Объединиться — не значит договориться

Проект договора о Евразийском экономическом союзе на многое не претендует

В распоряжении "Ъ" оказалась текущая рабочая версия второй части проекта договора о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Целиком проект планируется подписать в мае 2014 года, и за счет довольно сильного сокращения его сферы шансы на создание ЕАЭС с 2015 года растут — по существу, стороны сейчас спорят только о правилах координации нефтегазовых рынков, прочие спорные вопросы оставлены на будущее.

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

В едином виде документ главы стран Таможенного союза намерены подписать в мае 2014 года, сейчас работа над первой, общей частью договора фактически завершена, переговоры между комиссией ТС и экспертами трех стран--участников ТС о том, что будет представлять собой будущий ЕАЭС (с 2015 года), как раз ведутся в рамках подготовки второй части проекта.

Исходя из нынешнего состояния документа, торговля за отдельные сферы регулирования в будущем экономическом союзе будет продолжаться. Большая часть семи десятков статей проекта — общие декларации, отсылающие к будущим приложениям к договору (всего более 30 приложений). По утвержденным в 2013 году планам формирования ЕАЭС к 1 марта 2014 года должен быть сформирован список остающихся в рамках ТС и единого экономического пространства изъятий и ограничений, на май 2014 года запланировано подписание договора о ЕАЭС с тем, чтобы союз мог заработать с 2015 года после ратификации документа национальными парламентами. Но приложения к договору можно согласовывать, принимать, переделывать и позже.

ЕАЭС в описании договора о его создании не выглядит чем-то радикально отличающимся от ТС, дополненного более общими (частично с отсылом на нормы ВТО) принципами координации внешней торговли, торговли услугами и инвестиционным режимом. Хотя в проекте и упоминается сотрудничество в секторах с преобладающим весом или влиянием государства (образование, наука, культура, здравоохранение, транспорт, госзакупки, сельское хозяйство), проект не предполагает какой-либо значимой интеграции в них. В чисто торговых вопросах, по данным "Ъ", по-прежнему не решен ключевой вопрос: Казахстан продолжает настаивать на том, что ЕАЭС будет самостоятельным субъектом международного права и сможет заключать от своего имени обязательные для своих членов международные договоры. В целом у Казахстана больше претензий к "размытому" по предложениям России статусу ЕАЭС — часть вопросов (например, введение против третьих стран международных санкций в соответствии с уставом ООН) он предлагает оставить в национальной компетенции, часть — полностью передать руководящим органам ЕАЭС.

Белоруссию при подготовке проекта интересует преимущественно возможность самостоятельной экономической политики (например, Минск не согласен проводить "единую" политику в сфере санитарных, фитосанитарных и карантинных мер, настаивая на том, что в ЕАЭС она должна быть "скоординированной" или "согласованной", и в целом скорее готов согласовывать в ЕАЭС свои действия, но не выполнять общие для всех решения). Показательно, что в статье 72 ("Основные направления согласованной экономической политики") Белоруссия предлагает исключить из компетенции ЕАЭС "формирование единых принципов функционирования экономики", а в статье 90 выступает против идеи "единого рынка транспортных услуг" ЕАЭС.

В сфере общей валютной политики в проекте довольно много споров. Основным, видимо, является вариант России, согласно которому "валютная координация" будет осуществляться по отдельному международному договору единым органом из глав нацбанков стран ЕАЭС. Россия жестко настаивает и на энергетическом суверенитете: согласно проекту статьи 84 "Взаимодействие в сфере энергетики", подготовленному РФ, все вопросы, прямо не урегулированные договором о ЕАЭС, решаются в рамках национальных законодательств стран ЕАЭС. Окончательных решений в сфере интеграции электроэнергетики, топливного рынка и газотранспортной системы проект не содержит: все стороны предлагают свои версии. На удивление мало споров вызвало согласование внутренних субсидий в странах ЕАЭС: стороны склонны согласиться решать все споры в этой сфере в суде союза. Стороны также в целом согласны не либерализовать взаимный доступ на рынки труда в радикально большей степени, чем он открыт сейчас международными договорами.

"Ъ" продолжает следить за развитием событий.

Дмитрий Бутрин, Петр Нетреба

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...