Коротко

Новости

Подробно

Башня несогласия

Конфликт вокруг демонтажа Шуховской башни — в спецпроекте «Ъ»

от

Фото: Станислав Залесов, Коммерсантъ

Что делать с Шуховской башней — ремонтировать или демонтировать? Неправильный ответ на этот вопрос может уничтожить один из самых известных в мире памятников русского архитектурного авангарда. Участники конфликта и независимые эксперты обсуждают будущее Шуховской башни в спецпроекте «Ъ».


Символ советского телевидения на Шаболовке вот уже месяц находится в центре межведомственного скандала. Построенная в 20-е годы прошлого века как ретранслятор телерадиосигнала, Шуховская башня с 1987 года является объектом культурного наследия регионального значения. В 1991 году ЦНИИПСК им. Мельникова производил надстройку башни, тогда же специалисты института обследовали ее и пришли к заключению, что башня находится в удовлетворительном состоянии. С 2002 года она не используется по назначению, но до сих пор остается на балансе Российской телевизионной и радиовещательной сети (РТРС) — госкомпании, которая подчиняется Минкомсвязи.

За долгие годы без ремонта башня обветшала, но кто должен заниматься ее реставрацией? Минкомсвязь считает, что Минкульт — поскольку это памятник. Минкульт считает, что РТРС — поскольку она собственник. Этому конфликту не один год, и обострился он в начале февраля, когда замминистра связи Алексей Волин заявил, что проржавевшая стальная конструкция вот-вот развалится и это приведет к «техногенной катастрофе». Он настаивает на ее демонтаже. В Минкульте считают, что достаточных оснований для этого нет. Столичные власти брать башню в собственность в неотреставрированном виде не готовы и сомневаются, что после демонтажа ее можно будет собрать вновь.

Единственное, что ни у кого не вызывает сомнений: если шуховский шедевр простоит еще несколько лет без ремонта, он будет утрачен безвозвратно. Кто будет реставрировать башню, как и за сколько, должно решить правительство РФ на специальном заседании, запланированном на начало марта. Пока ответов на эти вопросы нет, «Ъ» поговорил с участниками конфликта и независимыми экспертами.


Участники конфликта

«Если башня начнет падать, то для сохранения жизни людей мы не будем выполнять ни один закон об охране культурного наследия»

Заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин

Техническое состояние башни — аварийное. Еще в 1973 году в конструкцию были внесены изменения, в результате чего она стала деформироваться под любым внешним воздействием, а новые детали и зоны вокруг них стали подвергаться жесткой коррозии. Сейчас на башне нет трансляций, она — объект культурного наследия, а не объект связи.

Уже сейчас на землю падают элементы конструкции в радиусе 50 метров. Если башня завалится, то зона поражения будет в радиусе 150 метров. А рядом расположены жилые дома, школа и офисы. Именно поэтому РТРС еженедельно проводит осмотр башни. Мы плохо представляем, как можно осуществить ее реставрацию не разбирая. Но если она начнет падать, то для сохранения жизни людей мы не будем выполнять ни один закон об охране культурного наследия.

В исключительных случаях, когда речь идет о предотвращении повреждения, разрушения или уничтожения объекта культурного наследия, может быть принято решение о его переносе. Минкультуры выразило готовность рассмотреть этот вопрос в случае разработки проекта, который позволит переместить башню на новое место без нанесения ей ущерба.

По большому счету Минкомсвязь не занимается эксплуатацией и реставрацией объектов культурного наследия. Мы предложили передать башню Министерству культуры или городу Москве. Минкультуры отказалось, обосновав это тем, что Шуховская башня — объект культурного наследия регионального значения. А Москва не захотела брать объект в аварийном состоянии.


«В законе не предусмотрено таких работ, как “демонтировать и убрать с территории”»


Директор департамента по контролю, надзору и лицензированию объектов культурного наследия Министерства культуры РФ Владимир Цветнов

Позиция Минкомсвязи, что реставрацией башни должно заниматься Минкультуры, в общем не вызывает возражений, но с этим предложением к нам никто не обращался. Есть алгоритм подачи заявок от пользователей на проведение реставрационных работ на объектах культурного наследия, находящихся в федеральной собственности.

С 2002 года у РТРС оформлено охранное обязательство по сохранению Шуховской башни с Мосгорнаследием. Но РТРС это обязательство не выполняла, из-за чего в 2009 году Мосгорнаследие обратилось по этому поводу в суд с иском к компании. По решению суда РТРС разработала и согласовала проект реставрации башни. К сожалению, до сегодняшнего дня проект реставрации не реализован.

С момента разработки и согласования проекта экспертиза башни не проводилась. По крайней мере, у нас таких данных нет. Так же как нет и данных о нахождении башни в аварийном состоянии (акты, протоколы, предписания и т. д.).

Наша позиция формируется на основании соблюдения законодательства об объектах культурного наследия, где не предусмотрено таких работ, как «демонтировать и убрать с территории»


Независимые эксперты


Что говорят

Экс-министр культуры Михаил Швыдкой — в интервью «Интерфаксу»
«Я бы не разбирал. Если мы рассматриваем Шуховскую башню как объект культуры и архитектуры, ее не надо трогать. Если мы рассматриваем ее как утилитарный объект, выполняющий инструментальные функции, в том числе функции, необходимые для связи, то ее надо разбирать. Я бы предпочел, чтобы ее не трогали и реставрировали в том виде, в котором она есть»


Руководитель департамента культурного наследия Москвы Александр Кибовский
«Разобрать башню — это самое простое, но важно понять, что будет дальше... Необходимо подумать, насколько эта башня уместна в той городской среде, где она сегодня оказалась. Когда она только возводилась, она стояла на открытом пространстве, сегодня же Шаболовка практически полностью застроена высотными домами, и красоты башни уже и не разглядеть…»


Правнук создателя башни, президент фонда «Шуховская башня» Владимир Шухов — в интервью «Русской планете»
«Секции высотой больше 20 метров — перевезти их целиком невозможно, а нижние секции вертолет не возьмет в любом случае, они слишком тяжелые. Наземным транспортом тоже — 40 метров в диаметре кольцо, как его везти по Москве? Этого тоже нельзя сделать. Остается одно — распилить. Дальше вы все понимаете»


Урок истории

Когда смотришь на ажурный силуэт башни на Шаболовке — один из наиболее изящных символов молодой Страны Советов,— никогда не догадаешься, каких трудов она стоила автору. Если бы инженер Владимир Шухов образца 1919 года, взявшийся возводить для Коминтерна передающую радиоантенну, походил на ясноглазого строителя коммунизма — советский кинематограф никогда бы не прошел мимо такого героя и такого сюжета.

Владимир Шухов. 1903 год

Владимир Шухов. 1903 год

Фото: Фонд «Шуховская башня», личный архив В.Г. Шухова

Но инженер Шухов в августе 1919-го скорее был похож на профессора Преображенского из булгаковского «Собачьего сердца»: ему 66 лет, меньше месяца тому назад в госпитале от дизентерии умер его младший сын Володя, он известный инженер и ему очень нужна работа. А здесь — масштабный проект, возможность «уесть» самого Эйфеля: ведь сначала Шухов планировал построить на Шаболовке башню высотой 350 метров — на 45 метров выше знаменитой парижской, но зато почти в три раза легче. Ну и конечно, красноармейский паек: рыбы — 72 золотника, сахару — 56 золотников, хлеба — 6 фунтов… (1 золотник — 4,26 грамма, 1 фунт — 450 граммов.— «Ъ»).

Март 1920 года. Сборка первой секции Шуховской башни

Март 1920 года. Сборка первой секции Шуховской башни

Фото: Фонд «Шуховская башня», личный архив В.Г. Шухова

Человек математического ума и практического склада, он не понимает и не разделяет идей, что в несколько лет довели промышленно развитую страну до гражданской войны и разрухи, среди которой не найти ни гвоздя, ни опытного строителя. Советские «товарищи» тоже с радостью пристрелили бы эту «контру» с профессорской бородкой, но других инженеров у них нет. И очень мало рабочих. И катастрофически не хватает железа. Советский военачальник Александр Егоров в книге «Разгром Деникина» о состоянии металлопроизводства в России того времени писал следующее: «В 1913 г. в России было выплавлено 257 млн пудов чугуна (1 пуд — 16,38 кг.— «Ъ»), причем Донецкий бассейн дал 189 млн пудов, Урал — 56 млн пудов и Подмосковный — 12 млн пудов. А с сентября 1918 г. все 165 доменных печей юга окончательно затухают и не работают до 1920 г... За последнюю треть 1919 г., когда территория Урала окончательно переходит в руки красных, выплавка чугуна дает не более 2,5 млн пудов. Ту же цифру — 2 млн пудов — дает за весь год Подмосковье. Таким образом, страна переживает подлинный чугунный голод».

Владимир Шухов с коллегами на фоне башни на Шаболовке. 1922 год

Владимир Шухов с коллегами на фоне башни на Шаболовке. 1922 год

Этот «чугунный голод» урезал амбиции Шухова на 200 метров — окончательные параметры башни: высота — 148,5 метра, масса 240 тонн. Проблему рабочих рук решили относительно просто: строителей башни освободили от воинской повинности, и крестьяне с подводами потянулись на стройку. С металлом было хуже: его по личному приказу Ленина выдали из запасов военного ведомства, но это были не специально отлитые заготовки, а просто куски железа произвольной формы, которым при помощи заклепок (тех самых заклепок, которые сегодня проржавели и вылетают из пазов) придавали нужную форму.

Качество металла тоже оставляло желать лучшего. Его анализ сохранился в отчете об обследовании башни, проведенном в 1937 году: «На основании произведенного механического испытания и химического анализа <…> образцы имеют завышенное содержание вредных примесей: серы или фосфора, а в некоторых образцах — и того, и другого».

Но и это еще не все. Заказчики Шухову не доверяли и «поставить к стенке» все-таки попытались: во время монтажа третьей секции башни случилось ЧП — она упала и была повреждена. В ГПУ (Государственное политическое управление при НКВД РСФСР — политическая спецслужба в РСФСР в 1922–1923 годах.— «Ъ») этот факт признали диверсией. «Приговор — условный расстрел»,— лаконично напишет Шухов в своем дневнике 21 июля 1921 года.

Почтовая открытка Шуховской башни в Москве

Почтовая открытка Шуховской башни в Москве

Фото: предоставлено фондом "Шуховская башня"

Сама формулировка приговора звучит издевательски. Внучка инженера Елена Шухова писала об этом так: «Расстрел “не условный” невозможен. Шухов нужен, и башню без него не достроить. Но теперь положение его становится совсем уж невыносимым. При малейшем проявлении независимости, если он отойдет от дел и не будет уж столь необходим,— приговор станет реальным. Такую угрозу ему пришлось пережить еще неоднократно. Но, по счастью, до последних дней своей жизни Владимир Григорьевич оставался незаменимым».

В 1922 году строительство было закончено, и уже в марте началась трансляция радиопередач. Башня, которой в 1927 году дадут название «Новый Коминтерн», произвела фурор. Как передающая станция, она в точности соответствовала задачам, для которых была возведена: ее сигнал доходил до окраин страны, «голос Москвы» было слышно даже в некоторых городах Европы. Как архитектурный объект — полностью отвечала идеям конструктивизма и сейчас официально признана его шедевром. Как инженерная конструкция — являлась лучшим образцом изобретенных Шуховым башен-гиперболоидов. Этот принцип потом будут использовать такие гуру, как Антонио Гауди, Шарль Ле Корбюзье, Оскар Нимейер, Норман Фостер. Считается, что фантастический роман Алексея Толстого «Гиперболоид инженера Гарина» написан под впечатлением, которое произвели на писателя гиперболоиды инженера Шухова.

Этот ракурс Шуховской башни знал каждый телезритель СССР — она была и остается символом новогодних "Голубых огоньков"

Этот ракурс Шуховской башни знал каждый телезритель СССР — она была и остается символом новогодних "Голубых огоньков"

Но для большинства советских людей Шаболовка — это все-таки телевидение. Первые телепередачи отсюда начали транслировать в 1936 году, и до 1967 года у подножия башни размещалась штаб-квартира Гостелерадио СССР. Здесь снимали «Голубые огоньки». Потом ТВ переедет в Останкино, но когда в августе 2000 года здесь случится пожар, Шуховка в течение полутора лет будет поддерживать вещание основных телеканалов.

Ее «профессиональная карьера» закончилась в 2002 году: вот уже 11 лет башню не используют, а красили в последний раз 25 лет назад. Из-за плотной застройки ее практически не видно, она проржавела, состарилась, но при этом морально не устарела. Изобретенная Шуховым технология не востребована в России, зато близнецы его башни возводятся по всем миру. Самая высокая из них — телебашня Кантон (600 метров) — была построена к азиатским Играм 2010 года в китайском городе Гуанчжоу.


Шуховская башня в цифрах и датах

148,5 метра составляет высота Шуховской башни. По первоначальному плану башня на Шаболовке должна была быть высотой 350 метров — на 45 метров выше Эйфелевой.

610 метров — высота телебашни в Гуанчжоу, столице китайской провинции Гуандун. Это самая высокая в мире конструкция, построенная по принципу, изобретенному инженером Владимиром Шуховым.

135 млн руб. выделило правительство на реконструкцию Шуховской башни в 2011 году. РТРС оценивает эти затраты в 335 млн руб.

В 2006 году Шуховская башня официально была признана шедевром русского архитектурного авангарда и объектом всемирного наследия.

Татьяна Мишанина

Комментарии
Профиль пользователя