Коротко


Подробно

5

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Хорошо забытое странное

"Странные игры" воссоединились в Москве

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Концерт рок

В Москве сыграла легендарная ска-группа времен расцвета ленинградского рок-клуба "Странные игры". Воссоединению героев 1980-х радовался ЛЕВ ГАНКИН.


Как утверждал в недавних интервью один из отцов--основателей группы "Странные игры" Виктор Сологуб, в ажиотаж по поводу собственного реюниона музыканты не верили, и потому для первого за 19 лет московского концерта был выбран совсем небольшой клуб Manifest. Ближе к делу стало понятно, что музыканты поскромничали: в соцсетях список желающих сходить на их выступление перевалил за две сотни. Тем не менее менять площадку было уже поздно, и к началу концерта очередь на вход перегородила двор: охрана клуба запускала зрителей небольшими партиями, чтобы избежать давки на лестнице и в гардеробе. "Как здорово, что я догадался надеть термобелье",— рассказывал кому-то по мобильному мужчина лет пятидесяти.

Спустя 15 минут ему наверняка предстояло об этом пожалеть, потому что в самом клубе оказалось душно и тесно: уже во время разогревающего диджей-сета модного электронщика DZA (с недавних пор он еще и входит в состав группы "Мумий Тролль") что дышать, что перемещаться в пространстве было весьма затруднительно. "Пропустите музыкантов!" — донеслось с сидячих мест после того, как DZA закончил; пробраться на сцену было тяжело даже главным героям вечера. Наконец "Странные игры" вышли и без лишней раскачки заиграли "Солипсизм" — композицию, открывавшую их первый магнитоальбом "Метаморфозы". Из тех, кто записывал эту песню в 1983-м, на сцене было трое: сам Виктор Сологуб, саксофонист Алексей Рахов и клавишник Николай Гусев; место за ударной установкой занял Игорь Чередник (известный, в частности, как барабанщик раннего состава "Аукцыона"), а на замену покойному гитаристу Григорию Сологубу взяли его племянника (и соответственно сына Виктора Сологуба) Филиппа.

По рассказам музыкантов, именно Филипп был катализатором воссоединения ансамбля, и, какой кайф он ловил от происходящего, можно было видеть невооруженным глазом. Они с отцом даже разыграли несколько трогательных мизансцен — например, когда во время басового соло Филипп метнулся к комбику и выкрутил ручку на максимум. Гитарные партии дяди он выучил "дословно", перепутав аккорды разве что во вступлении к "Хороводной" — всамделишному "пессимистическому регги" "Странных игр" и одной из их главных жемчужин раннего периода. Это тем не менее не звучало диссонансом: если уж на то пошло, неизбежное за долгие годы повышение профессионального уровня музыкантов как раз заставляло идти на концерт с некоей опаской. Ведь каноническое исполнение этих песен — немного дилетантское, расхристанное, разгильдяйское, со свободно плавающим темпом; чрезмерная "профессионализация", гладкость и прилизанность рисковала свести их достоинства на нет. Ничем подобным, впрочем, на концерте и не пахло — звук был в целом так себе, вокал периодически мазал мимо нот, а, сыграв свое единственное гитарное соло, Виктор Сологуб обезоруживающе констатировал в микрофон: "Да, соло-гитарист из меня, конечно, никудышный — но Гришки-то нету..."

В сочетании с атмосферой маленького, забитого до отказа клуба все эти формальные огрехи давали ровно тот эффект, который здесь и требовался: как будто внезапно попал прямиком в 1980-е, в ту самую эпоху полузапрещенных концертов и кустарного творчества, которая породила группу "Странные игры" и два их замечательных альбома. Тем более что, хотя концерт и обошелся без свойственного выступлениям "Странных игр" 30 лет назад сценического балагана, место для внезапных экспромтов нашлось и здесь. В середине выступления взор Сологуба выхватил в аудитории Александра (Фагот) Александрова из "Звуков Му", которому мгновенно предложили подняться на сцену и исполнить вместе с группой композицию "Эгоцентризм II",— он аккомпанировал себе на некоей диковинной маленькой дуделке, которая издавала звуки, похожие на терменвокс. В конце настало время для еще одного внезапного камео: на сцене появился Юрий Орлов из группы "Николай Коперник" и спел со "Странными играми" свою песню "Голова в пространстве". А на "Smoke on the Water" (музыканты и в 1980-е исполняли ее в зажигательном ска-панк-ключе, иронизируя над классическим роком лет за 20 до того, как это стало модно) микрофон и вовсе стащил со сцены один из зрителей и вполне убедительно дал Яна Гиллана. Этот самый зритель — ражий мужчина лет 50 — на протяжении всего концерта выступал также своего рода буфером между сценой и слэмом в танцпартере: слушатели помоложе устроили под музыку "Странных игр" довольно жесткую толкотню — не хуже, чем на современных панк-концертах. И это тоже ярко продемонстрировало, что песни ансамбля и сейчас звучат свежо и актуально,— реюнион группы не должен по примеру родственного ансамбля АВИА, выступавшего в прошлом году в "Политеатре", ограничиться одним-единственным выходом на сцену. По счастью, это вроде бы и не произойдет: под конец было объявлено, что в следующий раз "Странные игры" приедут в Москву в апреле и, возможно, даже сыграют новые песни.

Комментарии
Профиль пользователя