Коротко

Новости

Подробно

Фото: Елена Мурзина

Дан приказ ему на Запад

Какую карьеру выбирают наследники огромных состояний

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 72

Дети миллионеров точно такие же, как у инженеров и наемных менеджеров,— всякие: талантливые и бездарные, волевые и слабохарактерные. Лишь одна деталь отличает эту группу в дорогих пиджаках и платьях от "обычных" детей: высшее образование почти все они получают не в России.


Текст: Сергей Кашин


Если ребенок состоятельных родителей в школьные годы учится в России, то, скорее всего, в Московской экономической школе (МЭШ). По количеству обученных детей богатых россиян она лидирует с серьезным отрывом. Одно из главных ее преимуществ — включенность в систему международного бакалавриата (IB), что избавляет выпускников, обучавшихся по этой программе, от подготовительных курсов для поступления в иностранные университеты.

Скорее всего, импонирует родителям и то, что в школе существует серьезный входной фильтр: чтобы учиться здесь, надо получить две рекомендации: от одного из родителей и от одного из пяти членов правления школы. Это правило записано в местном уставе. Как говорит председатель правления МЭШ, известный финансист Александр Захаров, правила придумывались в начале 1990-х: "Поведение некоторых родителей тогда вызывало серьезные сомнения в возможности их партнерства со школой". Тогда же было введено и другое правило: между родителями и учителями не может быть прямого контакта. Всеми претензиями и пожеланиями занимаются администраторы. В том числе поэтому учителя могут требовать выполнения заданий (см. воспоминания одного из выпускников школы на стр. 70). Качество обучения в МЭШ, как и уровень языковой подготовки, высокое. Средний балл по экзаменам дипломной программы в МЭШ в прошлом году составил 38 из 45 возможных, при том что общемировой показатель для выпускников международного бакалавриата этого года — 28 баллов. Сумму вступительного взноса в школе не называют, но, по сведениям СФ, два года назад он составлял $30 тыс. (в рублевом эквиваленте).

Детей много не бывает


Богатые россияне оставляют больше потомства, чем среднестатистический житель России. Если среднестатистическое количество детей на российскую семью — 1,6, то по состоятельным семьям — 2,44.

Но в реальности эта цифра еще больше. Это видно из анализа страничек детей крупных предпринимателей в соцсетях. Степень закрытости наших бизнесменов такова, что пресса не в состоянии переосчитать их детей. Так, в СМИ упоминается о двух дочерях бенефициара "Альфа-групп" Михаила Фридмана. Лора оканчивает в следующем году колледж Branford в Йеле, Екатерина, скорее всего, тоже будет учиться там. Но у Фридмана детей больше, и этот факт можно установить с помощью фотографий, лежащих в открытом доступе в Facebook. И он не единственный из олигархов, обо всех детях которого не известно общественности.

Многодетность — это хорошо. Профессор экономики Калифорнийского университета Грегори Кларк, чья книга "Прощай, нищета!" переведена Институтом Гайдара в 2012 году, развивает интересную теорию. По его мнению, экономический рывок Великобритании к процветанию в XIX веке объясняется как раз большим количеством детей в богатых семьях. У многих из этих детей уровень доходов был гораздо ниже, чем у их родителей (родительские состояния размывались между детьми). Они вливались в ряды среднего класса, принося туда свою культуру. А это облагораживало нравы. Несколько поколений аристократов, в чьих семьях рождалось заметно больше детей, чем у остальных британцев, подготовили страну к экономическому и культурному рывку. Так что плодитесь и размножайтесь?

К сожалению, триумфом МЭШ заканчиваются успехи российской образовательной системы в обучении настоящих миллиардеров. Высшее образование отпрыски богатых родителей получают за пределами России. Это верно в отношении не менее 90% детей успешных российских предпринимателей. МГИМО (чаще) и МГУ (реже) выбирают — по крайней мере, по нашей базе (а это около 130 человек, из них 55 — дети фигурантов списка Forbes) — не более 10% наследников. Большинство из уехавших учатся в Великобритании. Так что от высокой рождаемости состоятельных семей выигрывает все равно Англия, как ни крути.

Дети бывают разные


Большинство наследников еще не окончили обучение, и какую стезю они себе выбрали, твердо сказать нельзя. Но иногда их успехи позволяют заглянуть в будущее. Например, дочь от первого брака тульского губернатора и владельца компании Incity Владимира Груздева Мария — неплохой фотограф. Ее возможности подтверждены внушительным для ее возраста (на днях ей исполнилось 25 лет) количеством призов и хорошей прессы. И хотя призы Мария выигрывает за съемки российской глубинки, уже сейчас она числится английским фотографом. Дочери вообще часто выбирают творческие специальности. В лондонском Центральном колледже искусства и дизайна Святого Мартина, который с отличием окончила Мария, сейчас учится Ева Хан, старшая дочь Германа Хана, совладельца "Альфа-групп". Дочь его партнера Михаила Фридмана Лора — член балетной труппы Йеля. Сын режиссера и продюсера Сергей Бондарчук учится в New York Film Academy. Брат Ильи Голубовича Аркадий (кстати, тоже выпускник колледжа Святого Мартина) удачно совмещает свой интерес к актерской профессии и режиссуре с бизнесом. "Он сформировал бурно развивающуюся продюсерскую компанию Prime Meridian, фонд, финансирующий кинопроекты. В Америке же много государственных субсидий, налоговых льгот, которые можно получить на базе кинопроизводства. У Аркадия целая команда, и она очень умно структурирует эти tax facilities для предпринимателей или даже хедж-фондов, которым интересны налоговые послабления. Сейчас он "поднимает" очень много сторонних денег для финансирования или своих собственных картин, или картин, в которых он участвует как инвестор",— рассказывает Илья Голубович.

Среди детей российских предпринимателей немного финансистов. Илья Голубович да сын Глеба Фетисова Роман, уже четыре года работающий в Лондоне в инвестбанке Merrill Lynch,— редкие примеры успешных историй. Евгений Ойф, сын Валерия Ойфа, соратника Романа Абрамовича, проходит программу Management Associate в Citibank. Мария Катунина, дочь экс-совладельца "Евраза" Александра Катунина, работает трейдером в компании Gazprom Marketing And Trading в Лондоне. Кстати, она и ее брат Владимир — чуть ли не единственные дети из состоятельных семейств, которые потянули поступление в Кембридж. Оксфорд оканчивал Павел Линшиц, сын Игоря Линшица, экс-владельца банка "Нефтяной".

Комментарии
Профиль пользователя