Коротко


Подробно

Тупик в черно-белых тонах

Почему Нельсону Манделе не удалось справиться с экономическим неравенством

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 46

Режим апартеида не принес Южной Африке процветания. Его крах дополнительно расшатал экономику, а политика правителей, пришедших на смену Нельсону Манделе, похоже, заводит страну в тупик.


ЕЛЕНА ЧИРКОВА


Время белых


Режим апартеида сложился в ЮАР после окончания Второй мировой войны с приходом в 1948 году к власти сторонников разделения рас. Он означал не только расовую сегрегацию, в частности раздельные образование и общественный транспорт, запрет на смешанные браки и сексуальные связи белых и небелых, ограничение на передвижение небелого населения, но и экономическую сегрегацию "цветного" большинства.

В 1951 году были созданы бантустаны — территории компактного проживания различных этнических групп коренного населения Южной Африки, а попросту резервации. Под них было выделено 13% земли. В 1956 году была введена дискриминация "туземцев" при приеме на работу, ограничена их миграция в города, многих оттуда выселили. Через два года стала официальной дискриминация при приеме на работу. В 1967 году законодательно ограничили строительство заводов и фабрик в белых районах и начали переводить их на территории, граничащие с бантустанами, чтобы стимулировать миграцию черных из других районов. Кроме того, черным было запрещено членство в профсоюзах.

Часть бантустанов создавалась при поддержке вождей местных племен, других заставили сотрудничать. Со временем в них возникла правящая элита со своими экономическими интересами. В бантустанах было разрешено, к примеру, открывать казино, запрещенные в других частях страны, организовывать шоу с танцами топлес. Знаменитый на весь мир "африканский Лас-Вегас" — Сан-Сити — был построен в 1970-е в бантустане Бопутатсвана. Этот бантустан был самым богатым: помимо развитого игорного бизнеса, там добывали платину и другие полезные ископаемые. У других бантустанов основным доходом были финансовые вливания Претории, доля которых доходила до 85%. В 1970-м всех черных южноафриканцев сделали гражданами бантустанов, а южноафриканского гражданства лишили. У этих территорий была значительная автономия, четырем образованиям даже дали независимость, правда, она не была признана ни одной другой страной. Люди в бантустанах жили лучше, чем в прочих африканских странах, но все равно в нищете — не в последнюю очередь из-за коррумпированности местных элит, гревших руки на федеральных трансфертах, которые не доходили до простых граждан. В 1985 году президент Южно-Африканской Республики Питер Виллем Бота разрешил жителям бантустанов вернуть гражданство ЮАР.

Некоторые специалисты считают, что крах политического режима апартеида был вызван в первую очередь экономическими причинами — совсем как распад СССР. Действительно, если говорить об уровне жизни не только белых, а всего населения, режиму особо похвастаться нечем. Место ЮАР в рейтинге стран по ВВП на душу населения менялось так: 32-е в 1960 году, 45-е — в 1970-м (данные Мирового банка), 51-е — в 1989-м (за этот и последующие годы — данные МВФ), 67-е — в 1994-м, когда рухнул режим апартеида. То, что ЮАР за пять последних лет режима пропустила вперед себя по этому показателю 16 стран, нельзя объяснить появлением на мировой карте новых государств после распада СССР и Югославии — из них выше ЮАР оказались только Россия и Эстония. Столь резкий откат связан в первую очередь с расшатыванием экономики изнутри по причине ожесточившейся борьбы между черным и белым населением, которая выразилась в том числе в росте забастовочного движения; большую роль здесь сыграли и международные экономические санкции в отношении ЮАР. В 1990-1992 годах ВВП в абсолютном выражении падал, а в 1993-м вырос всего на 1,2%.

Власти постепенно ослабляли режим, в последние годы шли практически на любые уступки набравшему силу Нельсону Манделе — тот в 1990 году вышел из-под ареста, под которым находился с 1962 года, будучи обвинен в 200 диверсионных актах. По понятным причинам последним рубежом обороны режима было всеобщее избирательное право. Первые же выборы по принципу "один человек — один голос", состоявшиеся в апреле 1994 года, принесли победу Африканскому национальному конгрессу (АНК): 63% голосов. В мае Национальная ассамблея ЮАР избрала президентом страны Нельсона Манделу.

Нельсон Мандела потратил всю жизнь на то, чтобы победить расовую сегрегацию, но справиться с экономическим неравенством у него не вышло

Фото: REUTERS/Mohamad Torokman, Reuters

Черные проигрывают


Пришедший к власти АНК сделал бантустаны полноценными провинциями страны (Бопутатсвана возвращаться в состав ЮАР не хотела) и стал последовательно проводить в жизнь политику перехода экономической власти к черным (black economic empowerment). Черные становились акционерами предприятий, которыми раньше владели белые. Акции им обычно уступали с дисконтом, некоторые были не прочь продать пакет влиятельным чернокожим гражданам. Мало кто из черных смог сделать себе состояние при режиме апартеида, поэтому бумаги покупались за счет займов, часто от самой же компании. Государство могло влиять на этот процесс в отраслях, требовавших лицензирования, таких как добыча полезных ископаемых и телекоммуникации, и в регулируемых отраслях. Если у компании не было достаточного количества чернокожих акционеров и сотрудников, лицензию ей не продлевали. Транспортные и энергетические госкомпании отдавали предпочтение поставщикам, которых контролировали черные акционеры, банки с госучастием кредитовали такой бизнес в первую очередь.

В 1998 году компании, в которых больше 50 сотрудников, обязали ежегодно отчитываться в том, какие меры приняты, чтобы приблизиться к целевому расовому составу персонала (75% — черные, 10% — цветные, 3% — индусы) на всех уровнях организационной пирамиды. За отсутствие прогресса могли наказать крупным штрафом. В 2003 году для бизнеса с оборотом примерно от $3,5 млн в год ввели такие отчетные показатели, как доля черных в капитале, тренинги и карьерный рост для черных рабочих. Очки при выполнении программы перехода экономической власти к черным можно заработать и покупая продукцию и услуги у черных поставщиков. Предприятиям, лучше выполняющим план, предоставляют преференции, отстающим — суют палки в колеса. В руках белых пока остается 80% сельскохозяйственных земель. В 2007 году власти ЮАР обсуждали планы по перераспределению земли коммерческих ферм в пользу их работников, однако принятие решения по этому вопросу было отложено до 2014 года.

Экономические успехи ЮАР со времени прихода к власти АНК в глобальном сопоставлении выглядят скромно. С 1994 по 2012 год включительно рост ВВП в реальном выражении составил около 3,5% в год, что примерно соответствует динамике мировой экономики в целом (3,4%). Однако ЮАР — страна с быстрорастущим населением: оно увеличивалось на 1,5% в год, тогда как глобальный рост составлял 1,25%. В пересчете на душу населения темпы роста ВВП ЮАР сильно уступали мировым: 2% в год против 2,9%. В результате с 1993 по 2012 год страна опустилась еще ниже в мировом рейтинге по ВВП на душу населения — на 16 позиций, на 83-е место. И это несмотря на отмену международных экономических санкций и приток в страну иностранных инвестиций. Для сравнения: Россия была отодвинута всего на восемь позиций — с 50-го на 58-е место. По прогнозам МВФ, в ближайшие годы по темпам экономического роста ЮАР продолжит отставать даже от соседей — африканских стран к югу от Сахары. Гораздо быстрее будут расти, например, Гана и Сенегал, хотя последний сейчас в основном специализируется на экспорте рыбы.

Резко теряет экономика ЮАР и конкурентоспособность. С 2006 года в индексе глобальной конкурентоспособности она упала с 36-го места на 53-е, уступила 17 позиций (Россия опустилась на пять позиций, с 59-го места на 64-е). В основе этого индекса Всемирного банка 12 индикаторов — в частности, институциональная среда, стабильность макроэкономической среды, развитие инфраструктуры, финансовых рынков, среднего и высшего образования, здравоохранения, инновационность экономики.

Из реальных достижений — сокращение инфляции с 14% в период с 1980 по 1994 годы, до 6-7% в последующий период.

Такое ощущение, что черные боролись за власть не столько во имя блага всех собратьев по цвету кожи, сколько ради выгод, которые эта власть сулит тем, у кого она реально в руках. Безработица выросла с 20% экономически активного населения в 1994 году до 24,7% в 2013-м, а если в статистику включить тех, кто отчаялся найти работу и перестал ее искать,— с 31,5% до 35,6%. Не сократилось и количество живущих за чертой бедности: как и в 1994 году, их 31%. И это при том, что в ЮАР прожиточным минимумом считается $2 в день (около 1,9 тыс. руб. в месяц). В России прожиточный минимум в 3-5 раз больше (в зависимости от региона и возраста), впрочем, сравнение не совсем корректное: в теплом климате можно обойтись без валенок и отопления.

Из-за массового распространения СПИДа (носителями вируса являются 16% граждан в возрасте от 15 до 49 лет) ожидаемая продолжительность жизни снизилась с 60 лет в 1995 году до 50 в 2012-м (в России она приближается к 70 годам). От СПИДа умер даже сын самого Нельсона Манделы.

Со временем ЮАР откатилась назад и по индексу Gini, с помощью которого оценивается экономическое расслоение населения. (Значения индекса могут находиться в диапазоне от 0 (нет расслоения), до 100 (максимальное расслоение); минимальный индекс сейчас у Дании — 14 баллов.) С 63,1 балла по индексу Gini ЮАР сейчас третья с конца, дело обстоит хуже только на Коморских островах и на Сейшелах, где индекс превышает 65. А в 1994 году индекс Gini у ЮАР был чуть ниже 60. Отношение доходов 10% самых богатых граждан страны к доходам 10% самых бедных в ЮАР составляет 33, это 15-е место в мире с конца (минимальное значение, то есть первое место, у Японии — 4,5, максимальное у Боливии — 94; у России, по данным Росстата, индекс Gini составляет 42, а отношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных — около 16). Те ли это идеалы, к которым стремился Мандела, ушедший с поста в 1999 году?

В 2009 году президентом ЮАР стал Джейкоб Зума, который еще подростком стал партизаном, а в 16 лет был вынужден уехать из страны. В 1975-1990 годах Зума находился в изгнании. Формально он не получил никакого образования, не окончил даже среднюю школу. Известно лишь, что он учился в школе диверсионно-террористической деятельности при КГБ.

Режим Джейкоба Зумы критикует Фредерик Виллем де Клерк — последний президент ЮАР времен апартеида, который предпочел власть черных гражданской войне, демонтировал режим и получил за это вместе с Нельсоном Манделой Нобелевскую премию мира. Когда в интервью BBC его спросили, не опасается ли он ухудшения ситуации в стране после неизбежной смерти Манделы, де Клерк ответил, что нет — потому как "моральный компас уже утерян".

Весной 2013 года де Клерк снова обвинил Зуму в том, что он до сих пор ссылается на апартеид, выгораживая власти, которые не способны побороть безработицу и повысить уровень образования. "Через 19 лет из-за провалов в государственной политике, мы имеем общество, в котором неравенство даже сильнее",— заявил де Клерк. В ЮАР, где черное руководство страны не только не умеет толком увеличивать пирог экономики, но и не захотело его справедливо поделить, многие по-прежнему работают как негры, но не живут, как белые люди.

Комментарии
Профиль пользователя