проще в составе Украины. Хотя ничего, кроме права на въезд, Украина им не предоставила: ни одна из принятых программ поддержки не работала. "То, что вы называете самозахватом земель, мы называем самовозвратом,— объясняют мне.— Мы жили на этой земле, у нас были дома. Которые, кстати, и до сих пор многие сохранились, но там живут другие люди, и нам их не вернут. Вернувшимся не предоставляют жилье, денег купить нет. А участки под строительство тоже просто так не дают, вот мы и захватываем".

Если не считать пары митингов, на которые выходили несколько десятков женщин, татары не проводили акций против присоединения. Вместе с тем, как я понял, приезд главы Татарстана с обещаниями помочь Крыму особого впечатления не произвел. "Когда в гости идут, то приносят хотя бы коробку конфет,— говорит хозяин симферопольского ресторана "Крымский дворик" Рифат Бекиров.— А он приехал с пустыми руками, ничего, кроме обещаний, не привез". Татары остались при своем мнении и просто решили не накалять обстановку. "Да, мы сейчас заняли пассивную позицию,— рассказали мне.— Боимся провокаций, обвинений в экстремизме. Боимся, что солдаты придут в наши дома с обысками".

Как банки будут работать в Крыму после присоединения, не понимают даже сами банкиры

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

Понятно, что такого рода опасения имеют исторические корни, и 11 марта Верховный совет Крыма принял постановление "О гарантиях восстановления прав крымско-татарского народа и его интеграции в крымское сообщество", которое, в частности, придало крымско-татарскому языку статус официального.

Деньги без тишины


Полностью перейти от гривны к рублю власти планируют за три--шесть месяцев, в течение которых будут иметь хождение обе валюты. Точный план перехода обещали обнародовать уже после референдума, во вторник, 18 марта. Однако еще 12 марта в Симферополе поползли слухи, что в местные банки завезли рубли. Во всех отделениях государственного украинского Ощадбанка — очереди: все стремятся закрыть вклады. Депозиты не выдают — надо писать заявления, и деньги обещают выдать через несколько дней, кому-то уже сказали приходить не раньше апреля. Ни в одном банке нет ни одной валюты: ни рублей, ни долларов, ни евро. Перед референдумом обещали, что после проведения появятся. В банкоматах Приват-банка можно получить не более 1 тыс. гривен в день. Однако ажиотажа вокруг избавления от гривны я не наблюдал, скорее даже удивило, что расчеты с таксистами и в кафе по-прежнему идут в гривнах. В принципе рубли взять могут, но примерно как в Москве — доллары. На условиях анонимности руководитель одного из крупнейших банков рассказал мне, что вопрос о будущем банковской системы остается открытым: по российскому законодательству в стране не могут работать филиалы иностранных банков. Придется ли украинским банкам переуступать третьим лицам кредитные портфели или сами сети филиалов, неизвестно.

"Украина никогда не простит отъем Крыма,— замечает Рифат Бекиров.— Даже если открытой войны не будет, нормального соседства уже не получится". Переход в другую юрисдикцию — потрясение для общества: другие законы, деньги, разрыв старых связей. Больше всего озадачены бизнесмены, в том числе русские. "Мы строили бизнес в Украине, как-то приспособились, а теперь все наработанное может рухнуть,— делится пожелавший остаться неназванным симферопольский предприниматель.— Все эти инвестиции, кредиты и дешевый бензин из России — просто слова, а реально у России экономических проблем и без нас хватает. И малому бизнесу в ближайшее время будет очень тяжко. Например, в этом году в Крыму ожидается неурожай: банки перестали давать кредиты, а значит, нет денег на удобрения, на солярку". Напряженность, уверены на полуострове, уже подорвала курортный сезон этого года, а чего ждать в будущем? "Ко мне многие из России приезжают на своих автомобилях — как вы думаете, можно будет теперь спокойно проехать через всю Украину с российскими номерами? — волнуется хозяин мини-отеля в Алуште.— А если Украина еще и поезда из России перестанет пропускать, то поток туристов вообще иссякнет. Когда Медведев обещанный мост из Кубани в Керчь построит, неизвестно".

Переход от гривны к рублю принесет на полуостров немало изменений

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

По мнению Вячеслава Никонова, генерального директора крымского агентства недвижимости КТН, цены на коммерческую недвижимость снизятся: не уверенные в перспективах Крыма владельцы могут выставить на продажу отели и прочие туристические объекты. Многие брали на строительство коммерческой недвижимости кредит, отработать который не удалось. "Однозначно подорожает жилая недвижимость,— уверен Никонов.— За последние две недели посещаемость российскими пользователями нашего сайта с описаниями выставленных объектов увеличилась в два раза. Мне уже сейчас звонили два новых клиента из Иркутска и Санкт-Петербурга". По украинским законам иностранцы не могут приобрести участок земли под застройку — только построенные объекты. В российском Крыму таких ограничений быть вроде не должно. "Мои клиенты, которые так и не смогли найти подходящий дом, сейчас позвонили и попросили искать им просто землю — теперь будут строить сами",— рассказал Никонов. Впрочем, против подорожания крымских метров выступает и тот факт, что недвижимость полуострова традиционно номинирована в долларах, а они сейчас устремились ввысь. Сотка земли вдалеке от моря под Симферополем стоит около $1-2 тыс., на Южном берегу в районе Ялты, Гурзуфа — $8-20 тыс. Двухкомнатная квартира площадью 50 кв. м в сравнительно дешевой Евпатории в 25 минутах пешком от моря стоит $42-44 тыс., аналогичное жилье в Ялте — уже от $100 тыс. О перегретых ценах на Южном берегу, и в Ялте прежде всего, эксперты рынка твердили и до истории с присоединением.

Полуостров с приданым


На ТВ-экране в гостиничном номере татарский канал АТР зловещим голосом сообщает о захвате боевиками в масках управления ж/д перевозок в Симферополе. Включаю звук погромче: неужели провокация? Оказывается, захватом проукраинский АТР называет визит представителей власти Крыма для передачи государственного предприятия под контроль республики. Все находящиеся на территории Крыма государственные украинские компании должны перейти в собственность республики. Подробная инвентаризация еще предстоит, но первый вице-премьер АРК Рустам Темиргалиев уже перечисляет корреспонденту "Денег" основные активы. Самые заметные — четыре морских порта, база морфлота, другие объекты Министерства обороны Украины (рассчитаны на базирование 8 тыс. военнослужащих), железнодорожная инфраструктура, трубопроводы, государственные винодельческие компании "Массандра" и "Новый Свет". Узнав 7 марта о национализации, я сразу позвонил в Массандру: как-никак восемь заводов, винодельческие хозяйства, 60 марок марочных и ординарных вин и объем производства около 1,5 млн дал вина (около 20  млн бутылок). По словам секретаря приемной, руководитель компании интервью дать не сможет — с 8 марта уходит в отпуск на три недели. Я чуть не пошутил, что на его месте так поступил бы каждый.

Еще Крыму отойдет более сотни государственных украинских здравниц общей стоимостью $0,55-1 млрд. На фоне всей курортной инфраструктуры это не так много, как кажется. "Ежегодный объем инвестиций в туристическую отрасль — порядка $200-300 млн,— прикидывает заместитель председателя Федерации работодателей туриндустрии Крыма Александр Бурдонов.— Распределение же собственности примерно следующее: 20% — крымские бизнесмены, 60% — украинские бизнесмены "с материка", 15% — россияне, 5% — другие иностранцы".

Известно, что немало собственности принадлежит "семье Януковича": будут проведены проверки, по результатам которых вынесут судебные решения о возврате объектов республике. Например, дача Януковича на побережье в районе Гурзуфа. Крымчане не могут простить бывшему президенту этот дом, ради строительства которого уничтожили национальную гордость — винодельню "Магарач": дом построен прямо на месте знаменитых подвалов. Мы проехали к даче. "А вон видите, рядом как раз на месте подвалов голая площадка? Это для дома его сына подготовили",— показал нам местный житель. На обвешанных камерами и всевозможными охранными датчиками воротах стикеры: "Власть народу Украины! Под контролем "Евромайдан-Крым"". Там же приклеено и постановление ялтинского горсовета об инициировании мероприятий по национализации дачи.

Хозяин ресторана "Крымский дворик" Рифат Бекиров, ведущий бизнес в Крыму больше 20 лет, уверен, что испорченные отношения с Украиной не способствуют увеличению турпотока из России

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

Самый же крупный актив полуострова, который подлежит национализации,— компания "Черноморнефтегаз", добывающая около 1,5 млрд куб. м газа в год. Грубая оценка ее стоимости — $1 млрд. В придачу к компании новые хозяева получают магистральные трубопроводы, Глебовское подземное хранилище газа, в котором сейчас 900 млн куб. м газа, по словам Темиргалиева, этого объема полуострову хватит на год. "Черноморнефтегаз" уже взят под управление: правительство Крыма назначило туда и. о. руководителя. Пока его главная задача — контролировать, чтобы газ не ушел за пределы полуострова, а документы — из офиса. Пресс-секретарь председателя правления "Черноморнефтегаза" заявил, что о национализации в компании узнали из СМИ, "исполняющего обязанности" комиссара пустили, однако пока принадлежат тому же, кому и принадлежали,— "Нафтогаз Украина". По словам Темиргалиева, после присоединения Крыма к России "Черноморнефтегаз" войдет в состав крупного российского нефтегазового холдинга, название которого корреспонденту "Денег" было предложено угадать самому.

Комментарии
Профиль пользователя