Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

 Закончено дело БМП


Вместе работали — вместе и сядем

       Вчера в прокуратуру Санкт-Петербурга было передано обвинительное заключение по делу руководителей Балтийского морского пароходства (БМП) и "Центра научной культуры — Всемирной лаборатории". Бывший начальник БМП Виктор Харченко, его заместитель по экономике Геннадий Топоров, директор петербургской "Всемирной лаборатории" Андрей Финкельштейн, начальник управления эксплуатации флота БМП Вячеслав Губарев и сотрудник петербурского филиала Промстройбанка Юрий Аркан обвиняются в мошенничестве в особо крупных размерах. Финкельштейну также инкриминируется сокрытие доходов от налогообложения (Ъ следит за расследованием этого дела с февраля 1993 года).
       
Директор пароходства до Москвы не доехал
       Активная совместная деятельность БМП и "Всемирной лаборатории" началась в апреле 1991 года. Тогда было заключено генеральное соглашение о сотрудничестве. Лаборатория брала в аренду 15 лучших судов пароходства, а прибыль, полученная от их использования, должна была делиться следующим образом: 75% — на приобретение новых кораблей, закупку оборудования и материальное обеспечение сотрудников пароходства, а остальное лаборатория должны была тратить на приобретение оборудования для наукоемких технологий и проектов. Впрочем, истинный смысл сделки заключался в том, что "Всемирная лаборатория" пользовалась льготами при налогообложении, которые при заключении соглашения о совместной деятельности распространялись и на БМП.
       Здесь был один нюанс: после распада СССР льготы утратили силу, однако Харченко и директор петербургского филиала "Всемирной лаборатории" Андрей Финкельштейн продолжали ими пользоваться. Впрочем, внимание правоохранительных органов привлекло не это нарушение, а то, что суда находились в эксплуатации у пароходства, прибыль же от их использования распределялась Финкельштейном.
       Делал он это довольно оригинально, издавая приказы о загранкомандировках и выделяя командированным умопомрачительные суточные. Виктор Харченко был отправлен им в Германию, Финляндию, Швецию, Великобританию и США. Размер суточных при этом колебался от $500 до $1 тыс. Но в действительности гендиректор БМП никуда не вылетал — в его загранпаспорте нет въездных виз ни в одну из вышеуказанных стран. Нет также никаких отчетов о проделанной работе или отчета в бухгалтерию о тратах. Это и стало одним из эпизодов обвинения в мошенничестве.
       Все подозреваемые были арестованы. Виктора Харченко сотрудники РУОП Санкт-Петербурга в ночь на 25 февраля сняли с поезда "Красная стрела". И тут же допросили, как и остальных арестованных. Одновременно на квартирах и по месту работы подозреваемых были проведены обыски. Их результаты потрясли следователей.
       
На свободу до суда
       Выяснилось, что валютную выручку от фрахта судов зарубежными компаниями, которая должна была зачисляться на счет БМП, обвиняемые отправляли на свои счета или счета подставных компаний. Сотрудник петербурского филиала Промстройбанка Юрий Аркан, например, отправил некой немецкой фирме "Акамар" $200 тыс. без каких-либо обязательств по поводу возврата денег.
       В декабре 1992 года "Всемирная лаборатория" закупила на средства БМП 14 автомобилей Mercedes и один FIAT. Расписаны они были между руководителями пароходства и лаборатории. В зависимости от пожеланий заказчиков каждая из машин содержала набор дополнительных удобств: подогрев сиденья, электрические стеклоподъемники, люк и прочее. Все это обошлось в DM867,552 тыс. Еще на $79,283 тыс. в сентябре 1992 года было приобретено 46 югославских мебельных гарнитуров, которые развезли по квартирам руководства БМП и "ВЛ" в сентябре 1992 года — как раз тогда, когда появились первые признаки неминуемого финансового краха пароходства. 39 различных предметов из гарнитуров стоимостью $11,3 тыс. милиционеры нашли на даче у Финкельштейна.
       Финкельштейн и Харченко, заметив пристальное внимание милиции, пытались замести следы. Появился оформленный задним число новый вариант соглашения о совместной деятельности, из которого был изъят пункт о разделе валютной прибыли. От Харченко поступила команда вывезти все "мерседесы" в Финляндию и срочно продать.
       Но было поздно. Машины были поставлены на баланс пароходства. Оперативно-следственная группа сумела также вернуть $10 тыс. из финского Скопбанка и $250 тыс. с одного из раскрытых счетов в Австрии. Но эти нарушения оказались не единственными причинами краха БМП. Как выяснила ревизия, руководители пароходства вели совершенно необдуманную финансовую политику.
       В 1992 году БМП взяло у норвежца Фреда Ольсена в бербоут-чартер (аренда с последующим выкупом) паром "Анна Каренина", который к тому времени отслужил уже 10 лет. Сумма контракта составила $64 млн. Заплатив $5 млн в задаток, пароходство признало свою некредитоспособность. Зарубежные банки согласились выдать кредиты лишь на условиях 13% годовых. Пароходство в таком случае должно было выплачивать за паром $29 тыс. в течение 10 лет. В конце концов "Анну Каренину" вернули прежнему владельцу.
       В том же году Харченко зачем-то купил четыре сухогруза устаревшей конструкции. Оценивали их в $12-15 млн, пароходство же заплатило за них по $28,5 млн.
       Но самым замечательным приобретением БМП оказался трехзвездочный отель "Пальмира-Бич" в испанском городе Пальма-де-Мальорка. Его стоимость ($30 млн) пароходство обязалось вносить по частям. Заплатив $18,8 млн, оно призналось в некредитоспособности. Попытки решить дело через суд привели к новым издержкам. В итоге пароходство потеряло почти $24 млн, а отель вернулся к прежнему владельцу.
       Несмотря на столь серьезные обвинения всех арестованных по этому делу выпустили из следственного изолятора. Во многом это объясняется общественным вниманием к делу. Например, за изменение меры пресечения Виктору Харченко высказались Андрей Петров, Олег Басилашвили, Мстислав Ростропович и Анатолий Собчак, бывший тогда мэром Санкт-Петербурга. Суд, рассмотрев ходатайства адвокатов и пожелания общественных деятелей, освободил арестованных из-под стражи.
       Но расследование шло своим чередом. Следователи сумели уложиться в отведенный им двухгодичный срок. То, что дело будет передано в суд только сейчас, объясняется задержками при ознакомлении обвиняемых и их адвокатов с материалами дела: сначала был избит адвокат Харченко Хейфец, потом умер адвокат Финкельштейна. Но как только все 70 томов были прочитаны, обвинительное заключение сразу передали на подпись прокурору. В суд оно уйдет в ближайшие дни.
       
       АННА Ъ-СТРЕЛЬЦОВА
       

Комментарии
Профиль пользователя